Прага

Прага

В кофейне торгового центра фоново играла подборка Sax for lovers. Почти все столики были пусты в 10 часов утра. Девушка с медовыми волосами улыбнулась, глядя в чашку капучино. Вероятно, менеджер заведения тосковал про удачным выходными или пытался  унять ноябрьский сплин томным голосом саксофона, несмотря на утро рабочего понедельника. Она чуть заметно сдвинула носок сапога и коснулась чёрного футляра, прислонённого к стулу. А, может быть, Вселенная вдохновила неведомого кафешечного меломана на плейлист потому, что в гости пришла девушка из духового оркестра. Подобное к подобному, голос к голосу. Да и сплин почти к сплину.

 ⠀

За окном сине-серая хмарь наметала что-то мокрое на окна: то ли дождь, то ли снег. Вроде бы рассвело, но сумерки никуда не ушли: вечный полумрак этого времени года в Москве.

 ⠀

Девушка вспомнила концерт в воскресение вечером и на душе потеплело. Конечно, это не сцена Бродвея, а местный ДК, но сколько тепла лилось на оркестр от тех, кто вспоминал свою молодость под звуки аккордеона и духовых инструментов. Правда, так получилось, что из саксофонистов она пришла одна, но это нисколько не испортило впечатления от выступления.

 ⠀

Входная дверь кофейни хлопнула, впустив вихрь холода, тут же отсечённый обогревателем. В кафе вошла немолодая женщина в полушубке и старомодной шляпке с вуалькой. 

 ⠀

Обвела глазами зал, узнала! Подошла к девушке с саксофоном и села рядом.

 ⠀

-Доброе утро! Спасибо большое, что все-таки согласились на встречу.

Девушка кивнула и смущенно улыбнулась, ее глаза потеплели.

-Извините, что только ранее утро. Репетиции.

-Ничего. Мне даже хорошо так: все равно долго не могу заснуть, всю ночь ворочаюсь и просыпаюсь рано. Потом не знаю, чем себя занять, а тут и повод пораньше уйти из дома.

Подошла официантка принять заказ. Женщина обратилась к ней.

-Торт «Прага» есть у Вас? Отлично. 

«Прага» и чашечку горячего шоколада. Сегодня утро сладких воспоминаний, - последняя фраза уже адресовалась девушке, - Я так и не спросила вчера Ваше имя.

-Катя.

-Очень приятно познакомится, Катя. Так удивительно, меня тоже зовут Екатерина Андреевна. 

Девушка чуть склонила голову вниз, слегка нервно играя ручкой чашки, чуть поворачивая ее на блюдце. Екатерина Андреевна будто тоже немного смутилась.

-Уж простите мне мой вчерашний напор.

Понимаю, что выглядела странно: какая-то незнакомая старушка сломя голову, едва поспевая, бежит за Вами, окликает, не даёт выдохнуть после концерта, требует встречи, чтобы рассказать непонятно что. Поэтому я очень благодарна Вам, что согласились. Даже не представляю, что Вас сподвигло, доброе сердце, не иначе.

-Сама не знаю, - улыбнулась Катя, робко глянув на женщину, - Наитие какое-то.

-Наитие, да, - пробормотала Катерина Андреевна, - это прекрасно. Говорят, все музыканты слышат Бога в своём сердце, но далеко не все умеют его слушать. Спасибо, что услышали. О! А вот и моя «Прага».

Официантка поставила чашку и тарелку с куском торта перед женщиной, удалилась. Екатерина Андреевна задумчиво посмотрела на десерт, спохватилась, убрала вуальку с лица, взглянула на свои пальцы, поправила многочисленные дорогие кольца, вздохнула, опустив глаза.

-В 1975 году на Арбате состоялось, пожалуй, самое важное свидание в моей жизни. В ресторане «Прага», знаете такой?

Катя неопределенно повела плечом: вроде слышала упоминание, но не уверена.

-Не знаете, - улыбнулась пожилая женщина, и подняла взгляд на Катю: глаза лучились, - Не удивительно: вы тогда, наверное, ещё и не родились, а сейчас так много разных кафе и ресторанов! И для молодых женщин нет ничего особенного в том, чтобы зайти и посидеть в заведении. А тогда... из кафе «Шоколадница», «Мороженница», пожалуй, самые известные, а рестораны... в рестораны ходили только по особенным случаям, датам! Считалось неприличным девушке... а уж такой ресторан, как «Прага», в центре Москвы! Даже не знаю, с чем сравнить... Это как свидание в «Le Procope» в Париже! Как будто вас молодой человек пригласил отужинать с ним вечером в Италии у озера Комо! Ну и по ценам того времени, примерно, так же.

Катя кивнула: да, она уже поняла, что это было очень и очень престижно и дорого, но что дальше? И какое отношение это имеет к ней?

А щеки Екатерины Андреевны порозовели от приятных воспоминаний, в глазах появился блеск.

-Меня тогда действительно больше занимал сам факт «выхода в свет», чем персона пригласившего. Я, знаете, из простой семьи, не бедной, но не дочь партийного сотрудника или академика. И мне тогда было всего девятнадцать, а ему... около тридцати, наверное, может, тридцать с небольшим. Он мне казался ужасно старым! Смешно, правда? Но и отказаться сходить в легендарный ресторан я не пожелала. Пошла тайком от родителей, они бы не одобрили... впрочем, простите, я углубилась в ненужные подробности, это всё неважно... Я отнимаю Ваше время и все никак не перейду к сути, ох...

Екатерина Андреевна пригубила горячий напиток. Катя хотела сказать что-то ободряющее, но промолчала. В конце концов, пока она и правда не понимала, зачем здесь и какова цель встречи.

Пожилая женщина аккуратно поставила чашку на блюдце, немного повертела ее за ручку и задумчиво продолжила:

-Беда в том, моя дорогая, что если я сразу перейду к сути, потеряется логическая нить. Или эмоциональная, даже не знаю. Я уже столько раз думала, как рассказать Вам так, чтобы Вы меня поняли... Хотя, как у человека, работающего с музыкой, у Вас прекрасное чувство гармонии, наитие, как Вы сказали, все равно все мы люди и склонны торопиться, отчуждаться от ненужных деталей. Хотя потом, впоследствии, оказывается, что именно эти детали и были самые нужные... Так что, не обессудьте, но я все-таки должна рассказать Вам ещё немного стариковских воспоминаний.



Юлия Март

Отредактировано: 25.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться