Правда не горит

Размер шрифта: - +

Глава 13

МАТТЕО

 

Дни до пятницы Клио забрасывала меня шквалом сообщений. Я никогда не переписывался так много по телефону! Но она, к счастью, совершенно не затрагивала тему моего невеселого детства.

В пятницу мы опять обедали в остерии в центре Сиены, когда Клио вдруг неожиданно спросила самым будничным голосом:

– Что ты собираешься делать на Рождество?

Это был, возможно, самый ненавидимый мной вопрос. Потому что, когда мне кто-нибудь его задавал, у меня было ощущение, что в меня плюнули. Мне нужно было увернуться и сделать вид, что ничего не произошло, ответив беззаботно, что «я пока не решил». А потом постараться сменить тему, чтобы не выслушивать о планах других.

Я подозрительно посмотрел на Клио. К чему это вопрос?

– Я пока не решил, – сухо ответил я и отправил в рот следующий кусок лазаньи.

– Что скажешь, если мы проведем его вместе?

Я чуть не подавился своей лазаньей и еще более подозрительно уставился на Клио, пытаясь угадать, что у нее на уме. Жалость, спровоцированная моим рассказом? Или она решила под этим предлогом положить конец нашей дружбе? Приняв за более вероятную правду второе, я усмехнулся.

– Разве ты не проводишь Рождество с родителями и прочими родственниками? Это ведь семейный праздник, Клио, а не дружеская вечеринка.

– На Рождество мы всегда ездили в Апулью к родственникам моей мамы, прихватывая с собой родителей папы. Но дедушка, папин папа, приболел, потому мои родители поедут к ним. То есть, по сути, мы останемся во Флоренции.

– И что? Ты не должна поехать к дедушке?

– Я и поеду, но 25-го, после обеда, а Рождественскую ночь мы проведем с тобой, ты не против?

У Клио все всегда было неимоверно быстро и просто, и это мне в ней нравилось. Только в данном случае все было очень сложно. Я бы полжизни отдал за одно Рождество с ней, но это не должно произойти! Не в этот раз, по крайней мере. Я был уверен, что ее родители подадут на меня в суд, если узнают, что мы с Клио перешли на иной уровень отношений. Может, через два месяца, когда ей исполнится 18, я стану проще к этому относиться…  

– Клио, скажи мне честно: что ты задумала? Почему это предложение?

– Почему нет? Разве друзья не могут проводить вместе Рождество? – пожала она плечами.

– Нет, обычно нет.

– Ну, вот и будем исключением, – рассмеялась она. – Ты нарядишь елку сам или тебе помочь?

 

Впервые за последние пять лет я озадачился покупкой елки и украшений для нее. Последний раз я помогал наряжать елку Алексу, когда мы были еще студентами. Он, правда, потом уехал к родственникам с родителями и Даниэле, а я остался один с этой елкой. Но с тех пор, как Алекс женился и съехал отсюда, я ни разу не украшал дом к Рождеству.

И вот пять лет спустя я снова наряжал елку утром 24 декабря. Клио умудрилась меня уговорить, хотя потом я мучился сомнениями. Но предложение было таким заманчивым, что я не смог противостоять уговорам своей маленькой подружки, которая вливала в меня невыносимую дозу энергии и легкости.  Несмотря на то, что она была вспыльчивой, порывистой, наивной, часто неправильно понимала мои слова, делала неправильные выводы и обижалась даже на мои мысли, которые мне ни разу не приходили в голову, мне было легко с ней, весело и непередаваемо хорошо…

Только пока я вешал на елку шарики, в груди у меня начала расплываться леденящая душу грусть. Я должен был радоваться тому, что наконец-то проведу Рождество в приятнейшей компании. Не должен ли я быть счастлив от одной только мысли о Рождестве с девушкой, которую я…? Я резко мотнул головой. Нет, о чем это я… С девушкой, которая является моим очень хорошим другом. И мне надо будет постараться держать себя в руках. Это будет нелегко, но я попробую. Да, я был счастлив и совершенно не понимал, откуда этот декабрьский лед в груди.

Через час гостиная сверкала красно-серебристыми цветами, а огни люстры отражались  в поверхности шариков. Я задумчиво смотрел на елку в углу моей гостиной. Она создавала уют семейного праздника, он буквально окутывал мою маленькую квартиру и мою душу… Чтобы добавить еще тепла, нужно сходить на ярмарку и купить разные безделушки, сделанные умелыми руками ремесленников. Я быстро оделся и вышел в морозный солнечный день, забыв обо всем, кроме предстоящего вечера.

Рождественская Сиена сверкала в лучах зимнего солнца разноцветными шариками, елками, установленными на маленьких площадях, гирляндами и мигающими лампочками. На всех дверях висели рождественские венки, а толпы веселых туристов шумно бродили по мощеным улочкам. В разных частях города можно было увидеть большие и маленькие Презепе[1]. Некоторые были настолько потрясающими, что я даже останавливался, чтобы рассмотреть их повнимательнее. Ведь мне никогда не доводилось делать дома подобную инсталляцию, потому оставалось только разглядывать творения других. И некоторые были истинным шедевром. Со всех сторон слышалась разнообразная музыка, и атмосфера в городе была такой волшебной, что я в глубине души начал верить в рассвет. Или, по крайней мере, хотел в него верить.

Я направился прямиком на Пьяцца дель Кампо. Я давно не был на нашей самой большой в городе рождественской ярмарке. Половина прилавков пестрела всевозможными ремесленными изделиями, а другая половина – гастрономическими продуктами: колбасы, сыры, мед, сладости и, разумеется, вино. Продегустировав все это, можно было уйти с ярмарки весьма сытым. Я уже целый час бродил среди прилавков, пропитываясь праздничным настроением. Лед внутри почти растаял от этой рождественской атмосферы. В одной руке у меня был целый пакет милых и симпатичных украшений для дома, которые я купил, чтобы порадовать Клио, а в другой – пакет с ricciarelli, типичными рождественскими сладостями Тосканы.



Кэтти Спини

Отредактировано: 29.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться