Правда не горит

Размер шрифта: - +

Глава 31

ФЛАВИО

 

Кажется, ход земли по орбите остановился…

Oh, cazzo...

Я закрыл лицо руками. Неужели такое возможно? Я вспомнил странный разговор с ней по телефону из Роттердама. Сначала она 26 минут не отвечала на 10 звонков, а потом говорила странным голосом, со странным придыханием и со странным замешательством…

Она не поехала с нами на турнир, чтобы провести время с другим мужчиной?

Моя Кьяра, которую я люблю уже 18 лет?!

Моя Кьяра, которой я безгранично верил, которая не могла мне изменить?!

Кьяра, которая клялась мне в любви все эти годы и несколько минут назад?!

Которая однажды сказала мне, что измена в семейной жизни для нее неприемлема. «Если ты когда-нибудь разлюбишь меня, собирай чемоданы и уходи, но не смотри на меня лживыми глазами. Так ты убьешь меня, мою веру в любовь, в людей. Никогда не обманывай меня, прошу тебя». Так она говорила мне каждый раз, когда брак кого-нибудь из знакомых давал трещину из-за измены.

И вот теперь, в пятницу, едва мы уехали с нашим сыном на соревнования, она получает это пошлое письмо с прозрачными намеками. Che schifezza![1] И зачем же тогда я хранил ей верность?!

Мне вдруг стало сложно дышать в этом доме, где я был счастлив 18 лет, и который теперь был завален обломкам этой любви. Я еще не осознал размеры этого обвала, но сердце мое трескалось, а из ран фонтаном била кровь.

– Флавио! Ты почему не отзываешься? Я тебя раз шесть уже звала! – вошла в гостиную Кьяра с ложкой в руках.

Я медленно повернулся к ней. Улыбка моментально сползла с ее губ, а лицо побледнело.

– Что… что случилось? – испуганно спросила она.

Я попытался взять себя в руки. Где-то очень глубоко внутри меня вспыхнула необъяснимая надежда, призрачная и глупая.

– От кого это письмо под именем piccolino@****.it?

Глаза ее вдруг стали наполняться ужасом, и мне показалось, она готова упасть в обморок.

– От… знакомого, – сдавленно ответила она.

– Хорошо провели вечер? – полюбопытствовал я ровным тоном.

– Флавио! – умоляюще посмотрела она на меня. – Это не то, что ты думаешь!

– Хорошо, объясни мне, что это значит, – скрестил я на груди руки, откидываясь на спинку кресла.

Она молчала, лихорадочно теребя ложку в руках и опустив в пол глаза. Потом вздохнула и в отчаянии посмотрела на меня.

– Я не могу объяснить. Прости, Флавио…

– Простить? – воззрился я на нее. Внутри начало что-то неприятно жечь. – Значит, ты изменила..?

– Нет! Флавио! Это не так!

– Тогда объясни! – сузил я глаза. – Ответить мне! – повысил я голос. Она молчала. – Я, как идиот, верил тебе все эти 18 лет. Гордился нашей любовью… Обожал тебя… А ты взяла и выкинула все это, как ненужный хлам, в помойку?!

– Почему ты не веришь мне, Флавио?!

– А как я могу верить, если ты не можешь мне объяснить? Ты бы поверила, если бы нашла у меня подобное письмо, но я не мог бы объяснить его значение?... – я в изнеможении покачал головой. –  Знаешь… После турнира я… оказался вдвоем в номере с женщиной, – с горькой улыбкой произнес я. – Мы познакомились с ней на турнире… Она хотела переспать со мной… Но я не смог… Потому что любил тебя и верил во взаимность… Ты растоптала меня, Кьяра, своей изменой… – я не мог найти слов, чтобы выразить свои мысли.

– Что происходит?! Вы спятили?! – раздался испуганный голос. Мы, как по команде, обернулись: в дверях стояла Клио.

Я с болью посмотрел на Кьяру. Мне было невыносимо смотреть на то, как рушится моя семья – единственное мое надежное пристанище, моя жизнь… Я встал и, шатаясь, пошел к входной двери.

– Флавио! Это неправда! Я люблю тебя! – схватила она мою руку.

– Кьяра, я прошу, оставь меня, – спокойно сказала я, вырвал свою руку и вышел в ночь.

 

Темнота спустилась на город, а я бесцельно блуждал по Флоренции, как придурок почему-то вспоминая нашу с ней первую прогулку по моему городу 18 лет назад. Это было одним из моих самых сладостных и трепетных воспоминаний. И сейчас это воспоминание полосовало мою душу, выворачивало наизнанку все мое существо.

Второй раз в моей взрослой жизни по моему лицу текли слезы. Первый раз это было от счастья, когда я нашел и вернул мою Кьяру, которую безумно любил. Теперь это были слезы боли, когда я потерял мою Кьяру, которую все еще безумно любил.

Я не мог вот так взять и разлюбить ее в один миг. Я должен был бы сделать это в ту минуту, когда моя верная любовь оказалась в помойке, но я почему-то не мог. Я проклинал себя за свою слабость, за такую безусловную привязанность к ней, но я не мог вырвать из моего сердца эти чувства к ней и выкинуть. Жжение в груди усилилось, я был вдребезги разбит, разрушен… Я никак не мог собраться с мыслями и решить, что делать дальше. В один миг все полетело к черту, вся жизнь… Или не в один миг..? Неужели я был так слеп, что ничего не замечал? Но когда же все изменилось?!

Я поднял голову и огляделся. Оказалось, что я стою совсем недалеко от Понте Веккьо, и огни ночной Флоренции отражаются в ленивых водах Арно… Она беспечно текла мимо, а я был один на ее берегу, в объятиях ночи моего любимого города… Мое счастье и любовь убегали в темную пустоту, вместе с водами этой реки, растворяясь в боли и одиночестве.

Я горько усмехнулся…

Пожалуй, настало время узнать, какой глубины Арно… Теперь по-настоящему настало…



Кэтти Спини

Отредактировано: 29.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться