Практик кошачьего дзэна

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 16 Похищение

- Поставь руки... да, вот так, правильно. Как будто берешь большой шар. Большой и легкий. Покрути его, почувствуй.

Я честно попыталась, чувствуя себя полной и законченной идиоткой. Как то все это мало напоминало занятия в спортзале у Кирилла, где он просто показывал мне удар или блок, а потом я пыталась его повторить, совершая все возможные ошибки. А кто-то из ребят стоял рядом и жестко контролировал, чтобы в теле не закрепился неправильный навык.

Положение ног, коленей, наклон тела, положение рук - все фиксировалось намертво, впечатывалось в рефлексы - только так и никак иначе! В критической ситуации именно тело должно принять решение, мозг слишком медленный, он не успеет.

Кирилл учил меня "думать позвоночником" - и преуспел.

Но оказалось, что для тай-чи нужно совсем другое. Практически - противоположное.

- Теперь смотри сюда - медленно поверни шар, правая рука пошла вверх... вдох... поясница у тебя "мертвая".

- Я же повернулась!

- Пол, принцип тай-чи: "двигается одно - двигается все". Представь себе, что ты - вся состоишь из воды. В тебе нет неподвижных частей, нет вообще ничего застывшего, закостеневшего. Просто - не может быть, не та структура. И когда ты делаешь движение - все тело словно течет за тобой, каждая мышца, каждый сустав. Течет, понимаешь?

Мастер тай-чи, выполняя это простое, базовое движение, контролирует больше тридцати параметров...

- Это невозможно! - возмутилась я.

- Нет. Не невозможно. Просто очень сложно. Очень сложно, да. Но ничего невозможного в этом нет.

- Психолог, - выругалась я. Именно выругалась. Потому что Шен безошибочно нашел тот самый рычаг, на котором у меня не было блокировки ни на сознательном, ни на подсознательном, ни на бессознательном уровне. Подходи кто хочешь - и поворачивай.

- Смотри еще раз: правая рука пошла вверх, левая - вниз. Тело поворачивается - медленно, спокойно, словно течет. Почувствуй, как оно течет... одно движение тянет за собой другое. Если часть воды пришла в движение - остальные части просто не могут остаться в полном покое, меняется все... И - выдох, спокойный, медленный.

- Я запуталась... Вдох когда рука идет вверх?

- Да, тут все просто: вдох - рука вверх, выдох - вниз. Это же базовое движение. Называется: Разгладить гриву лошади...

- Похоже, - согласилась я, - а на повороте что делать?

Шен на мгновение завис:

- Ну, думать о несовершенстве мира? - но, поймав мой сердитый взгляд, примирительно улыбнулся, - ты слишком быстро выдыхаешь, Пол. Нужно медленнее. В некоторых упражнениях выдох может длиться почти четыре минуты.

- Это невозможно, - я устало помотала головой, - у меня не хватит объема легких. И... мне вот как-то не верится, что тай-чи тоже может быть боевым искусством. Больше похоже на танец.

- Я похож на танцора? - Шен оскалился по-тайски, ничего не выражающей, вежливой улыбкой. В глубине темных глаз мерцали искорки: то ли возмущения, то ли смеха.

Вот что я должна на это ответить? Тоже попадали в такие ситуации? Когда вас откровенно очаровывают, даже не скрывая намерений? А вы и ответить не можете, и обидеть не хотите... Даю чек-лист: переводите тему.

- У меня загривок словно горит, это нормально?

- Вполне. Это хорошо, - Шен мгновенно переключился в режим учителя, - ты же часто работаешь за компьютером, у тебя, наверняка, проблемы в шейном отделе позвоночника. Может быть, даже остеохондроз в начальной стадии.

- Не "может быть", а точно, - буркнула я.

- Ну, радуйся. Будешь регулярно заниматься, через несколько месяцев от него даже воспоминаний не останется.

Это была хорошая новость.

И - единственная хорошая новость на сегодня. Все остальные я бы предпочла не слышать. Да вот только никто меня не спросил.

 

 

 

...С Мэком было плохо. Я поняла это сразу, хотя внешне все было как будто в порядке: клетка, белый тигр в ней - живой и здоровый.

- Не подходи к нему, - предупредил Къет, едва увидел меня в конце дорожки. Но в его словах не было нужды. Я уже увидела все сама.

Поведение Мэка было ненормальным - и это еще мягко сказано. Он не ложился. Котенок топтался в клетке, шерсть на загривке топорщилась "ирокезом", морда была опущена.

Приглядевшись, я поняла, что Мэка что-то тревожит - настолько, что он бы охотно "сделал лапы", да прутья мешали.

- Что ему подбросили? - вполголоса спросила я. Спрашивать "кто подбросил" не было нужды, и так понятно.

- Собаку, - так же негромко просветил меня Къет, - убитую. Наверняка, Лай.

- Тварь, - я почувствовала иррациональную волну злобы, - чтоб ему всю жизнь только по лампочкам ходить!

Монахи покосились на меня с суеверным уважением.

- Его тревожит запах крови. Он же помнит, что оба раза, когда так пахло, с ним случалась беда.

- Надо вынуть... - растерянно сказала я. А то без меня не сообразили!

- Как? Просто вытащить сквозь прутья каким-нибудь крючком - не поможет. Запах все равно останется. А вымыть - нужно в клетку заходить.

- Снотворное? 

- Понимаешь, Пол. Мэк ведь людоед...

- И?

- Его ни разу нормально не взвешивали. Есть опасность не рассчитать дозу.

- Но если он продолжит вот так ходить, его сорвет...

- Сорвет, - согласился Къет, - так что мы приняли решение рискнуть.

Появился монах с тазиком вареной курятины. Лицо его было невозмутимым, но по напряженной шее и плечам я поняла, что к мясу подмешано снотворное, и как раз этому монаху придется подойти к клетке.

- Как неудобно она лежит, - пробормотал Къет. Видимо, он имел в виду собаку, - Как раз у кормежной дырки. Мэк не будет есть то, что пахнет кровью... Он боится.



Татьяна Матуш

Отредактировано: 01.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться