Правила боя. Колдун

Размер шрифта: - +

Глава 7. Дорога

 Из леса вылетел белый комок, стрелой пересек становище и скрылся по другую сторону поляны. Гнавший его оборотень сбавил скорость и перешел на неторопливую трусцу.

   - Борец! - как выругался Майорин. - Мог бы поймать.

   - Жалко. - Рыкнул Лавт и играючи боднул Айрин в бок, девушка резала на половинки лук, на две дюжины голодных ртов приходилась дюжина луковиц, крепеньких и сочащимся едким соком. Айрин шмыгнула носом и показал нож Борцу:

   - Насадись!

   Борец тут же чихнул и отвернулся.

   - Злая! Пойду, обернусь.

   - Конечно злая, - пробормотала Айрин, обращаясь к очередной луковице, - как можно жрать эту дрянь и еще других заставлять ее нюхать!

   - Полезно. - Подсказал Люта, на правах командира занимающийся ревизией оружия и сбежавший от готовки. Майорин, которому досталась капуста, с завистью проводил его взглядом, но резать не перестал.

   - И вкусно. - Лекарь по имени Косидар, коего Люта уже досмотрел, выхватил из кучи половинку и смачно захрустел. - Из такого вот злого лука получаются хорошие капли в нос, любую заложенность в раз снимает. Раз и дышишь как новорожденный.

   - Угу...

   - А еще можно каленым чесноком.

   - Или топором. Раз, и нет головы. - Буркнула Айрин. Лекарь хмыкнул и посоветовал девушке несколько других, более гуманных методов убийства. В ответ та уточнила, зачем он идет с ними, не диверсантом ли. Потому как если забросить сего лекаря в Цитадель на несколько дней, то можно будет потом просто заходить и занимать город - оставшиеся в живых сдадутся без боя, моля вылечить их от поноса.

   - Про понос я ничего не говорил. - Обиделся Косидар, морща красивый нос, чудом избежавший некогда острия чьего-то меча, распоровшему ему наискось левую щеку и верхнюю губу.

   - А что с поносом? - удивился один из чародеев, судя по печальному лицу, ему уже влетело от командира.

   - Предлагаю взять Цитадель малыми силами. - Ответила Айрин, забирая у Майорина капусту и ссыпая ее в котелок. Колдунов все прибавлялось, и стоило девушке отвернуться, как они в миг расхватали луковицы. Вокруг стоял жизнерадостный хруст, даже Лавт, обратившийся в человека с удовольствием жевал положенную ему половинку - запах который вызывал отвращения у зверя, человеку нравился.

   - Чего они взъелись на эту Цитадель. - Шутливо брякнул один из жующих. Парень был ровесником Айрин. - Мы же, получается, на них нападаем, а они обороняются.

   Если бы Люта подошел чуть позже, может дело бы и обошлось ответной шуточкой. Но Люта услышал и зло сжал меч в ножнах, который кому-то нес.

   - Льерк, - предупредительно сказал ему старший товарищ. Но Льерк командира не видел.

   - Судя по логике, Цитадельские открытия, которые у нас запрещены, хорошая и полезная штука.

   - Уйди. - Раздалось сзади. Только тогда парень оглянулся. Молчун ткнул ножнами в сторону леса. - Собирайся и уходи.

   - За что?

   - За глупость. - Молчащий Майорин поднялся и похлопал друга по плечу: - дурак он, Люта, а не предатель.

   - Да что я такого сказал? - жалобно вякнул Льерк. От кого-то ему прилетела тяжелая затрещина, но понять он кого парень не успел.

   - Сядь и не высовывайся. - Посоветовал чародей лет сорока с русой короткой бородкой и маленькими, совсем не мужскими, руками. - И спроси у Лавта, почему иногда наказать лучше и правильней.

   - Зелень непутевая, - успокаивал Майорин Люту, - ляпнул по глупости, помнишь Солена, он же тоже так думал.

   - Еще я помню Нежада, Фотия, Зятлика... я много кого помню Майорин, и больше как помнить ничего поделать нельзя.

   После этого со всех надолго слетела веселость, молодые чародеи даже не подначивали Айрин, а Айрин не отвечала им звонко и колко как обычно. Ели в тяжелом молчании, лишь прося передать миску-кружку-ложку-соль или сдержано благодаря готовивших. Льерк зыркал на Люту, все еще не шибко осознавая с чего тот рассвирепел. Люта наоборот старательно отводил глаза, Айрин подумала, что такие как он очень тяжко заводят близких друзей - слишком нелюдимы. Но если и появляется такой человек, то берегут его почище, чем себя.

   После еды Молчун очень быстро разогнал всех спать, не дав посидеть у костра. В караульные выставили четверых, наказав смениться через два часа, у костра остался Майорин.

   Айрин зевала, но тоже осталась. Ожидая, пока перестанут копать в сумках чародеи, пока раздадут ночной корм коням, пока караульные очертят место кругом, за который не отважится ступить ни зверье, ни нежить.

   Девушка в очередной раз прикрыла рот ладонью, заслоняя два ряда крепких белых зубов.

   - Шла бы спать. - Посоветовал колдун. Он поворошил длинную сушину в костре, заставив огонь вспыхнуть ярче.

   - Сейчас уйду. - Буркнула та, но осталась сидеть, протягивая ладони к пламени.

   Все должно было кончиться. Она это знала, они прощались, так как прощаются навсегда, но почему... почему, так хотелось крикнуть, сорвать с него эту пелену невозмутимости и равнодушия.

   Прошло чуть больше месяца. Разве достаточно того, чтобы позабыть все прошлое?

   - Если хочешь поговорить, говори. - Предложил Майорин, садясь рядом. Рядом, но не к ней...

   - Ты меня обманул. - Сказала Айрин первое, что пришло ей в голову.

   - Разве? - Майорин вытянул ноги к костру, от промокших сапог тут же пошел пар.

   - Ты просто решил от меня избавиться, выслать из Вирицы.

   - Решил. - Подтвердил колдун. Айрин подобрала выпавшую из охапки хвороста веточку и принялась водить ею по тающему снегу. Начала разговор... кляп ей в рот и зашить для верности!



Анна Московкина

Отредактировано: 20.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться