Пп. Благие намерения

Размер шрифта: - +

Глава 9.

Первым делом я отмыла волосы от слюны и крови, попутно выловив и отложив на будущие опыты несколько мелких осколков зубов. Затем отправилась в бальный зал, сейчас больше похожий на столовую – да он ею и являлся, когда гостиница работала в обычном режиме. Более-менее живые и уже не похмельные гости вкушали ну очень поздний завтрак и мирно беседовали друг с другом. Почти все нелюди покинули нас еще ночью, лишь Альрик вальяжно развалился на своем стуле, одной рукой легко удерживая на весу кружку пива размером с аквариум, а другой обнимая за плечи задумчивую Уну. Весь клан О’Брайан сгрудился вокруг парочки, и, судя по выражениям лиц, у валькирида и Тулулы шел серьезный разговор.

         У меня зачесался нос и ускорилось сердцебиение. Неужели?..

         О, кажется, меня заметили – Уна поднялась с места и рыжеволосым метеором метнулась ко мне.

- Как ты, чудовище? – от цепкого взгляда ирландки не ускользнули ни красные глаза, ни походка унылого умруна, - Всю ночь плакала, что ли?

- Нет, пила, - я вяло ответила на объятья.

- Без меня? Одна?!

- Нет, с Ершем.

- Этим хитроумным оборотнем?! Как так?

- Ну вот так… сам предложил, - я невольно улыбнулась, -  Еще и волосы потом держал.

         Уна подозрительно прищурила глаза.

- Вид у тебя потрепанный, но настроение слишком хорошее. Что-то случилось у вас… с Ершем?

         Технически-то да, но совсем не то, о чем ты, дорогая подруга, подумала.

- Ради всех богов, Уна, он просто со мной нянчился! В любом случае, он уже уехал.

- Неужели? А жаль, я бы одобрила.

         Тпру-у-у! Коняшек-то попридержите!

- От тебя ли я это слышу, Уна? – я картинно схватилась за сердце, - Ты ничего такого в саду царя духов не скурила?

- Тихо, хитрозадая дочь цверга! – ирландка отвесила мне щелбан, - Просто он такой… ну, вроде, и смотреть не на что, тощий, бледный, а в драку я бы с ним не полезла. И смеется хорошо.

         Видать, других критериев нема.

- И чего это мы на романтический лад настроились? – я хитро стрельнула глазами в сторону ирландского стола, - Неужели Альрик… тоже хорошо смеется?

         И тут впервые за много лет знакомства я увидела, как дочь Изумрудных холмов краснеет, аки роза.

- Он сейчас договаритается с матриархом.

         Я так выпучила глаза, что они чуть не выскочили из черепа.

- По-Плам, дышать не забывай,- Уна достала из кармана белый платок и стала зачем-то вытирать мне лицо, - И сопли не распускай.

         Только тут я поняла, то плачу.

- Ой, прости, - я шмыгнула носом, но отворачиваться не стала, - Я что-то… ты уже сказала «да»?

- Я уже сказала «нет»! – хохотнула подруга, - Думаешь, он меня услышал? Прет напролом, как типичный викинг! Но Тулула О’Брайан ему не по зубам, раньше, чем через год, свадьбы все равно не будет.

- Так что, не нравится?

- Нравится, - Уна сложила руки на груди, - У нас много общего, и он просто несуразно сильный! Такой и из-под завала вытащит, и дом построит, и всех твоих врагов на удобрения пустит… Но – жена? Я? Даже тебе смешно…

         Я действительно смеялась. И плакала. И смеялась. Нервы-то, Даянира, лечить надо, ох, надо…

- О’Брайан, через год вы либо поубиваете друг друга, либо останетесь вместе навсегда, вот тебе мое честное и беспристрастное предсказание!

         В течение следующих пяти минут меня хорошенько поваляли по полу, защекотали до икоты и укусили за ухо, но ничто не могло омрачить моей радости. Боги, пусть хоть кто-то из нас будет счастлив в любви, а то, что у меня слезы вперемешку со смешками – так это нервное, с кем не бывает!

- Поздравляю, - Уна подняла меня с пола, и я крепко ее обняла, - Наконец-то нашелся мужчина, способный уложить тебя на лопатки. Всех благ и кучу карапузов!

- Осталось найти мужчину, способного не будить в тебе зверя, - подруга гулко постучала меня по спине, - Займемся этим завтра, сразу после пробежки.

- Кстати, об этом… - я внутренне возрадовалась, что смогу отвертеться от экстремально здорового образа жизни и выдала свое конструктивное предложение.

         Сказать, что ирландка была недовольна… в общем, сильное преуменьшение. Конечно, ни в какую Кубу она не поверила, по поводу чего громко возмутилась, прилюдно обозвав меня авантюристкой, которая собирается влезть во что-то опасное, причем без нее! Последний факт, судя по цветистости выражений, вызвал особенную обиду, но я препоясала чресла и пошла в контратаку – обозвала ее параноиком, а себя депрессивной истеричкой, которая скорее сбежит на край света и сбросится с Бичи Хед[1], чем станет третьим колесом в велосипеде и испортит лучшей подруге медовый месяц с будущим мужем. И быть бы мне жестоко битой и униженной, если бы не силовая поддержка вездесущего Альрика и Тулулы, которой тетушки уже успели шепнуть пару слов.

         В общем, на меня обиделись, основательно и непреклонно. Уна дулась все время, пока ее запихивали в карету ирландского ковена, а я глупо радовалась, что отделалась так легко. Конечно, дорогая, ты права, обвиняя меня во лжи, но лучше я потом поваляюсь у тебя в ногах, вымаливая прощение.



Татьяна Линько

Отредактировано: 08.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться