Практика, археология, любовь

Размер шрифта: - +

5.1

— Стрельников, на глазах мозоли появятся, - поддела я, смахивая кисточкой песок с обломка глинянного горшка.

Пока мы с другими девчонками, за исключением Мельниковой, которая убирала со стола, мыла посуду и готовила ужин, исследовали найденные артефакты, парни курили на песочке. Им было куда проще. Земля тут оказалась хорошей. Два раза помахали плоской лопатой, и первый слой снят. А вот нам нужно было зафиксировать все находки.

Все в неописуемый восторг пришли, обнаружив железный наконечник стрелы. Мне же захотелось застрелиться им. Прошло всего лишь три часа, а я уже устала от земли, песка, мастерка и кисточек. Ещё противный пот наровил залить глаза. 

А вредный одногруппник расселся в метре от меня, не стесняясь рассматривать мою сгорбленную фигурку, сидящую на корточках возле черенков. 

— А у самой-то, - усмехнулся блондин, раздражая меня своей глумливой физиономией, - взгляд не можешь оторвать от палатки преподов.

Конечно, там уже более получаса находились Абрашкина и Кузнецов. Вдвоём. Без свидетелей. 

Любопытство снедало меня. Чем они так долго занимаются? Бушующая фантазия рисовала самые порочные картинки.

— Тебе какое дело? - взвилась я, мечтая закопать качка в этом мерзком песке.

— Да никакого, - ответил он, но я почему-то не поверила в этот вкрадчивый полушепот, - просто за тобой должок. Пора вернуть.

О чём это он?

— На солнце что ли перегрелся, Стрельников?

Он лучезарно улыбнулся и через секунду оттолкнул меня назад. Так, что я завалилась попой и копчиком прямо на шурф. Неожиданно подо мной что-то хрустнуло. 

— Дебилка, - закричала на меня Анька Семёнова из параллельной группы, - сломала вазу из керамики.

На её вопль слетелись все преподаватели. Столько осуждающих взглядов я в жизни не видела. 

— Меня Стрельников толкнул, - наябедничала я, пылая как раскаленный утюг.

— Не правда, - на него заступилась таже Семёнова, не забыв стрельнуть глазками в этого придурка, - Илья со мной разговаривал.

— Она его защищает, - завопила я, вставая и стряхивая песок. Казалось, он забился мне всюду, где мог. Даже под кожу.

— Так, наказаны оба, - подвёл черту под распрями Фёдор Архипович, - теперь ваша ежедневная обязанность - каждое утро до завтрака ходить в деревню за продуктами.

Я вылупила глаза. Опять эта мерзкая старуха. 

Не удержалась и посмотрела на Кузнецова. Его лицо напряглось. А челюсти плотно сжались. 

— А теперь все вернулись к своим обязанностям. Илья и Вика, уберите за собой.

Стоило всем разойтись, я накинулись на Стрельникова:

— Что это было, я не поняла?

— Ты думала, я не узнаю, кто мне машину поцарапал, - он подошёл вплотную, заставляя меня сделать маленький шажочек назад. Не хотелось попасть под его очарование. Он как-то странно влиял на меня.

Машина! Я уже и забыла про неё. 

— Нашёл, что вспомнить.

И отвернулась, чтобы больше не смотреть в эти наглые голубые глаза. И всё равно руки чуть тряслись. То ли от падения, то ли от того, что правое бедро Стрельникова прижималось к моему левому. Хорошо, что мои ноги были закрыты тканью спортивных штанов. А если бы я была как и он в шортах... То он прикасался бы к моей коже. 

Я так и представила эту картинку, и, не заметив обломок, порезала палец об острый край. 

— Ай, - из раны полилась кровь.

— Чего ты? - Стрельников посмотрел сначала на моё лицо, а потом проследил за моим взглядом и, к моему огромному удивлению, быстрым движением промокнул кровь носовым платком, а затем лизнул ранку.

Я впала в ступор.

— Пошли за аптечкой, - скомандовал парень, и я послушно последовала за ним.

Меня должно было передернуть от брезгливости, когда он прикоснулся языком к порезу, а вместо этого опалило жаром изнутри.

Пока Илья обрабатывал рану перекисью и накладывал пластырь, я не могла оторваться от его широкоскулого лица. И он поймал мой взгляд, впиваясь в ответ. Его глаза потемнели, будто небо при шторме. Зрачки резко расширились, и я облизала пересохшие губы. Стрельников горящим взором проследил за моим языком, а затем притронулся к моему рту большим пальцем, очерчивая край губ. Я замерла, не в силах пошевелиться. 

Что происходит? А как же Роман? 

Стоило мне вспомнить об Кузнецов, как наваждение спало. И я тряхнула головой. В синих глазах заплескалось разочарование. 

Однако говорить я была не в состоянии, поэтому просто развернулась и спряталась в палатке, пытаясь вернуть сбившееся дыхание. 



Каталина

Отредактировано: 28.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться