Правая перчатка призрака

15. Неожиданность

На берегах моей словесной реки обитают прекрасные цветы, и когда  я пишу о них, почти чувствую их аромат. Стою на пороге  своего необъяснимого мира и смотрю, как даль обнимает моё воображение зарёй, туманом, луной,  тихими отсветами моей судьбы.

Мои реки полны слов, сказаний, легенд, правды, ― правды, превращающей меня в одинокое, обособленное существо. Правды, создающей во мне ― пространственные лабиринты постоянно нового и непостоянно странного, вечно обновляющегося; тихих и чётких миров, сквозь которые я брожу, видимо для того, чтобы чувствовать и понимать иначе. Видеть иначе, интерпретировать по-другому, по-иному.

Много размышляла в те дни. С интересом читала о других людях, их исканиях, жизни. Хотелось дружить с ними. Слышать, как мне задают вопросы, желая услышать ответы.

Таких людей в моей жизни не было. Друзей. Точно я ― оса, которая живёт поблизости и бережно охраняет свой клад в диком и мистическом саду.

Да, моя жизнь напоминает такой сад. В нём я и розовый куст, и медовая яблоня. Во мне сочетается всё, что растёт в этом саду. Тысячи лепестков опутывают меня сладким, нектарным теплом, в котором пишу, хожу, думаю, переживаю, преодолеваю и понимаю жизнь.

Перед сном  представляю, что нахожусь в своём саду, черпаю воду из озера, умываю лицо, а вокруг меня летают мистические существа, умеющие беседовать со мной.

В то время я впервые прочитала о самом мистическом  месте на земле. Южнее и дальше нас. Озеро Птиц. Люди, имеющие какие-либо способности, спешат туда, чтобы увидеть призрачных, существующих в ином мире, птиц: огромных и крошечных, диких и летающих, странных и сказочно красивых. Пернатые призраки находятся там, близ озера. Множество туристов едут туда с целью, увидеть хотя бы одну птицу. Говорят, не существует в мире людей, способных увидеть их всех. Для меня Озеро Птиц ― самое таинственное место на земле.

Пишут, там земля другая, энергетика выше. Дети способнее. Успеваемость детей очень высока, а в университетах полным-полно учёных, преуспевающих в выбранной ими деятельности.

Проживание в отеле близ озера дорогое. Если смогу, то обязательно отправлюсь туда однажды. Вдруг мне повезёт, и увижу самую маленькую, белую долгоносую птицу с пушистым розоватым хвостом. Её видели только однажды. Один профессор сфотографировал озеро, не видя птицы, а на снимке она появилась. Ему постоянно предлагают огромные суммы за это фото, но он, естественно, не согласен. Поселился в отеле, и проводит свои исследования ежедневно. Счастливый! Вот бы познакомиться с ним!

Итак, у меня появилась мечта. Только, чем больше я представляю, что смогу туда когда-нибудь отправиться, тем дальше устремляется от меня Озеро Птиц.

Подготовка к экзаменам оказалась легче, чем уверяли все вокруг. Уже три года, как я сдавала биологию, физику, сочинение по литературе и математику. Подготовка билетов по устным предметам заняла всего две недели. Просто распределила темы на каждый день и писала заметки. Не могла не писать и стихи ― они вырастали в саду моей жизни цветами, кустарниками, деревьями, первыми лучами солнца и оставляли разные следы: нежные, терпкие, красивые, любимые, странные. Жгучие, словно аромат белых роз и свежие, как утреннее окно.

Писала о нём, ― том человеке-великане, которого встретила в видении. Не знала, когда его увижу, и как это будет. Под дождём, в снежный шторм или в зной, когда щёки румяные, точно инжирные персики…

Он возник в моей жизни неожиданно, задолго до знакомства. Будто на картине, нарисованной энергией на фоне моих сомкнутых век.

«Великан, мой великан, будешь ли ты мне другом?  ― меланхолично спрашивала я себя. ― Поговори со мной!» ― я глядела в ночное небо. ― Где обитаешь? Ведаешь ли обо мне во сне? Какой ты? О чём мечтаешь?»

Золото в камышах. Небо, бегущее на цыпочках. Тень, обернувшаяся любовью. Облачные глаза. Дверь без ручки. Гора. Бесконечное своенравие. Нежность облаков. Близкий, огромный мотылёк. Матовый предрассветный туман. Истина по ту сторону зеркала, близкое небо ― это всё ты для меня: неуловимый, могучий, далёкий.

Дикий взбалмошный сад. Солнце в воде. Древесная кора. Рукопись. Лунные черты. Тихие шаги. Молчание. Нить жемчуга. Волны. Бегущий свет. Отражение двадцати восьми ветров. Профиль. Особенность. Солнечные часы. Поцелуи пасмурного неба. Непокорность, призрачность, печаль, иное знание, ― это я.

Разве сможем мы когда-нибудь встретиться? Вдруг навек ты останешься только видением ― моим любимым видением?..

Часто рассуждаю, чувствуя, как отражение звёзд собирается во мне в стайки. Иные, особые птицы понимают меня, пусть даже я их не вижу.

Стены, стены окружают меня, слышат мои светлые мысли и возможно, порою, гордятся мной.

Двери. Мы можем смотреть на них, чувствуя, как ветра окружают нас всюду: дома, на прогулке, в школе, во сне. И во сне есть свои ветра ― сны ветров.

Пишу, сидя за столом в зале. Разглядываю полустеклянную дверь, поверх которой накинута карамельная ткань. Когда  думаю об экзаменах, на ней появляются формулы, система координат, синусы и косинусы. Стоит только задуматься о любимом видении, как в воздухе, прямо над этой тканью появляются золотые лучи.  Они напоминают головастиков ― юркие, внимательные, изучающие, нависающие, бегущие от солнца.

         Солнце впускает лучи, а с помощью счастливых мыслей мы можем отслеживать их движение по ковру, диванным валикам, столу, огромным деревянным часам и золотистым шторкам с едва заметным оттенком бронзы.



Анна Туисова

Отредактировано: 06.06.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться