Праведная. Крылья Души

Размер шрифта: - +

Глава 20 (19.03.18)

 

«Опасная у него улыбка. Как трясина. Зайти легко, выйти — куда как труднее»

(Стивен Кинг. Тёмная Башня IV)

 

Неделя пролетела быстро и суматошно. Вельты, дом, правила поведения с этими вельтами и распорядок дня - кардинально отличались от того, к чему Марьяна привыкла в Белом Яре. Ей казалось, что обитателей в малом княжеском тереме больше, чем проживало во всём подоле. Только там вельты были распределены на большой территории, а здесь они помещались на нескольких этажах.

Конечно, это было не так, но нельзя было сделать и шагу, чтобы не наткнуться на кого-нибудь из жильцов. Как удавалась близняшкам оставаться незамеченными и находить потайные местечки, девушка не представляла.

Благородные вельты, как и ожидалось, смотрели на неё свысока, и сближаться не пытались. Марьяна от всей души была этому рада. Ей и без знакомств с благородными было чем заняться. Одни девочки чего стоили!

А Максимилиан сбежал из родного мира на следующий день после вступления ею в должность няни, пообещав через три недели привезти защиту от ментального воздействия своего брата.

Оставшись одна, без поддержки гения, девушка всеми силами пыталась избежать встречи с княжичем, чтобы лишний раз не напоминать о своём существовании. И толи тактика поведения была выбрана правильно, толи Эварик переменил своё мнение и посчитал ниже своего достоинства преследовать няню своих детей, но новых попыток воздействовать даром он не предпринимал.

Несколько дней всё было нормально, и Марьяна немного успокоилась, как случилась неприятная неожиданность.

После последнего неудачного разговора с наставницей, та ни разу не напомнила ей о нём и старалась вести себя, как и раньше. Старалась она хорошо, но не слишком хорошо у неё это получалось. Задумчивые взгляды, зависания в прострации и оговорки, всё это напрягало девушку и заставляло опасаться дальнейшего развития событий. Вдруг Праведная пожаловалась на неё вышестоящим Праведным, и её за неправедные речи и крамольные мысли собираются спалить на огне? Конечно, в это мало верилось, но вдруг?

И вот, разве есть что хуже, чем жить в ожидании неизвестно чего? Оказалось есть.

После совместного обеда в большой столовой, где она прочно обосновалась в самом конце стола, девочки поспешили на занятия по этикету, а ей выдался свободный час, который планировался потратиться на практику по дару. Нервы были на пределе, так ещё добравшись до комнаты, девушка увидела того, кого видеть не хотелось.

Нехорошее предчувствие собралось холодным комом в груди и заставило замереть на месте, но Марьяна смогла взять себя в руки и внешне ничем не выдать своего волнения. Только предательская жилка на шее билась в ужасе и девушка надеялась, что это не особо бросалось в глаза.

Хотя, кого она хочет обмануть? Перед вельтом она как на ладони.

Неожиданно накатило странное желание психануть, упасть на пол и забиться в истерике.

«Это мои мысли и мои чувства!»

Какое имеет право этот нелюдь читать её? Что она такого ему сделала? Какое имеет право наставница осуждать её? Она же не выходит с транспарантами на улицу и не агитирует народ «сбросить иго Божественного вмешательства»!

Тоже мне, высшие существа выискались!

Но девушка лишь скомкано выдохнула и опустила глаза. Старательно, как будто для неё ничего в этот момент не было важнее, расправила на длинном платье нежно персикового цвета несуществующую складку и произнесла, даже не пытаясь скрыть накатившую злость:

- Ваши дочери на занятиях по этикету, княжич. Позвольте мне пройти в свою комнату.

Зачем тратить силы на бесполезную попытку казаться спокойной, если вельт читает её как открытую книгу? Как там говорится: он знает, что она знает, о том, что он знает? Так пусть подавиться её эмоциями!

Послышались неторопливые шаги и начищенные до блеска невысокие сапоги из тёмной кожи оказались в поле её зрения.

- Как тебе мои девочки, Марьяна? - Бархатный голос княжича играючи растопил холодный комок в груди, порождая там лёгкое томление.

Неужели он ещё и голосом может воздействовать? Этого девушка точно не ожидала. Она предполагала, что обезопасила себя, опустив взгляд, но всё оказалось не так просто. Как обезопаситься теперь? Заткнуть уши? Нельзя, это будет прямое нарушение этикета. Хотя опускать глаза тоже не выход.

От бессилия что-либо сделать, злость усилилась, почти полностью вытеснив страх, но томление осталось. Задыхаясь от противоречивых эмоций и чувств, Марьяна нашла в себе силы отвести руки за спину и сжать кулаки, больно впиваясь ногтями в нежную кожу ладоней, но это мало помогло. Радовало, что пока она ещё мыслила ясно.

Пока.

- Надеюсь, они не особо тебя... утомляют? – продолжил делать своё «чёрное» дело княжич.

Эх, сказала бы она, кто её утомляет! Только, похоже, ответ от неё не ждали.

Прохладные и жёсткие пальцы прошлись по пылающей щеке, обхватили упрямый подбородок, заставив поднять глаза. От такого самоуправства злость взвилась до небес, и сжало грудь болезненным обручем. Хотелось непокорно дёрнуть головой и оттолкнуть беспардонного мужчину. Да только руки безвольно опустились вдоль тела, предавая хозяйку, стоило встретиться с глазами, столь похожими на серо-зеленые глаза его брата.

Эварик смотрел на неё с превосходством, в котором проскальзывало разочарование. Добыча оказалась не такой интересной и непокорной, как он надеялся.

- Слабая, слабая человечка с даром Праведной. Ты меня разочаровала. - Он не пытался скрыть недовольство. Его голос всё так же заставлял трепетать душу в сладкой истоме, но медовой патоки в нём уже не было. Сознание девушки стало затягивать туманной завесой, путая мысли, отрывая от действительности до тех пор, пока сильные пальцы не сжали больно подбородок. Эта боль немного отрезвила, и она часто-часто заморгала, прерывая зрительный контакт с зелёными гипнотическими глазами. Розовый туман отступил, и девушка сообразила зажмуриться. Это не понравилось княжичу, и он раздражёно процедил: - Смотри на меня, когда я с тобой разговариваю. Я ещё не закончил.



Настя Мороз

Отредактировано: 28.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться