Практика в академии, или Как не влюбиться в короля

6.6

И вот, когда я уже морально была готова к немедленной казни, король поднялся и… вышел из комнаты. Молча. Отчетливо хлопнув дверью.

- Ух-х…фух-х, - слажено выдохнули мы с женщиной.

- Ну вот теперь рассказывайте, - улыбнулась я ей, садясь в кресло напротив нее.

- Понимаете, - с жаром начала старушка, найдя наконец благодарного слушателя, - мой мальчик он совершенно не такой! Всю свою жизнь он отдавал учебе, науке, но никак не сомнительным развлечениям и компаниям! У него даже девочки не было, настолько он был предан своему делу! Вы знаете, он ведь у меня был очень сильным артефактором! Да-да! – важно подтвердила старушка, видя сомнение в моих глазах, - вы не смотрите, что у нас совсем нет денег, просто он стеснительный был очень, и меня бросать здесь одну не хотел. А какие уж тут у нас деньги заработаешь… - печально вздохнула она. Я же внутренне с ней не согласилась. С таким даром, по-моему, везде можно деньги заработать. Впрочем, это во многом еще и от личностных качеств зависит. – А теперь вот… нет моего мальчика.

Женщина расплакалась и следующие несколько минут я старательно ее успокаивала.

- А у вас есть какие-то подтверждения его дара? – осторожно поинтересовалась я после.

- Ну конечно! – запальчиво воскликнула старушка и, резво подскочив, засеменила в сторону старого, видавшего виды шкафа.

- Вот! – с торжеством победителя преподнесла она мне красный диплом нашей академии.

Я впечатлилась. Насколько я знаю, красные дипломы на факультете артефакторики, как, впрочем, и на любом другом, доставались действительно лучшим. И уж точно с даром не ниже девятого уровня.

Я на всякий случай внимательно осмотрела диплом и действительно убедилась в его подлинности и принадлежности сыну старушки.

- А у него были друзья или приятели? Кто-то, с кем он проводил достаточно времени?

- Вы мне не верите… - поникла женщина.

- Что вы! Верю, конечно. Просто такова моя работа. – Невинно улыбнулась я, а про себя подумала, что не такая я уж все-таки безмозглая и жалостливая, как считает король, и тоже прекрасно понимаю, что мать о своем ребенке часто знает далеко не все, а порой и вовсе ничего.

- У него были коллеги, с которыми он неплохо ладил, но никто из них не пришел дать показания в защиту его репутации. – Печально проговорила женщина, казалось, постарев еще на несколько лет.

- А где он работал? – тихонько спросила я.

- В департаменте магических происшествий, - ответила старушка.

- Вот туда мы утром и отправимся, - король стремительным вихрем ворвался в комнату и привычно схватил меня за руку, вздернув с кресла, - А сейчас нам пора.

- Вы все слышали? - вздохнула я.

- Разумеется, – холодно кивнул король.

Я только глаза закатила.

- До свидания, - обратилась к женщине.

- До свидания, - эхом повторила она.

Король вежливостью не страдал, потому молча открыл портал. Перед тем как шагнуть в него, я еще раз взглянула на женщину.

 Старушка, сгорбившись, сидела в кресле и тяжело утирала трясущейся старой рукой текущие по щекам слезы, прижимая к груди старый диплом сына.

***

- Довольна? – хмуро обратился ко мне король, все так же таща меня за руку по бесконечным коридорам дворца.

Я не ответила.

- Амели?

Шмыгнула носом.

- Ну что еще не так?

Тихонько всхлипнула.

- Что, Ами?

- Стару-у-ушку жа-а-а-алко, - провыла, утыкаясь носом в рубашку императора.

- О, господи… - мученически выдохнул мужчина, одной рукой обхватив меня за талию, а другой ласково поглаживая по голове, - Котенок мой рыженький, ты пойми, по всему миру таких историй миллионы, если жалеть каждого, никаких нервов и слез не хватит.

- Ну, почему-у та-ак… - рыдала я.

- Не знаю, - непривычно серьезно ответил король, - Но у всех нас свои испытания, у кого-то бОльшие, у кого-то меньшие. Давай жить своей жизнью, ладно? Зачем забирать в свою судьбу чужую боль, если этим ты ничем помочь не сможешь? Просто делай свою работу, малышка, делай головой, а не сердцем, и тогда ты и поможешь, и себя не потеряешь.



Александра Чиликина

Отредактировано: 20.07.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться