Правда против Кривды

Размер шрифта: - +

Дарья

Еще раз о Правде и Кривде.

Очень сомневался, стоит ли выкладывать эту историю. Она записана давно, еще во времена юности. Ради чего? Конечно же, ради размышления «на тему». Это реальная история, можно сказать – документальная. Помнится, я планировал записать ее без выводов, ведь выводы каждый человек должен делать самостоятельно, пропуская прочитанное сквозь призму собственных убеждений, жизненного опыта и устоявшегося мировоззрения, но потом подумал: а какого черта? И высказал свою позицию. Правильная она или ошибочная – это уже другое дело, но поднятый вопрос, думаю, должен быть озвучен. Он как являлся  жгучим и актуальным в человеческом прошлом, так и останется злободневным в будущем, пока люди, видимо, не перейдут на иной уровень сознания, не поднимутся по духовной лестнице хотя бы на одну ступень выше.

Скажу сразу: эта история приключилась со мной.  Уже как много лет она хранилась записанной в блокноте и пылилась на полке рядом с чем-то всегда бесконечно нужным, но, в то же время, неприкасаемым десятилетиями. Творческие люди вообще отличаются складированием всякого бесполезного хлама, который «когда-нибудь пригодится...».

Это как в анекдоте про эстонца с курицей, которую он подобрал по дороге со словами «Пригодится!», целый год возил в багажнике машины эту тухлятину и не понятно, что еще с ней делал, а потом выбросил на том же самом месте, сказав: «Не пригодилась!». Только в отличие от персонажа этого анекдота творческие люди редко решаются выбросить что-то, напоминающее им некий особый вкус/запах/погоду/чувства и т.д.

Данная разновидность вещизма обычно прикрывается загадочной фразой «не трогай мой творческий беспорядок!», и жутко раздражает родных, периодически порывающихся тайно утилизировать весь этот пыльный набор картинок, каких-то клочков, вырванных из журналов; газетных статей, зарисовок, набросков, этюдов и эссе.

Так произошло и с этой историей. Она спокойно лежала, пылилась и, к счастью, основательно забылась, пока я недавно не прочитал один рассказ, всколыхнувший во мне те давнишние события, записанные в блокноте более двадцати лет назад...

 

Первый курс университета...

Мне кажется, одна эта фраза у всех уже вызывает улыбку и тут же всплывают приятные воспоминания. Юность, свобода, легкость, гормоны, бьющие по мозгам; новые знакомые, друзья, подруги... и, как ни странно, начало взрослой жизни со всеми ее травмами, ушибами, падениями и болезненными восстановлениями.

На нашем факультете быстро сформировалась большая и дружная компания из разновозрастных студентов. Все были очень яркими личностями, умными ребятами и девчонками и в той или иной степени - творческими. Помимо совместного времяпрепровождения в Универе, мы постоянно созванивались, когда возвращались домой, встречались на выходных или после пар уезжали всей компанией куда-нибудь погулять. Еще обожали совместно готовиться к семинарам и экзаменам: иногда «вися» часами на телефоне, а иногда, собравшись вместе у кого-то. Правда, в последнем случае о подготовке к семинару или экзамену все быстро забывали. Насколько быстро – это напрямую зависело от наполненности кошельков, что выбрасывались в общую корзину. Ну, не сидеть же с книжками без еды, верно?! Так не вкусно готовиться.

В отличие от многих студентов мы практически не выпивали, если только совсем немного и очень редко, как правило - на дни рождения или праздники. Нам было важно именно общение на трезвую голову. Девчонок и парней у нас в компании было почти поровну. Одну мою подругу – сокурсницу - звали Дарья.

Даша была эффектной девушкой с разноцветными «осенними» волосами и удивительным чувством юмора, в меру язвительной, но отзывчивой и всегда на мой вопрос: «Даш, ты дашь?..» отвечала утвердительно и давала... списать лекции, которые я частенько прогуливал.

Прошло больше полгода от начала занятий, как я стал замечать, что с девушкой что-то происходит. Спрашивал о причинах ее заторможенности и задумчивости, но она отшучивалась. Я махнул рукой, подумав, что это какие-то женские штучки и больше не приставал с расспросами.

Но однажды весной, когда мы всей компанией отправились в парк развлечений, она схватила меня за руку и попросила остаться на земле, а не трястись где-то в вышине на Чертовом колесе или американских горках.

- Поговори со мной, - попросила она, и тут я заметил в ее глазах дрожащие слёзы.

- Даш, что случилось?

Я на самом деле забеспокоился, так как до этого момента ни разу не видел, чтобы она плакала, ныла или просто хотя бы жаловалась на жизнь. Никогда. А тут слёзы...

Мы проводили взглядами наших приятелей, что разбрелись по всему парку, а сами опустились на лавочку.

- Я встречаюсь с парнем, - зашмыгала она носом.

- Эмм... так это здорово, что не с девушкой, - пошутил я, внутренне облегченно выдохнув, как сделал бы любой парень на моем месте, услышь он от девушки-друга предложение «остаться и поговорить наедине». У меня к тому времени уже имелась любимая и объясняться с Дашей, почему я несвободен, мне совершенно не улыбалось.

- Ты всё шутишь... – Даша совсем сникла, и слезы закапали с ее подбородка.

- Ветер холодный. Если будешь плакать - лицо обветрится. Завтра превратишься в чешуйчатое создание. Тогда наша Наташка с удвоенной силой примется зудеть все лекции напролет о всевозможных скрабах, масках да кремах. Точно придушу ее! Я и без этого уже в курсе всех новинок косметологии, этой вашей... как там ее... липосакции да тонкостей родов в воде. Хоть уши затыкай! Пожалуй, отсяду от вас на самые дальние ряды к нашим футболистам.

- Хорошо, я не буду плакать.

- Так о чем ты хотела поговорить?

- Мой парень – дагестанец, лезгин.



nick vengens

Отредактировано: 08.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться