Праведная. Крылья Души

Размер шрифта: - +

Глава 6 (13.02.18)

 

«Нужно немного, чтобы вызвать улыбку, и достаточно улыбки, чтобы всё стало возможным»

(Жильбер Сесброн)

 

ДомА в подоле Белый Яр были похожи друг на друга словно близнецы-опята, выросшие на одном пеньке после дождичка в четверг. Но даже у близнецов, если они похожи как две капли воды, со временем появляются некоторые особенности, по которым их можно отличить. Белый Яр не стал исключением – цветы в палисаднике, роспись на заборе, резные ставни – это то, что сердобольные хозяйки осмеливались украшать по своему вкусу, предпочтениям и возможностям.

Несмотря на раннее утро, улицу нельзя было назвать совсем уж пустынной. Редкие прохожие, спешившие по своим делам, бросали на девушку заинтересованные взгляды. Молодые хозяйки, решившие поухаживать за своими идеальными клумбами по утренней прохладе, не скрываясь, смотрели на неё, как на восьмое чудо света.

Может быть в другое, более благоприятное время, она тоже не упустила бы момент, чтобы с интересом изучить окрестности и поближе познакомиться с этими людьми (всё-таки другой мир, это не соседняя страна и даже не континент, куда можно добраться, купив билет на самолёт). Но не сейчас, когда сердце разрывалось на части от одной только мысли, что та поляна окажется пустой…

Да и чувствовала она себя в подоле, словно мышка среди милых кисок. Вроде и смотрели на неё без злобы и неприязни, но невидимое нечто, давило на неё со всех сторон, словно предупреждая об опасности.

Из Белого Яра Марьяна выбралась довольно быстро, так как дом Джонатана находился почти возле самого его края, а минут через двадцать подол и вовсе остался позади. Дорога, возвышаясь, свернула влево, и небольшой перелесок, словно стеной, окончательно отгородил её от поселения.

Девушка угрюмо переставляла ноги, стараясь не думать, что будет делать, если Макс снова не придёт. Сейчас главное найти знакомую поляну и остаться там до победного конца. Одно плохо - поесть не успела и с собой ничего не взяла, зато зубы почистила. Н-да.

Понемногу утренняя прохлада сменилась полуденным теплом. Солнце жизнерадостно оторвало свой румяный бок от земли и зависло ровно посередине между горизонтом и зенитом. Дорога хоть и была земляной, но не пылила. Она широкой лентой убегала вдаль и терялась где-то возле тёмной полосы леса. По обе стороны от неё раскинулись поля с различными посевами, определить названия которых Марьяна не взялась. Она и раньше колосья ржи от пшеничных бы не отличила, а здесь они и без этого имели кучу своих отличий, как тот же синий в полоску огурец.

Часа через полтора она устало нырнула в лесную прохладу. Пить хотелось неимоверно. Рюкзак оттягивал плечи, будто пятидесятикилограммовый мешок с мукой. Девушка бы и рада потерять его где-нибудь по дороге, но это было всё, что имелось у неё в этом чужом и незнакомом мире.

Широкая полевая дорога, в лесу трансформировалась в еле заметную тропинку, которая как трусливый заяц петляла между деревьями.

Вскоре Марьяна заметила поваленное дерево с иссушённым стволом, на которое ещё вчера обратила внимание. Значит ей пора сворачивать с тропинки и забирать вправо. Через десять минут она вышла на поляну, с которой за вчерашний день почти сроднилась и окинула её печальным взглядом. Она оказалась пуста.

Девушка устало скинула в зелёную траву рюкзак и прислонилась к тёплому шершавому стволу.

- И что теперь?

***

Через пару часов солнце достигло своего зенита, проникая лучами даже сквозь густые кроны деревьев. Положив голову на рюкзак, Марьяна свернулась калачиком на маленьком клочке прохладной тени.

Два часа бесполезных ожиданий, которые ей показались двумя днями, и осознание безвыходности ситуации, привели к тому, что на девушку навалилось полное безразличие. Что толку куда-то идти, что-то делать, если выхода нет? Нет его! Она заперта в этом мире, на этой треклятой поляне, похлеще, чем копи царя Соломона.

Никогда в жизни она не чувствовала себя настолько беспомощной!

Кажется, это конец...

Несмотря на жару, тело словно заиндевело изнутри, и глаза закрылись сами. Даже жажда в скупе с голодом притупились, и Марьяна задремала.

Было всё ещё светло, когда она заметила сквозь прикрытые веки некую тень, закрывшую от неё солнце. Она с надеждой распахнула глаза и… увидела Джонатана. Он неспешно опустился рядом с ней на корточки и сложил руки на коленях. Она невольно отметила хмурую складку между светлыми бровями, напряжённый карий взгляд, крепко сомкнутые губы и прошептала:

- Он не пришёл…

Это отняло последние силы, и девушка провалилась в беспамятство.

Джонатан какое-то время рассматривал ушедшую в обморок девицу, затем грустно хмыкнул и подумал, что вот так, неподвижная и молчаливая, эта непутёвая одарённая похожа на безобидного ребёнка. Но стоит ей очнуться и открыть свою бездонную синеву, сквозь которую проступает отнюдь не детская разумность, стойкость и упорство, а ещё упрямство, настырность и безрассудство, так и хочется, чтобы они снова закрылись.

А лицо? Такое милое, с мягкими плавными чертами – оно словно говорило: «посмотрите на меня, какая я лапушка». Ага, сама невинность… Он никогда не думал, что такая «лапушка» может так кричать. Конечно, он никогда не жил с кем-то под одной крышей и совершенно не представлял как себя вести с такими вот молоденькими девицами, вот и был несколько неучтив. Но она как будто специально всё делала не так, точно бы проверяя его на прочность! И честно признаться, прочности оказалась меньше, чем он предполагал.

Только в двух случаях её поведение можно было принять за правду, если бы она была «слаба» умом, либо только вчера родилась, что само по себе противоречило всему, что он успел в ней разглядеть.

Промучившись полдня и пытаясь найти оправдание ей, да и себе, так и не нашёл более или менее логического объяснения всему, что произошло между ними. Неужели так велик в ней дар, что разум просто не справляется?



Настя Мороз

Отредактировано: 28.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться