Правая перчатка призрака

13. Возвращение с глубины

Понимаю, что была писательницей.  Даже знаю имя и фамилию.

Нашла  в сети изображение парка с захоронением неподалёку от дома. Цветы, деревья, тень, свет, солнце рисует лучами круги. Кирпичные стены, увитые плющом. Именно так и возникло в видении.

Мне нравится моё прошлое имя и вся жизнь больше века назад. Достойна, умна и красива. Той красотой, что встречается у людей с развитым чувством Прекрасного. Это интересно. Очень. Правда,  настоящее и будущее важнее!

Теперь понятно, почему не могла не писать.Подумать только!

Я могла купить книги, которые создавала в другом времени, ―  более ста лет назад! ― и прочитать их. Купила.

Толстая книга с отличным шрифтом и необыкновенным содержанием плюс книги в электронных библиотеках.  Дышала строками и обнаружила множество совпадений прошлого с настоящим. Когда я писала в прошлом, не думала, что новая «я» будет с восторгом впервые читать строки. Глотать главу за главой в новом столетии.

Рассказала бабушке Анне. Она отнеслась к этому не так вдохновенно, как я. Да, моя вторая бабушка ― личность более приземлённая. Она выросла из земли, точно полевой цветок. Васильки, ромашки, бессмертники ― её любимые растения.

Её слова:

Возможно, мы рождаемся вновь.

Но ты не должна быть в этом так уверена.

Как и в том, что эти книги писала  в прошлом воплощении.

Не следует изучать свою прошлую жизнь.

Лучше учись для будущего.

 

Но я изучала и подробно. Любила мягкие ткани зелёного и розового оттенков. Мне, как и сейчас шёл алый цвет. Была замужем. Моё имя состояло из девяти букв, а фамилия из шести. Тонкие черты лица. Длинный нос с горбинкой. Упрямые губы.

Мне нравится тот портрет. Видела это лицо в одном из своих снов. На день рождения.

Как только  вспомнила об этом, порывисто добежала до шкафа и из самого нижнего ящика достала большую тетрадь  альбомного формата. 

В ней принялась искать описание той женщины.

Нашла! Нашла! Она точно приснилась мне в мой день рождения.

Интересны её мысли о счастье. Не она искала счастье, а оно её.  Проза у неё получалась лучше, чем стихи.  У меня получаются стихи. Но я ведь и не пыталась писать прозу, не считая всех своих дневников. Их можно считать прозой?

Чувствовала себя обескураженной. Неожиданно столкнулась с толпой бесконечных вопросов, превращённых в звёзды, под которыми я родилась тогда и сейчас.  Мои щёки алели. Глаза сияли. Я собиралась в бассейн в очередной раз. Ещё бы! Теперь я знаю, о том, что составляет моё счастье ―

мои слова, то, что пишу.

Учитель прав: пока  пишу, не могу быть несчастной.

Пишу и счастлива. Просто от того, что закругляю буквы, собираю их в горстки и подбрасываю к звёздам. Ввысь!

Чистый лист для меня ― небо. В нём тысячи звёзд мерцают, глядят невидимым взглядом и на меня.

Вернулась  вновь  в бассейн ― никого. Вода не цветная. Чистая, голубая. Гладь зеркала.

Спустилась по лесенке, легла на доску и поплыла. Чувствовала себя необыкновенно звенящей. Словно внутри меня поселились тысячи серебряных колокольчиков. В них  ― неземные силы.

Плавала вдоль бортика. Вдруг решила двигаться туда, где глубже, метров пять по вертикали. Отблески майского солнца, бегущего из маленьких окошек. Ныряют в воду. Танцуют на моей коже.

Вода прохладная. Тихая, точно лес зимой за горой.

Перед моим взором появились огромные, разноцветные шары и я, улыбнулась видению. Левой рукой дотянулась  до одного из них, и его блики принялись обволакивать мою руку. Почувствовала тепло. Меня бросило в жар от странности происходящего. Шар обступил меня  так, что я оказалась в самом его центре. Стало  тепло, как в безветренную погоду на пляже. Другие шары ― их собралось много, ―  плавали в отдалении.

Вода внутри каждого из них бурлила. Сказочные образы в  реальности.

 

Стала мешать доска. Я почувствовала под собой глубину и смотрела сквозь розовые, зелёные и жёлтые отблески на воде от шаров, вниз, на дно. Там преломлялась плитка, отражая меня. Неожиданно, доска, на которой я плыла, выскользнула из-под меня. Отскочив, словно луч от стены, она оказалась на другом конце бассейна. Я уходила вниз, под воду, вместе с шаром. И все его сказочные цвета не могли мне помочь при всём желании. Барахтаясь, точно бабочка, запутавшаяся в  собственных крыльях, я шла ко дну, беспомощно цепляя ногами и руками воду.

Мои ноги двигались слишком быстро. Так быстро, что неправильно.

Мои руки трепетали. Разгребали воду в безмолвной, равнодушной глубине.

Словно лепестки чайных роз в шторм.

Из-за воды щипало в глазах. Стало холодно и стыдно. Стыдно от того, что  не могу выплыть и тону. Подобно ложке сахара в чашке тёплого молока.

Самое ужасное, что в эти мгновенья, я видела свою розовую доску для плавания. Её было отлично видно, там, в вышине, над водой. Она плавала  у самого дальнего борта. Я так разозлилась на её спокойное плавание, что в неистовом порыве оттолкнулась ногами от кафельного пола и заработала руками и ногами  как-то иначе.



Анна Туисова

Отредактировано: 06.06.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться