Практическая антимагия

Размер шрифта: - +

13

Имени призрака я не знал. Но он непременно хотел, чтобы я называл его другом. И никак иначе. Много раз я спрашивал, как его зовут, а он в ответ скромно улыбался и вновь говорил: «друг, просто друг». Честно говоря, мне было плевать на его тщательно скрываемое имя. Просто я думал, назовись он, и это прольет свет на его неясные цели. Вполне возможно, друг жаждал моей смерти. Как-никак на его голове сверкал загадочными символами кожаный шлем, похожий на те, что надевают маги перед битвой. А творцы волшбы ненавидели меня не меньше, чем я их. Когда призрак явился в первый раз, я не сомневался, что это происки колдунов и некромагов. Поэтому и хотелось узнать о потенциальном враге как можно больше. Я и теперь не был уверен, друг ли он. Но призрак скрашивал мое одиночество, беседы с ним позволяли не умереть от скуки и порой узнать, что творится за стенами тюрьмы.

— Ты выглядишь другим, — подметил призрак, хотя я особо и не скрывал радость. — Выглядишь счастливым.

Чего нельзя сказать о тебе, подумал я и зарекся говорить о королевском гонце, несущем благую весть. Один раз уже чуть не проболтался.

Призрак не любил отвечать на вопросы, но очень любил их задавать, и я нисколько не сомневался, что скоро последует один из них: дескать, и чего ты так сияешь? Придется убедить призрака в том, что счастливым я выгляжу совсем не из-за прекрасной новости о королевском гонце. А по причине того, что…

— В таверне Митрана сегодня я видел Лилию.

— Мм, — многозначительно произнес призрак. Его холеные длинные пальцы ухватили кончик уса и начали его покручивать. — Теперь понятно. Рад, что твоя дочь жива и здорова, — улыбнулся друг.

— Точнее сказать, просто жива. Ты не представляешь, что они с ней сделали.

Призрак вопросительно уставился на меня. Он вообще заметно оживился с тех пор, как я сообщил о дочери. К чему бы? Неужели он как-то был связан с ее похищением? Или знал похитителей?

— Магии в ее теле больше, чем во всех колдунах c острова Черепахи, — поспешил пояснить я, вспоминая яркие разноцветные облачка, вылетающие в распахнутые двери. — Они обращаются с ней как с животным.

— Кто?

— Некромаги, — нехотя ответил я и добавил с упреком: — Можно подумать, ты не знаешь.

Призрак ничего не сказал, продолжая покручивать кончик уса. Но и не нахмурился. Словно пропустил упрек мимо ушей, как и намеки о том, что пора бы ему покинуть темницу.

Я сидел как на углях. Ни намеки, ни упреки не действовали на призрака; он решительно не желал улетать из темницы, куда в любой миг мог заглянуть бдительный тюремщик, проверяя, не прокусил ли я себе вены от безнадеги, не просочился ли сквозь решетку.

— Ей всего лишь десять, — вздохнул я. — А она уже знает, что такое рабский ошейник. Кстати, ты так и не нашел способ его снять?

Призрак помотал головой.

— Так я и думал. — Я оттянул ошейник двумя пальцами. Год назад ему было тесно на шее, теперь благодаря местной кухне он свободно прокручивался, и я практически не замечал королевскую игрушку. А игрушка эта стоила целой орды стражников. Даже больше. С последними я бы как-нибудь разобрался. С рабским ошейником — нет. Идеальный охранник.

— Мне пора, — наконец сказал призрак.

Я с грустным видом покивал — мол, понимаю, дела-дела, но надеюсь, ты еще прилетишь, или как ты там перемещаешься.

— Да хранят тебя небеса.

— И тебя, — торопливо проговорил я, изнывая от нетерпения увидеть, как он испарится.



Степан Кайманов

Отредактировано: 03.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться