Правила нашей ненависти

Размер шрифта: - +

5 глава

Номер оказался неожиданно уютным, светлым и просторным. Двуспальная кровать с сиреневым постельным бельём, журнальный столик, небольшой телевизор на стене и вид на парковку. Так же в номере был санузел и душевая кабина, а на вешалке висела пара полотенец.

Я приблизилась к зеркалу. На меня смотрела симпатичная стройная девушка невысокого роста с голубыми глазами и светлыми волнистыми волосами, беспорядочно рассыпавшимися по плечам. По припухшим векам легко можно было определить, насколько тяжёлым выдался сегодняшний день. Я сняла пальто и бросила его на кровать. Больше всего на свете мне сейчас хотелось в душ и лечь спать, но я боялась, что Стас решит поговорить со мной, а предстать перед ним в одном лишь полотенце было смерти подобно. И только спустя полтора часа позволив себе расслабиться, основательно отогрелась под горячими струями воды, а после прямо в полотенце нырнула под одеяло и мгновенно заснула.

Мне снились все беды, которые я перенесла из-за Стаса в детстве и юношестве. Я будто снова проживала моменты унижения и боли, но только теперь наблюдала за театром двух актёров издалека, не принимая непосредственного участия в батальных сценах. Как жалко мы тогда выглядели! Для нас не существовало на тот момент ничего важнее, чем досадить друг другу.

Я проснулась на рассвете и долго лежала, глядя в потолок и пытаясь проанализировать события ушедшего дня. В голове роились десятки вопросов и среди них – ни одного ответа. Мне хотелось понять мотивы Стаса, которыми он руководствовался, помогая мне, но я так и не смогла прийти к однозначному выводу. А сам герой драмы растворился во вчерашнем дне, оставив за собой шлейф загадок, разгадать которые не представлялось возможным.

В животе урчало, голова неистово кружилась и я только сейчас поняла, что ничего не ела больше суток.

Я неторопливо привела себя в порядок и вышла из номера. Мобильный разрядился ещё вчера, зарядное было опрометчиво забыто в квартире, от которой теперь практически ничего не осталось, грело душу только то, что самые важные документы – паспорт, полис и СНИЛС покоились на дне сумки.

Спустившись на первый этаж, я нос к носу столкнулась с администратором, который вчера так любезно нас обслуживал. Казалось, улыбка была накрепко приклеена к его лицу.

- Здравствуйте. – буркнула я, отступая на шаг.

- Здравствуйте! – Дмитрий, как было указано на бейдже, засиял пуще прежнего. – Ваш спутник оставил для Вас конверт и поручил мне передать его, когда вы спуститесь позавтракать.

Позавтракать? Да у меня в кошельке, кроме ветра перемен, не было ровным счётом ничего. Я пожала печами и подошла к стойке. Дмитрий долго рылся у себя в столе и, наконец, извлёк пухлый конверт большого формата, на котором крупным витиеватым почерком было написано «для Совы». Я закатила глаза, Стас был в своём репертуаре и годы его не изменили. Вскрывать конверт при посторонних не хотелось, и я вернулась в номер.

В конверте было зарядное, банковская карта и письмо. Прежде чем приступить к чтению, я поставила заряжаться телефон и поудобнее устроилась на кровати.

Почерк у Стаса не изменился со школьных лет. Всё те же крупные кружевные буквы, украшенные вензелями, совершенно не соответствовали подлой жестокой натуре.

«Здравствуй, Аня.

Надеюсь, ты всё-таки приняла душ, ведь на момент нашего расставания от тебя разило скорбью настолько, что в радиусе километра задохнулись все крысы.

Я сожалею о том, что встретил тебя в это злополучное утро. Было бы лучше для нас обоих, если бы каждый направился своей дорогой. Наверное, бес меня попутал подвезти тебя до работы, раз я повёлся на твой жалкий вид и сопливый нос.

Боюсь представить, что ты успела о себе возомнить, когда я привёз тебя в гостиницу. Ты совершенно не мой типаж, а я не меценат, чтобы вкладывать деньги в человека, который одним своим видом раздражает меня на тысячу по стобалльной системе.

Так получилось, что я стал невольным свидетелем того, как ты лишилась работы и дома, и моё благородное сердце не позволило мне оставить жалкого бомжа погибать на улице в минус пятнадцать. Поэтому я дал тебе шанс на выживание и возможность вернуть мне долг. У тебя есть ровно неделя, чтобы найти себе работу (в ЖКХ требовались дворники, насколько мне известно и, как по мне, ты не заслуживаешь должности выше).

Оставляю карту. На ней есть средства, чтобы ты не умерла от голода. Хотя, если сравнивать тебя с пленниками Биркенау, без еды ты протянешь вдвое больше.

Искренне ненавидящий твой вечно унылый вид, Станислав Разумовский»

Это было бы смешно, если бы не было так грустно. Не имея ни друзей, ни подруг, ни даже родственников, мне приходилось целиком и полностью зависеть от человека, с которым у нас была концентрированная взаимная ненависть.

Пару секунд поколебавшись, я взяла карту и направилась на первый этаж, чтобы позавтракать в гостиничном ресторане.



Ольга DeadShadow

Отредактировано: 11.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться