Практика для боевых магов

Размер шрифта: - +

Глава 2 Подготовка к войне и знакомство с женихом

  Звон ненавистного колокольчика на двери всё не унимался! Как я только не пыталась снизить шум, прикрываясь подушкой! Проникая в уши, он раздражал и не давал заснуть!
  - Госпожа Бельски! Госпожа Бельски! - кто-то внизу явно был инициатором всего этого бардака и теперь отчаянно звал меня.
  В который раз позавидовала некромантам и боевиками. С их специализацией будить их рисковала разве что нежить! А та по определению подлежит уничтожению.
  Сев, оглядела пижаму с ёжиками и, зевнув, подорвалась с кровати. Посреди ночи меня будили не часто, но, если такое происходило, значит, у кого-то серьёзные проблемы. Они не заставили себя ждать.
  Стоило мне, судорожно застёгивая пуговицы на платье, спуститься, как низенький мужичок тут же впихнул мне в руки мою сумку с инструментами и лекарствами и мгновенно вытолкнул из лавки, на ходу объясняя ситуацию.
  - Госпожа Бельски, у меня дочь умирает! Она-она... - всхлипывания перемежались с икотой, пройти которой не помогал даже страх.
  - Объясните по порядку. Какие симптомы? - сохранять спокойствие в такой ситуации - единственный выход. В ином случае ты сначала будешь сочувствовать безутешному горю, затем незаметно превратишься  собутыльника, а дальше на похоронах дочери будешь поддерживать под руку рыдающего отца. Тот, конечно, будет благодарен, но дочь ему это вряд ли вернёт.
  - Она в лихорадке лежит который час уже! Дышит с трудом, потеет... Лекарь наш семейный сказал, что заражение крови! Моя же Даринка недавно руку кухонным ножом порезала... Так рана всё не заживала, теперь вот вообще загноилась! Наш лекарь говорит, что она умрёт без магической помощи! А вы в городе самый известный маг с подходящей специализацией! - то и дело прерываясь и сильно волнуясь, рассказывал по дороге мужчина.
  Не то, чтобы я самый известный маг-лекарь, просто единственный... В такое захолустье магов распределяли только на практику, а своего университета магии в Номберстоне не было. Ещё одна целительница - главный врач больницы для бедных, жила в соседней деревушке с мужем, приезжая в Номберстон с торговцами. Вот так и получилось, что я была единственным подходящим магом в городе
  Мы продолжали бежать, а я всё поглядывала на своего спутника... Где-то я его уже видела.
  И чуть не остановилась, когда наконец его узнала! По большей части благодаря странной форме усов, свисавших до самых ключиц.
  Господин Лион - весьма уважаемый в городе человек. Он же владелец той гостиницы, где я останавливалась, впервые приехав в Номберстон. Единственная гостиница города с магической защитой. Хммм, я же сама думала просить у господина Лиона комнаты для боевиков. Какая всё-таки судьбоносная встреча!
  Гостиница господина Лиона с ироничным для холодного Номберстона названием 'Летний Зной' потому и была особенной, что тщательно охранялась. И не только из-за того, что находилась на севере города вблизи городской стены, а всё больше благодаря красоте дочери владельца. Даринка была известна всем в городе.
  Тёмная история о её отношениях с внуком мэра когда-то всколыхнула весь Номберстон! Господин Лион чуть ли не собственноручно утащил дочь из храма, запретив выходить замуж за внука мэра. Даринка не сдалась... Внук мэра тоже...
  В итоге за последний год было совершенно четыре похищения, каждое из которых заканчивалось перед алтарём стараниями заботливого отца. А защита на гостинице с каждым разом всё усилялась и усилялась.
  До 'Летнего Зноя' мы добежали в рекордно короткое время, благо гостиница находилась на соседней улице. Прямо у входа нас попытался перехватить смутно знакомый юноша в тёмном плаще, но господин Лион только зыркнул на него, торопясь.
  - Не смей трогать мою дочь, паршивец! - рявкнул на него господин Лион так, что аж усы затрепетали.
  Юноша и бровью не повёл, заслонив дверной проём не сказать чтобы особо атлетичной фигурой:
  - Если меня не пустят! Я тут всё по кирпичику разберу!
  - Ну, почему ты такой упрямый?! Всё в игрушки не наигрался?! - простонал господин Лион, но тревожно глянул на меня и всё же разрешил юноше войти. Тот расцвёл улыбкой и, преодолев барьер защиты, помчался за нами.
  Влетев на хозяйский третий этаж, господин Лион потащил меня к больной девушке. Смутно знакомый юноша выдохнул от облегчения, увидев, что Даринка дышит, но благоразумно не лез под руку.
  Я же, прикрыв глаза, начертала ногтем в воздухе руну ока. И только она засветилась золотыми контурами, а я уже поняла, что это действительно сепсис. Ещё бы чуть-чуть, и никакая магия не помогла! Руку бы пришлось ампутировать!
  А так... Заражение крови лечилось достаточно быстро. Необходимо лишь прогнать поток чистой магии по всему телу, используя кровеносную систему. Справится и первокурсник с его седьмым магическим рангом!
  Для этого пригодилась взятая с собой из дома сумка. Достав шприц, отломала иглу. Ловко уколов несколько точек на теле Даринки, через капиллярную кровь по большому кругу кровообращения пустила импульсы магии. Достигнув сердца, золотые искорки осторожно окутали предсердия и желудочки, а затем отправились по малому кругу к лёгким и по артериям большого.
  Шунтирующие сосуды я также не обошла вниманием, усилив напор магии в сосудах. Давно позабывшие такие объёмы силы каналы в пальцах болели, проецируя боль на ногти и кисти рук.
  Однако процедура много времени не заняла, вот только, как и всегда, после использования большого объёма магии чувствовала я себя отвратительно. Мне не досталось ни большого резерва, ни особо концентрированного магического потока. Всё, чего я добилась, это идеального контроля и дозировки. Там, где любой другой использовал бы весь резерв, я использовала капли магии с той же эффективностью.
  Контроль - единственное, что позволило мне получить пятый ранг. О четвёртом я могла бы только мечтать, однако, мои научные изыскания по дозировке и кристаллизации магии в настойках, а также пара патентов на новые рецепты... В общем, таким путём года через полтора я вполне могла претендовать на свой четвёртый ранг.
  С этой точки зрения, грядущее кураторство будет оценено комиссией по присвоению рангов положительно. Впрочем, даже такие плюсы не помешали бы мне отказаться от подобного счастья, будь у меня выбор.
  После того, как состояние Даринки уже не вызывало опасений, я обессиленно попросила чай с ромашкой. И уже сидя на кухне перед господином Лионом, спросила о том смутно знакомом юноше:
  - Это же внук мэра?
  Господин Лион поморщился, но кивнул.
  - Почему вы так против их брака? - на самом деле этот вопрос интересовал добрую половину города, но, зная вспыльчивый нрав владельца 'Летнего Зноя', мало кто рисковал спрашивать.
  - Ты ж его видела, Грэтель, - мы как-то незаметно перешли на 'ты', а господин Лион презрительно махнул рукой, - он же маменькин сыночек!
  - Но Даринку любит, - осторожно вставила.
  - А то ж! - довольно погладил усы господин Лион, - вот только, чем сложнее будет её получить, тем сильнее и ценить будет, - подмигнул он мне.
  Я же всё не знала, как попросить его об одолжении. Денег - заплатить за двухнедельное пребывание боевиков в 'Летнем Зное' и связанные с этим трудности, у меня не было. А воспользоваться шансом хотелось. Но господин Лион всё же не госпожа Ольсон, наглость при взгляде на него у меня не просыпается. А вот подозрения в их дальнем родстве очень даже... Слишком уж примечательна растительность на лице!
  Вздохнув, осторожно попробовала чай.
  - Да не мнись ты! - неожиданно раздражённо фыркнул господин Лион, - говори прямо, чего хочешь?
  И смотрит этак с прищуром...
  - На две недели пятнадцать комнат бы... - как на духу призналась.
  - Так, тебя, что ли, куратором боевиков назначили? - понизил голос господин Лион.
  - А вы откуда знаете?
  - Так, мне защиту на гостиницу один из них весь год ездил ставить. Так что, из первых рук знаю... Ладно, ты, Гретти, не переживай. Боевиков твоих заселю. И денег не возьму, - прервал он мои возражения, - но за это ты скажешь этому несносному юнцу, что без благословения родителей Даринка после женитьбы снова заболеть может, - хитро прищурился господин Лион.
  Я же даже слегка растерянно покрутила в руках каштановую прядь:
  - Зачем?
  - Так он же малец хороший! Избалованный, правда... В общем, возьму его на кухню, выбью дурь, а там и Даринку за него отдам, раз уж они такие верные, - проворчал господин Лион.
  А я решила, почему бы и нет? Врать я не любила, но жизнь с моей матушкой и не такому научит. Потому вернулась к больной в комнату и сообщила новость внуку мэра с самым серьёзным выражением лица.
  Тот хмурился, но верил... А вот вызванный ранее господином Лионом семейный лекарь разве что челюсть не потерял от такой наглой лжи! Он всё порывался возразить, возмущённо потрясая бакенбардами, но я предусмотрительно не давала ему вставить и слова.
  Господин Лион уже чуть ли не нервный тик получил, непрерывно подавая тому сигналы обоими глазами. До этой ночи я и не подозревала, что можно так часто моргать!
  На него даже жених дочери стал подозрительно коситься!
  Но только Даринка застонала, приходя в себя, внук мэра тут же забыл обо всех подозрениях и кинулся к ней. Господин Лион, дав мне с собой пакетик с ромашковым чаем, быстро попрощался и тоже побежал к дочери.
  Я же отправилась досыпать... И думала по дороге о том, повезло или нет боевым магам? С одной стороны, когда они ещё попробуют стряпню внука мэра? А с другой... Готовил ли тот когда-нибудь? А Номберстон всё ещё был укутан туманом и тьмой, и спать так хотелось... неимоверно!
  Однако, вернувшись домой, я так и не смогла заснуть. А от бессонницы у меня было только одно проверенное средство!
  Мои исследования, к которым я вот уже три дня не приближалась. Не приближалась потому, что недавно обнаружила, что зашла в тупик... Такое у меня не раз уже бывало, а потому, отложив на некоторое время работу, я решила, что вернусь к ней позже.
  Вообще история с этими исследованиями у меня была интересная. Дипломная, которая и принесла мне пятый магический ранг, дала необходимый стартовый толчок, показав нужное направление в зельеварении. Суть в чём?
  Маги, исчерпывая свой резерв, могут быстро восстановить его двумя способами: принести кровавое жертвоприношение, а затем скрываться от стражи, или выпить энергетическое зелье.
  Это ценнейшее снадобье изобрели довольно давно. И основная проблема его в том, что оно может дать магу столько силы, сколько было влито при его изготовлении лекарем. И ни каплей больше... Многие пытались изменить состав, энергетическую структуру, порядок добавления ингридиентов. В общем, как только не извращались над зельем.
  Я не стала попирать славную традицию и тоже решила помучиться на алхимическом поприще. Как ни странно, успеха я достигла почти сразу, пойдя по пути изменения дозировки магической силы, компенсировав это сочетанием ингредиентов.
  И вот сейчас я составляла сравнительную таблицу совместной реакции ингридиентов при различной дозировке магической энергии.
  В перспективе эти исследования принесут мне не только четвёртый ранг, но и определённую известность, однако, те наработки, что имеются сейчас, с трудом можно вообще структурировать! Просто разрозненные результаты, никак не сводящиеся в одну стройную теорию.
  Да ещё и тупик этот! Я никак не могла преодолеть определённую концентрацию магии в растворе: насытить его ей ещё больше. А мне это было нужно.
  В общем, утро я встречала, в лаборатории, под которую был выделен весь второй этаж, не считая маленькой кухоньки и крохотной спальни. Волосы, небрежно убранные в пучок, красные глаза, трясущиеся руки и испачканный многочисленными реактивами халат. Красавица.
  С халатом вообще история отдельная... Уж сколько раз матушка, когда я ещё жила с семьёй, пыталась его выкинуть и заменить! Эту 'тряпку', как её брезгливо именовала тётушка, не раз и не два заменяли, но всякий раз безуспешно, ведь каждый новый халат медленно, но верно превращался в такую же 'тряпку' спустя две или три серии экспериментов.
  В общем, можно понять отшатнувшегося Томми, когда я открыла ему дверь. Я даже почти смутилась, увидев, что подросток принёс мне не только почту, но и маленький букетик нивяника, явно принятого им за ромашки.
  - Кхм, - прокашлялся вихрастый мальчишка, скрывая усмешку от моего живописного вида, - в общем, у Олли прошла лихорадка, сопли уже не зелёные, а это... тебе! - мне грубовато впихнули букетик, скрывая смущение.
  А затем Томми, хлопнув себя по лбу, отдал письмо, пояснив:
  - На почте, оказывается, неплохо платят за разнос писем.
  - Ты бросил воровство?! - я была приятно удивлена. Почти ошарашена.
  - Пфф! - насмешливо фыркнул Томми, - и не мечтай! Просто чужие письма интересно читать... В общем, я побежал, - он встряхнул сумку с конвертами и помчался по улице вниз.
  Я же, поставив букет нивяника в воду, посмотрела на конверт, как на змею. Матушка снова изволила мне написать...
  Запустив руку в и без того растрёпанные волосы, устало опустилась на кушетку в приёмной.
  Моя матушка - страшная женщина, уж если она что-то задумала, ни за что не успокоится! А выдать меня замуж она задумала с того момента, как родила. Не будь это странновато, меня бы выдали замуж ещё в пелёнках! Заранее, так сказать.
  Каких только женихов мне не сватали!
  Когда я была подростком, притворяться сумасшедшей или избалованной, чтобы отпугнуть очередного потенциального мужа, было даже весело. Вот только сейчас это, скорее, раздражает, а не привносит в жизнь что-то необычное!
  А потому, вспомнив содержание её последнего письма, я угрюмо думала о том, что в этом меня ждёт приглашение в родные пенаты и знакомство с тем несчастным, на которого матушка положила глаз.
  Даже, когда я уехала в Номберстон, раз в месяц меня обязательно возвращали домой, чтобы состоялось очередное знакомство с холостым 'милым мальчиком'. Отец ворчал, злился на меня за побег из Эльмира, но даже помогал матери с планами на мою личную жизнь, лишь бы видеть блудную дочь почаще.
  В общем, открывая письмо, я уже знала, что там увижу. Так и оказалось! На этот раз мне даже сообщили имя жениха - сына графа Мелленберга, лорда Рэйнера Мелленберга, соответственно, имеющего титул виконта.
  Что ж, матушкино упорство удивительно. Как ей с её баронским титулом, удалось добраться до графов? Впрочем, это же матушка...
  Мысленно в очередной раз порадовалась, что в Номберстоне почти нет аристократии. Ну, не считая того мифического мужчины, что тридцать раз хотел жениться на госпоже Ольсон.
  В письме, кроме всего прочего, был билет на ближайший дилижанс, а также мотивация для меня... Стимулом приехать на этот раз стала угроза разобрать мою старую лабораторию в западном крыле батюшкиного поместья.
  Как будто меня это может напугать!
  И пусть в своё время родители сильно навредили моей карьере в Эльмире, но я их всё равно любила, а потому отнюдь не их угрозы и обещания заставляли меня возвращаться раз за разом в Эльмирский особняк, ставший для нас нейтральной территорией.
  Вздохнув, уняла волнение, и отправилась собираться.
  Не забыв повесить на дверь объявление о том, что вернусь завтра вечером, подхватила дорожную сумку, поправила шляпку и направилась к остановке дилижанса. Через четыре часа я уже буду в Эльмире, а по дороге можно будет успеть подумать, что делать с этим Рэйнером Мелленбергом.
  Всю поездку я ломала голову, где можно его встретить до того, как он придёт на званый обед к родителям в особняк. Благо схема обработки потенциальных женихов была проверена годами!
  Как оказалось, совсем не обязательно пугать их перспективами совместной жизни или изображать буйно помешанную, достаточно лишь откровенно поговорить, признавшись в отсутствии желания выходить замуж и произволе родителей.
  Почти всегда это срабатывало и незваные женихи раз за разом разочаровывали матушку, ссылаясь на известные причины для отказа. Многие женихи так и подавно имели планы на других девушек! Некоторые и не подозревали о том, что моя матушка мысленно уже нянчит наших общих внуков!
  В общем, надо было найти этого Рэйнера Мелленберга по приезде.
  А пока... Достав листочек, быстро написала записку с просьбой о встрече потенциальному жениху. Думаю, он согласится...
  Я тяжело вздохнула, чувствуя, что уже скучаю по Номберстону и своим пациентам. Тоска скользкой змеёй поселилась в груди, заставляя напоминать себе, что я туда обязательно вернусь! На мне же теперь боевые маги висят!
  В общем, когда мы, наконец, достигли Эльмира, настроение было ни к чёрту. При виде нашего дворецкого господина Шварца я и вовсе скривилась. Вот уж по кому я никогда не скучала! Похожий на вытянутую тощую палку мужчина лет пятидесяти служил нашей семье всю жизнь, а до этого служил его отец, а до этого - дед... И не было ничего удивительного в том, что я, поправшая все правила высокородных, сбежавшая в приграничный городишко, финансово независимая и жившая, как простолюдинка, вызывала у него стойкое неприятие.
  Почти аллергию...
  Дворецкий стоял на противоположной стороне улицы, и толпа его словно огибала, понимая, что толкни его хоть немного - жди проблем.
  - Добрый день, леди Бельски, - церемонно поприветствовал он, - ваша матушка приказала помочь вам с багажом и доставить вас в особняк, - он кивнул на экипаж.
  С каким же удовольствием я вручила ему сумку и заявила столь же церемонно:
  - Господин Шварц, для начала я навещу подруг, в особняке буду через... два часа, - мысленно прикинула, сколько времени понадобится для разговора с женихом.
  - Хорошо, - ничего не осталось несчастному, кроме как согласиться, недовольно поджав губы.
  Я же победно усмехнулась и отправилась к знакомой кофейне. Ранее написанная записка жгла карман, но всему своё время. На площади перед кофейней, как всегда, толпились люди. Но мне нужны были не эти респектабельные господа, выряженные по последней моде!
  Ага, а вот этот мальчишка подойдёт!
  Я решительно направилась к оборванцу в кепке. Заблаговременно вытащив монетку мелкого достоинства, показала мальцу. Тот моментально приблизился:
  - Что желает госпожа?
  Не став его поправлять, так как я уже порядком отвыкла от 'леди', отдала ему монетку с запиской:
  - Держи. Отнеси молодому лорду - графу Рэйнеру Мелленбергу. Отнесёшь, получишь ещё две такие же монетки. Я буду в этой кофейне.
  - Я мигом, сестрёнка! - усмехнулся малец, залихватски поправил кепочку и помчался по улице, сверкая голыми пятками.
  Я же вошла в родную кофейню. И всё же есть в Эльмире те места, куда хочется возвращаться! Махнув знакомой официантке, попросила столик на двоих. Меня посадили в углу, рядом с окнами, выходящими на ту самую площадь.
  Запыхавшийся мальчишка появился через десять минут, передал другую записку, получил монетки и сбежал, махнув кепочкой. Я же развернула клочок бумаги.
  Резким, косым и энергичным почерком было выведено карандашом:
  'Буду через пять минут. Ждите.'
  Фыркнув, смяла записку. Ни 'здравствуй', ни 'пожалуйста'... Виконт Рэйнер Мелленберг мне уже не нравился. Да и почерк у него слишком резкий, боюсь, он не самый мягкий человек. Надеюсь, удастся договориться миром.
  Спустя две минуты мне принесли какао, спустя ещё ровно три в кофейню стремительно вошёл молодой мужчина примерно моего возраста. Так вот ты какой, Рэйнер Мелленберг!
  Чёрные-чёрные жёсткие волосы, едва доходящие до шеи и тем самым нагло попирающие новейшие модные тенденции. Строгие черты лица, шрам, рассекающий левую бровь у виска, мощный подбородок. Чёрные же глаза, где радужка и зрачок сливаются по цвету. Изящные кисти рук. Узкие бёдра, широкие плечи... Да, этот человек притягивал взгляды.
  Пока я рассматривала его, лорд Мелленберг осматривал кофейню. Пожилая дама и мамочка с дочкой его не заинтересовали и он быстро направился ко мне. Раздражённо сел, положив руку на стол и, отстукивая пальцами какой-то ритм, нетерпеливо спросил:
  - Вы леди Грэтель Бельски?
  Я сначала почему-то растерялась, замялась, но затем уверенно кивнула, неминуемо вызвав усмешку у лорда Мелленберга.
  - Почему вы не в шляпе?
  Я удивлённо посмотрела на мужчину.
  - Вы писали, что будете ждать меня в шляпе! - раздражённо пояснил он.
  Чёрт, совсем забыла!
  - Вы меня и без шляпы узнали, - фыркнула резонно, показывая ему снятую ранее шляпку.
  - Было бы странно, спутай я вас с той дамой, - он кивнул на весьма пожилую женщину, сидящую за центральным столиком в одиночестве.
  Разговор прервало появление официантки. Улыбнувшись лорду Мелленбрегу и получив в ответ полнейшее безразличие, девушка пошла за чёрным кофе. Я же потягивала какао и впервые не знала, как начать разговор.
  Вообще люблю какао! Прежде всего за то, что оно уместно всегда: на свидании, одиноким летним вечером и на званом ужине. А также за высокой чашкой с какао очень удобно скрывать замешательство, подобное тому, что я сейчас испытывала.
  Лорд Мелленберг же, казалось, в принципе не знал, что это такое, так как, глотнув обжигающий и несладкий кофе и пригвоздив меня к месту своими чёрными глазами, мгновенно с определённой долей ехидства спросил:
  - Я так понимаю, вы позвали меня не для того, чтобы помолчать?
  Вспыхнув, тщательно скрыла раздражение и максимально корректно ответила:
  - Вы правы.
  Всё-таки не стоит пока настраивать его против себя, пускай он и выводит меня, как никто другой! Мне же нужна от него услуга.
  Повторяя это себе раз за разом, я старалась не реагировать на проницательный взгляд лорда Мелленберга, чтобы не поперхнуться и не подавиться. Чего от меня явно ждали.
  - Я дочь барона Бельски, и сегодня вы в том числе приглашены к нам на обед..., - тактично начала я.
  Но меня нетерпеливо перебили, заставив от злости стиснуть чашку с несчастным какао до побелевших пальцев!
  - К сути, пожалуйста.
  Демонстративно фыркнула, но продолжила:
  - Понимаете, моя матушка - в некотором роде... очень деятельная натура. А потому почти все неженатые мужчины, появляющиеся в нашем доме, приглашаются отнюдь не просто так...
  - Да-да, - снова не дал мне договорить лорд Мелленберг, - ваша мать - та ещё сводница. И в этот раз под удар попадаю я?
  Поморщившись от грубости фразы, слабо возразила:
  - Моя матушка не сводница!
  - Не собираюсь избавлять вас от иллюзий, - холодно произнёс лорд Мелленберг, а мне показалось, что он слегка разочарован моей реакцией, - тем не менее это не устраняет основную проблему...
  - Да, конечно! - подхватила я, - в общем, поскольку ни вы не горите желанием жениться, ни я...
  - Так, подождите! - до чего же раздражает эта его манера меня перебивать! - С чего вы взяли, что я не хочу жениться? - и такая вредно-ехидная усмешка.
  У меня аж глаза в удивлении расширились, и я осторожно полюбопытствовала:
  - Вы, что ли, шутите? Вы же...
  - Издеваюсь.
  - Что?
  - Не шучу, издеваюсь... - терпеливо пояснил он, - вы так бурно реагируете. Возникает, знаете ли, искушение поиздеваться. Но, ладно я, вы-то с чего вдруг замуж не хотите?
  Зло сощурившись, раздражённо поставила чашку на стол!
  - Я в принципе замуж в ближайшие десять лет не хочу! Замужество, знаете ли, - передразнила его, - предполагает отсутствие личной жизни! И куда мне тогда всех любовников девать?! - просто вывел уже!
  Лорд Мелленберг даже несколько опешил:
  - А много их?
  - Кого? - раздражённо поинтересовалась.
  - Любовников.
  - Хватает. В каждом городе, знаете ли, пару-тройку держу. На всякий разный случай!
  - Ммм, какие... исчерпывающие сведения я узнаю о моей почти невесте. Хорошо хоть не после свадьбы, - снова вернулся к своей насмешливой манере лорд Мелленберг.
  Я же медленно выдохнула, успокаиваясь. И всё же сильно он меня довёл! Как-то я в Номберстоне отвыкла от подобных темпов жизни, вот и теряюсь при малейших раздражителях. Совсем придя в себя, продолжила свою мысль:
  - В общем, раз мы выяснили, что мои любовники вас не устраивают, тогда вернёмся к тому, с чего начали. Но перед этим, хочу спросить: ваши родители ни о чём с моими не договаривались? И в силах ли вы повлиять на их решения?
  Лорд Мелленберг пристально и слегка удивлённо на меня посмотрел, а потом как-то даже лениво заметил:
  - Мои родители в принципе не способны, даже пожелай они этого, навязать мне свою волю. Однако, моя матушка была бы не прочь породниться с вашей, поскольку обе они не в меру заботливы и тем самым весьма схожи...
  Пришло моё время его перебивать:
  - То есть вопрос нашего брака не стоит столь остро, как мне описали?
  - Не знаю, что вам там написали! Мне же лишь советовали к вам присмотреться.
  - Слава стерильным бинтам и чистым пробиркам! - выдохнула от облегчения, - это же замечательно! - на моём лице сама собой появилась улыбка.
  Лорд Мелленберг задумчиво задержал на ней взгляд, после чего лениво заметил:
  - Не разделяю ваших восторгов, леди Бельски. Не я, так кто-то другой приглянётся вашей матери.
  Хмыкнув, дерзко ответила:
  - В любом случае в Эльмир я приезжаю не чаще раза в месяц. А справляться с двенадцатью кандидатами в женихи в год не так сложно, благо большинство из них, как и вы..., не готовы смириться с моими любовниками, - чисто из вредности добавила.
  Лорд Мелленберг же только усмехнулся, почему-то снова о чём-то задумавшись.
  - А где вы живёте, если не секрет?
  - В приграничном городке, - тепло улыбнулась, - навряд ли вы узнаете его название.
  Вот теперь лорд Мелленберг удивился! Да ещё, как! И хотел уже было продолжить расспросы, как я заметила по настенным часам, что до истечения двух часов осталось минут десять, после которых меня с одобрения матушки будут искать в больницах, моргах, изоляторах и других не самых приятных местах. А потому, быстро пробормотав:
  - Я чертовски опаздываю, - не глядя, положила деньги за какао на стол, подхватила шляпку и бегом побежала домой.
  Лорд Мелленберг меня зачем-то окликнул, но я не стала останавливаться, здраво рассудив, что матушка в гневе куда страшнее.
  Именно картина того, как гневается матушка, заставила меня вихрем промчаться по площади, а затем, свернув на набережную, пробежать до третьего моста, после чего кинуться в переулок, где, приведя себя в порядок, уже более степенно направиться к особняку.
  Наш городской дом в Эльмире стоял прямо около набережной, а потому почти во все окна второго этажа проникал с утра затхлый запах воды, от которого спасали только артефакты-нейтрализаторы на стенах.
  Изящные ворота дома передо мной распахнулись почти сразу, после чего мне приветливо махнул знакомый сторож. Господин Висил служил у нас уже лет тридцать, успел завести тут семью, женившись на нашей управляющей, а также создал замечательный пруд в саду, где угрожала утопиться матушка, стоило мне в очередной раз вывести её из себя.
  Преодолев дорожку, наконец, ступила в холл, где меня встретила добродушная управляющая - госпожа Висил.
  - Какое счастье, что вы приехали, Грэтель, - почти все слуги звали меня по имени, кроме, конечно же, дворецкого.
  Вежливо кивнув, улыбнулась в ответ на широкую улыбку выглянувшего повара. А по лестнице уже застучали каблучки и зашуршали длинные пышные юбки!
  Матушка!
  Да, она сохранила красоту даже сейчас... Янтарные, яркие глаза и уложенные в высокую причёску каштановые волосы, а вот присущих потомственным аристократам изящества и сдержанности ей всегда порядком не доставало. Всё же батюшка женился на девушке не своего круга, мама происходила из семьи торговцев.
  Их брак был полнейшим мезальянсом.
  Однако, матушка компенсировала все свои недостатки излишне деятельной натурой! До моего рождения отец страдал от этого в одиночестве, но теперь мы страдаем вместе.
  Вот и сейчас, махнув повару, чтобы продолжал готовиться к приезду гостей, матушка кинулась ко мне!
  - Гретти, доченька!
  Вот, чего я никогда в своей жизни не ощущала, так это недостатка любви и заботы. Что уж там, меня ими порой буквально душили!
  Матушка прижала меня к себе, расцеловала, посетовала на то, что тётушка отправилась на источники - поправить здоровье, затем в приказном порядке покормила меня, не слушая никаких возражений, и, умилённо глядя, начала расспрашивать о моих делах в Номберстоне.
  Это были нейтральные темы, а потому отвечала я охотно, ничего не тая. Но только разговор коснулся отца и потенциального жениха, сразу же возникло напряжение.
  - Как там батюшка? - неловко спросила, зная, что тот при всей своей любви ко мне не смог принять мою независимость и отказ жить с ними.
  Вот и сейчас матушка лишь махнула рукой, предлагая мне самой додумать ответ, а затем с энтузиазмом начала расписывать перспективы скорого замужества. Почему-то моего мнения по этому вопросу не спрашивали.
  Впрочем, не беда... Я промолчу, всегда так делаю. А потом просто поступаю по-своему.
  Мы бы так до вечера и просидели: матушка - наставляя меня на путь истинный, я - наслаждаясь родным матушкиным запахом сдобы, который не могли перекрыть ни одни духи, но званый обед был назначен на четыре часа дня, до него оставалось всего полчаса.
  В общем, меня почти насильно отправили наряжаться. И, кто бы возражал?
  Матушка в этот раз превзошла саму себя! Новое платье было поистине роскошным в своей простоте!
  Мне всегда шёл жёлтый цвет, подчёркивающий глаза. Вот и сейчас он не разочаровал. Фасон был до ужаса лаконичен. Рукава три четверти, длинный подол по щиколотку, мягкие складки юбки, тонкий поясок. И очень умеренный золотистый узор по краю небольшого выреза. Платье обрисовывало всё, что нужно, не опошляя при этом образ.
  Волосы мне собрали в мягкий колосок, а украшения я не взяла сама.
  Почему-то сегодня особенно сильно хотелось нарядиться... Может быть, потому, что самой возможностью женитьбы на мне сегодня так нахально пренебрегли?!
  Гости вкоре стали прибывать. И пока моя матушка целовалась с надушенной графиней, лорд Мелленберг под их умилёнными взглядами увёл меня вглубь дома. Но только мы скрылись с их глаз, как манеры виконта приказали долго жить!
  Резко развернувшись, он почти насильно вручил мне какие-то деньги, подозрительно смахивающие на те, которыми я расплатилась за какао, и прошипел:
  - Я пока не настолько нищий, чтобы не суметь расплатиться за жалкую кружку какао!
  И, пока я, ошарашенно сжимая деньги в руке, стояла столбом, он хмыкнул, осознав, что я не желала его оскорбить тогда, оставив деньги. А затем с интересом полюбопытствовал:
  - Если вы не сомневались в моей платёжеспособности, то на кой чёрт решили сами платить? Или вы из числа феминисток, ратующих за эмансипацию всех женщин? А на вид вроде нормальная... - и ведь видно, что издевается!
  - Да вы что? - сладко улыбнулась, - все мы на вид нормальные... По вам тоже не скажешь, что вашей настольной книгой является 'Домострой'!
  На этом наша беседа закончилась, так как матушка поспешила пригласить всех в столовую. И не то, что бы она не хотела, чтобы мы побольше побыли наедине, но приличия...
  Гостей было не так много. Кроме меня, батюшки и матушки, пришла графиня Мелленберг с лордом Рэйнером, а также наша соседка - престарелая герцогиня Эйвери.
  Давно разорившееся семейство Эйвери, тем не менее сохранило определённую репутацию, потому престарелую герцогиню были рады видеть во всех домах Эльмира, кроме публичных.
  Почти глухая и слепая дама была гарантом того, что в доме не творится разврат и оргии, а незамужние девушки сохраняют свою честь в течение вечера нетронутой. Что-то вроде всеобщей дуэньи...
  Наши матушки быстро нашли общий язык и обсуждали свои проблемы. Батюшка ворчал себе под нос, сетуя на непослушную дочь. А лорд Мелленберг развлекался тем, что пристально смотрел на меня, тем самым давая известные надежды нашим родительницам. Но я-то видела некую насмешку на дне его чёрных глаз!
  Кстати, он так и не сменил свои чёрные брюки и рубашку, ни разу не озаботившись тем, что я после этого о нём подумаю!
  Я же под его взглядом сначала несколько терялась, а затем дерзко посмотрела в ответ, не скрывая усмешки.
  Наши гляделки не остались незамеченными отцом, который, наконец, обратил внимание на лорда Мелленберга:
  - Юноша, я слышал, вам предложили должность при дворе?
  Лорд Мелленберг перевёл свои тёмные глаза на батюшку. Тот бы занервничал под таким пристальным взглядом, однако, известная степень близорукости помогала ему переносить и не такие ситуации без потерь!
  'Юноша' тем не менее ответил:
  - Предложили.
  - Вы отказались?
  - Об этом уже говорит весь Эльмир, - с определённой досадой хмыкнул лорд Мелленберг.
  - И почему же вы отказались? - отец всегда любил не замечать неловкость ситуаций, благо его зачастую одёргивала матушка, но сейчас она тщательно обрабатывала графиню, потому неловкость всё же возникла.
  - У меня своё видение достойного занятия для мужчины. При дворе хватает шутов, готовых одевать по утрам короля и подтирать тому сопли, я же не считаю эту участь заманчивой, - почти на грани приличий очень резко высказался лорд Мелленберг, вызвав укоризненный взгляд герцогини Эйвери.
  - Похвально, - отец всегда любил неординарных людей, а двор ему и самому давно приелся, благо служба в армии его от него когда-то спасла.
  В это время матушка решила начать свои боевые действия:
  - Вы представляете, Мари, - весьма фамильярное обращение к графине, но та была отнюдь не против, - моя дочь вот уже полгода живёт не с нами! - да, матушка умела давить на жалость.
  Графиня ахнула, а лорд Мелленберг спрятал усмешку за стаканом с виски.
  - Одна, - продолжала представление матушка, - одна в чужом городе! И рядом нет никого, на чьё плечо можно опереться в трудную минуту!
  - Как я вас понимаю! - вскричала Мари, - в наши дни так редко удаётся пристроить детей... Они так хотят быть независимыми! - укол явно относился к её сыну, но матушка глянула в мою сторону.
  - Ах, было бы так замечательно, найди моя дочь и ваш сын своё счастье...
  - Хватит! - я тихо, но веско прервала этот цирк, - матушка, вы не могли бы прекратить меня сватать?
  - Гретти, что ты... - охнула она.
  - А что? - неожиданно поддержал меня лорд Мелленберг, - леди Бельски права. Как бы вы обе не желали нашего брака, но между нами стоят непреодолимые препятствия...
  - Какие же? - очень не вовремя влезла герцогиня, набирая себе салата трясущейся в её унизанной перстнями руке ложкой.
  - Мои любовницы и её любовники, - пряча смех в глазах, патетично возвестил лорд Мелленберг.
  - Грэтель! - вскричала мама, в то время, как графиня лишь с ужасом осела на свой стул.
  Обе побледнели, а благодаря белилам вскоре и вовсе пошли пятнами!
  Батюшка внимательно посмотрел на меня, на лорда и предложил герцогине помощь с салатом. Мне же не оставалось ничего, кроме...
  - Да, матушка! Хранить девственность в наше время - моветон! Одна! В чужом городе... Такая опасная ситуация для молодой невинной девушки! - передразнила её, тоже поднявшись из-за стола. Теперь мы с лордом стояли вдвоём.
  А рядом с нами Мари и матушка чуть ли не падали в обморок!
  - Что?! Грэтель! Ты серьёзно?! - матушка была растерянна.
  - Сынок! У тебя, что, есть лю... лю... лю...
  - Любовница, мама, - улыбнулся лорд Мелленберг, - и не одна.
  - А сколько? - с ужасом спросила графиня. Что-то мне это напоминает...
  - В каждом городе пару-тройку держу... На всякий разный случай, - не разочаровал меня лорд Мелленберг.
  Графиня схватилась за голову! Моя матушка тоже схватилась за голову! Не за свою - за батюшкину!
  - Сделай же, что-нибудь! - прошипела она ему. Привычный ко всему батюшка меланхолично повернулся ко мне:
  - Грэтель, надеюсь, ты побеспокоилась, чтобы твои связи на стороне не имели последствий?
  Всё, это был занавес!
  Лорд Мелленберг не выдержал и расхохотался, я тоже улыбнулась, чувствуя, что комичная ситуация мне ещё отольётся.
  Графиня попросила воды, герцогиня, наконец, набрала себе салата и передала его графине. Та была вынуждена поблагодарить. Мой батюшка спокойно продолжал трапезу, а матушка испепеляла меня взглядом. Честное слово, будь она василиском от этого было бы больше толка!
  И всё же в воздухе витал сладковатый запах грядущих неприятностей - последствий нашей выходки... Было весело, но это ненадолго.
  Лорд Мелленберг не нашёл лучшего времени, чтобы выдвинуть своё предложение:
  - Уважаемая леди Бельски, - это он обратился к матушке, - можно мне похитить вашу дочь - пройтись по набережной.
  Я чуть не подавилась от того, как быстро изменился взгляд матушки! От стадии 'пусть только все уйдут, ты у меня получишь, паршивка!' он дошёл до 'солнышко, продолжай в том же духе!'. И она с ангельскими интонациями пропела:
  - Ох, дети, идите, конечно же! Я позабочусь о Мари, - и она действительно подбежала ко всё ещё неадекватной графине.
  И я была совсем не против...
  Потому, послушно оперевшись о галантно поданную руку лорда Мелленберга, вышла из столовой, а затем и из дома. Перед этим захватив из комнаты кошелёк под неодобрительным взглядом мужчины.
  Возвращаться сюда я не планировала.
  Матушка в гневе - это одно. А вот матушка, жаждущая подробностей свидания, - это совсем иное. Последнее, если честно, страшило куда сильнее. Да что там, судя по прощальному взгляду батюшки, он и сам был бы не против сбежать подальше!
  А вещи? Вещи мне потом с тысячей гневных писем отправят по почте. Благо не в первый раз сбегаю!
  Только мы вышли из ворот особняка, я, не церемонясь, отняла руку у лорда Мелленберга, после чего, преодолевая стойкую неприязнь, поблагодарила:
  - Я вам очень благодарна, что...
  Сверкнув своими чёрными глазами, он, вот же невозможный человек, меня снова перебил:
  - Не утруждайся, я сегодня в достаточной степени познакомился с твоей семьёй, чтобы получить стойкое отвращение к мысли о нашей свадьбе.
  Недовольно поджав губы, резонно заметила:
  - Будто твоя мамаша лучше моей!
  - А она мне и не мать, а мачеха.
  - Но ты же...
  - Зову её мамой? - поморщился он.
  - Ага.
  - Лишь из-за уважения к отцу, впрочем, его вкус на женщин явно пострадал со дня смерти моей настоящей матери, как ты могла убедиться.
  - И всё же это не даёт тебе права столь высокомерно относится к моим родителям!
  - Не даёт, - неожиданно согласился он, - извини, если задел твои чувства.
  Я аж остановилась, изумившись!
  Но этот невозможный хам снова всё испортил:
  - Я просто стараюсь быть честным, впрочем, если тебе больше по душе сладкая ложь, нет проблем.
  Я злобно фыркнула, отвернулась и направилась к остановке дилижансов. При большом везении я приеду в Номберстон ещё сегодня ночью.
  Решительно повернула к набережной, думая, как лучше всего сократить путь. Лорд Мелленберг счёл нужным попрощаться, когда понял, что я всерьёз настроена его бросить и отправиться по своим делам:
  - Завтра увидимся.
  Ну-ну. Я только хмыкнула. Про себя, чтобы не разочаровывать мужчину раньше времени. Завтра успеет всё понять, увидеть бы его лицо в этот момент!



Летняя Дара

Отредактировано: 29.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться