Правила боя. Колдун

Размер шрифта: - +

Глава 21. Пришедшие умирать

  "Любой, кто бежит по хрупкому весеннему льду, должен осознавать - настанет миг, и лед даст трещину. С безжалостным хрустом расползется под ногами синеватая корка, и темная ледяная вода примет тебя в свои неласковые объятия. Хватит ли тебе сил выплыть?"

   ­- Или окочуришься от переохлаждения. - Подсказал Орм, заглядывая Валье через плечо.

   - Ну! - возмутился менестрель. - Нехай подглядывать!

   - Так, интересно, что ты там царапаешь!

   - Мемуары пишет. Оставит потомкам. - Хельм хлопнул менестреля по плечу. - Валяй певун! Прославляй нас!

   - Вас скорее ославить хочется, здесь запятой не хватает, кстати. - Айрин тыкнула пальцем в пергамент.

   - И ты туда же! - расстроился менестрель, убирая письменные принадлежности в кожаную папку. - Вот скажи мне, Айрин, ты не устала? У тебя еще хватает сил? Ненависти? Злости? Скажите мне, вы гордецы! Что вас ведет? Только уж праведный гнев?

   - Умеешь ты красиво говорить, Валья. Только проку с твоих разговоров. - Хельм хрустнул пальцами.

   - Помирать так за дело. - Орм пожал плечами. - Пусть причины ищут такие как ты. Я не ученый, я колдун.

   Но Айрин вопрос задел, она задумалась:

   - Мне всегда хватало сил, даже когда хотелось, чтобы не хватило. Вот-вот кажется упаду, сломаюсь, потеряю равновесие... Но в последний момент я всегда заставляла себя собраться и продолжить. Не знаю уж проклятие это или дар. - Тихо сказала она, взяла лошадь под уздцы и пошла чистить той копыта от налипшего снега.

   Валья смотрел на прямые плечи и гордую спину. Менестрель понял, о чем она говорила, понял и усмехнулся. Для мужчины это был дар, для женщины могло повернуться проклятием... Но для истока это была необходимость, ведь только так исток и мог выжить.

  

   "Дорога до Цитадели была нетрудной, мы спокойно шли, не встречая врагов, не натыкаясь на ловушки. Но напряжение достигло предела. Каждый шаг заставлял встрепенуться, колдуны держали подвешенными сразу по несколько заклинаний. Они шутили, но шутки стали нервными, настороженными стали движения. Я боялся, не буду скрывать. Я боялся уснуть и проспать ночью, а днем меня морило в седле. Только к вечеру разум обретал ясность, тогда я садился записывать происходящее и мысли. Мыслей было много. Слишком много. Я не мог понять той ненависти и злости, которую испытывали колдуны Инессы. И при этом не мог ей не поддаться. Я поймал себя на том, что столь же яростно хочу сразиться с магами и призвать их к ответу, хотя понимал, всю бессмысленность этой затеи. Мир перепутался. А я запутался в себе.

   Может поэтому объяснение Айрин если не пришлось мне по вкусу, то частично показало, что испытывают окружающие. Она говорила о будущем. О том, как эти события могут повернуть историю, о том, где именно искать узловые точки. И как можно предсказать развитие событий. По-моему только один Люта понял бы, о чем она собственно говорила. Остальные шли на врага. А первопричины и оценки их не волновали. Стоял уже март месяц. Луна достигла полноты и пошла на спад, она напомнила мне недоеденный круг сыра..."

  

   Недоеденный круг сыра соблазнительно плавал в небе, травя тоскующие по гномьим столам души. И хотя от столов отошли совсем недавно, тем были они соблазнительней и реальней. Тем явственней представлялись образы сочащейся соком грудинки, зажаренной на вертеле, и печеной утки с медовой подливкой. Жареный с пряностями козий сыр, и сыр моченый... Впрочем да, сыра у гномов было что-то многовато. Или, обзаведясь четвертьсотней прожорливых чародеев, хитрые нелюди решили избавиться от всей снеди, находящейся на крайнем сроке годности.

   Двадцать колдунов, один менестрель и один исток стояли напротив ворот Цитадели магии и напряженно таращились на стены.

   На стенах не было никого.

   Не вспыхивали заклинания, не чувствовалась сила, не гудела тетива на луках, не били тревогу стражники.

   Город был мертв.

   Люта матюгнулся. Оверкаллены любопытно вытянули вверх носы, будто те могли им помочь разглядеть, что творится за стенами.

   - Ловушка. - Предположил менестрель, вылезший к Люте и близнецам.

   - Я вам что сказал? - вздохнул Молчун.

   - Держаться позади и не лезть под ноги. - Дословно повторил Валья.

   - Так какого ты здесь делаешь? И ты, кстати тоже?

   - Ну... - Айрин задумчиво пожала плечами. - Я могу помочь...

   - Чистой силы не хватит на весь город. Даже если мы вскроем тебе все артерии. - Хмыкнул Орм.

   - Не хватит, но дырочку в стене проколупать можно. - Возразил ему брат.

   - Дырочку в стене я и без нее проколупаю. - Проворчал Люта. - Ладно, иди сюда. Хочешь тратиться, траться. А ты брысь отсюда. Еще камнем по макушке прилетит.

   - ... балла...

   - Бла-бла, - подтвердил Хельм, нежно поглаживая Вальиного коня прутом по крупу. - Пропустите менестреля! Дорогу талантам!

   Колдуны захохотали. Валья поправил воротник кожуха и мысленно вычеркнул братьев Фотиевичей из баллады.

   Молчун стянул рукавицы и размял лопатообразные ладони, Айрин положила руку ему на плечо. Скрываться от остальных больше не было смысла. Здесь - в завершении похода - уже было неважно раскроют ее или нет.

   Первый удар стена отразила с честью. После второго на ней осталось прокопченное пятно, после третьего по всей высоте прошла трещина.



Анна Московкина

Отредактировано: 20.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться