Правила нашей ненависти

Размер шрифта: - +

7 глава

Ко второму бокалу я заметно расслабилась, в голове порхали бабочки, и жизнь казалась не такой уж и дрянной. Про пожар я изо всех сил старалась не думать, но перед глазами всё равно мелькала обугленная мебель, чёрные от сажи стены. Мы играли в карты, слушали AC/DC и посмеивались друг над другом. Возможно, где-то в параллельной вселенной, мы могли бы стать друзьями. Наш мир полон парадоксов и ещё пару дней назад я и представить не могла, что в один момент потеряв всё, смогу рассчитывать на помощь и поддержку со стороны Стаса Разумовского.

- Надоело. - Стас откинулся на подушку и испытующе посмотрел на меня. Благодаря туманности в мозгу, его взгляд совершенно перестал смущать и в ответ я лишь улыбнулась. – Для взрослых людей существуют более интересные игры, чем карты. Предлагаю сыграть в «Правду или действие». Правила, я полагаю, ты знаешь. Только действие будет всего одно.

Попахивало лёгкой провокацией. Стас заранее всё продумал, поскольку в ту же минуту на свет появились бутылка коньяка и шоколад, но его слова, вопреки здравому смыслу, разбудили во мне азарт.

- Тот, кто не отвечает на вопрос, выпивает коньяк. Не бойся, много наливать я не стану, мне не нужен полумёртвый собеседник.

Мне нравились озорные огоньки в его глазах, нравилась лёгкая развязность, нравилось то, что этой ночью именно он был рядом со мной и разбавлял моё одиночество. Я уже забыла, когда в последний раз общалась с людьми вне рабочего процесса. Подруг я старалась не заводить, будучи твёрдо уверенной, что «лучшая подружка – это подушка» и в современном мире, полном подлости и фальши, никому нельзя доверять. С личной жизнью дела обстояли ещё хуже. Меня хватало максимум на два-три свидания, чтобы почувствовать, что этот человек мне не нужен и оборвать все связи. Причиной тому служили либо безнадёжная глупость партнёра, либо инфантильность. И то и другое отталкивало и лишало малейшей заинтересованности. Воображение рисовало идеального мужчину, желательно, научного сотрудника, с целями и амбициями, рядом с которым было бы приятно реализовываться, и соглашаться на меньшее я не собиралась. Ещё в школьные годы, взвесив все «за» и «против», тема детей была для меня закрыта раз и навсегда и я не считала, что когда-нибудь в будущем захочу погрязнуть в быте и пелёнках. Меня манили новые знания, второй красный диплом, карьера адвоката и реализация как личности. Почта была лишь перевалочным пунктом, но по причине отсутствия рабочих мест, мне пришлось на ней задержаться, и я чувствовала, как эта адская машина превращает меня в неврастеника. Я была даже благодарна Стасу, что он бросил меня в лесу и помог прийти к правильным выводам, относительно моих нереализованных амбиций. Впереди маячили нелёгкие времена, но в данный момент мне было хорошо и легко.

- Начинай, - я подогнула под себя ноги и взяла из рук Стаса бокал с коньяком. Наверное, я была в равной степени готова откровенничать и напиваться, поэтому с интересом воззрилась на оппонента. Стас рассмеялся и протянул мне конфету.

- Сова, ты такая смешная, когда выпьешь. До сих пор не понимаю, как ты согласилась на перемирие, ведь твоя зашоренность всегда мешала тебе включать здравый смысл и слушать разумные доводы других.

- А у меня был выбор? – внутри потихоньку начала закипать ярость. – От твоего напора, вероятно, реки вспять поворачиваются. Ты думаешь, мне легко чувствовать себя полностью зависимой, да ещё и от человека, с которым при других обстоятельствах я бы на одно поле… Ну, ты понимаешь.

- Хватит. – Стас невозмутимо закрыл мне рот своей рукой. Я отпрянула, но замолчала. – Ты сняла пирсинг с сосков?

- Что?!

Да что он о себе возомнил, напыщенный индюк! И вообще, откуда он знает такие подробности моей жизни? Пару лет назад я проколола себе соски, но об этом не знал ни один из моих знакомых, за исключением мастера с которым я не виделась ни до, ни после процедуры и даже не знала его имени. И, наверное, мне бы стало жутко, если б я не была сейчас пьяна. Отвечать на такой вопрос я не собиралась, поэтому залпом осушила бокал. Благо, Стас налил мне совсем немного, иначе мои глаза точно вывалились бы из орбит. Никогда прежде я не пробовала коньяк и это многое объясняло. Стас откровенно забавлялся, глядя на моё покрасневшее лицо и попытки отдышаться. Я закинула конфету в рот целиком и принялась неистово жевать, проклиная весь мир во главе с Разумовским.

Внезапно рука Стаса легла на мою ногу и медленно поползла по лодыжке. Алкоголь заглушал рефлексы и если при других обстоятельствах я бы немедленно отвесила наглецу оплеуху, то сейчас мой мозг раскладывал по запылившимся полочкам мотивы и тактику нападения противника.

- Остановись, пожалуйста, - смогла я выдавить, наконец, из себя, когда тёплая ладонь легла мне на бедро.

- Нет.

Вопреки здравому смыслу, всем причинённым обидам, годам ненависти и противостояния, тело отказывалось меня слушаться и я чувствовала тёплые волны, разливающиеся по коже от того места, где лежала рука Разумовского. Его лицо было совсем близко. Запах дорогого парфюма смешался с парами выпитого нами сегодня и у меня неистово кружилась голова. Не могу сказать наверняка, чего мне в тот момент хотелось больше: убежать и спрятаться или продолжения безумия, которое, будем же до конца откровенны, я сама и спровоцировала. Будь я потвёрже, никакие подарки не растопили бы моей позиции, но быть одной в эту ночь, наедине с тяжёлыми мыслями, казалось пыткой и я решила, что компания Стаса не самая худшая. Вот только не учла, что пьяный Стас мне ещё не был знаком.



Ольга DeadShadow

Отредактировано: 11.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться