Правила нашей ненависти

Размер шрифта: - +

19 глава

В последующие два дня Стас был занят организацией похорон. Он приезжал домой глубокой ночью и, опрокинув пару рюмок водки, засыпал прямо у себя в кабинете. Я старалась не попадаться ему на глаза и всё же, что-то в этой ситуации не давало мне покоя. Казалось, будто какая-то важная деталь ускользнула от меня и поэтому пазл не может сложиться правильно. Я часами, подтянув колени к подбородку, сидела в кресле у камина и, глядя на огонь, силилась обнаружить ту самую волшебную ниточку, за которую следует потянуть. Мысли изматывали меня, я забывала есть, перестала спать и всё больше становилась похожа на недобитого упыря.  Единственным, что не могло не радовать, было то, что я стремительно шла на поправку. Затянулись раны на запястьях и щиколотках, пролежни почти полностью зажили, на их месте остались розовые круги и полосы соединительной ткани. Даже синяк на лице стал менее заметным, сменив фиолетовую гамму на жёлтую.

                Вместе с сумкой в тот злополучный вечер я обрела зрение, поскольку в маленьком внутреннем кармашке ждали своего часа и дождались новые линзы. Телефон был разбит и реанимировать его не представлялось возможным. А новый, даже будь у меня деньги, я бы не стала приобретать. Мир за пределами особняка перестал для меня существовать, и связь с ним я оборвала без малейшего сожаления.

                На вопрос, откуда у него моя сумка, Стас буркнул, что её подбросили к воротам на следующее утро после моего появления в его доме. На мои стенания о том, что маньяк знает моё местоположение, Разумовский покрыл меня такими ювелирными ругательствами, после которых желание  задавать вопросы и обсуждать какие бы то ни было проблемы, отпало само собой.

Я чувствовала себя безумно одинокой среди этих бесконечных коридоров, комнат, во тьме которых я была всего лишь незваным гостем, заменившим собой маленькую девочку, так рано потерявшую мать. Не принеси меня нелёгкая на порог дома Разумовских, возможно, всё бы сложилось иначе, и долгими зимними вечерами у камина сидела не я, а родные девочки Стаса. Те, ради которых он строил дом, зарабатывал состояние и пытался держать в узде своих внутренних демонов.

Когда Стас уезжал, я бродила по дому, осторожно заглядывая в комнаты и, наверное, смогла бы уже с закрытыми глазами обойти их все и, не ошибившись, назвать расположение мебели и вещей в каждой из них. Порой мне казалось, что я умру в этих стенах, завяну, как цветок, и меня похоронят на заднем дворе. Я уже не верила в то, что я когда-нибудь выйду за пределы резиденции Разумовского.

В день похорон Стас уехал раньше, чем обычно. Из продуктов, кроме коробки овсянки, пары конфет и бутылки кефира не осталось ничего, поэтому, прихватив кефир и закинув конфеты карман толстовки, которую я, с молчаливого согласия хозяина, оккупировала два дня назад, я спустилась на цокольный этаж, где у Стаса располагалась библиотека.

Здесь было прохладнее, чем на первом этаже и мои голые коленки мгновенно покрылись мурашками. Я пожалела, что не взяла с собой плед, но возвращаться в комнату не хотелось. Не считая гостиной с камином, библиотека была самым волшебным местом во всём доме, и я подолгу бродила между стеллажей, проводя рукой по красивым ярким корешкам. Вчера мне посчастливилось наткнуться на книгу, которую я давно хотела прочитать, но раньше мне то не хватало времени, то подворачивались какие-нибудь книги, которые казались, на первый взгляд, интереснее. И теперь я радовалась, как ребенок новой игрушке.

Мир Стивена Кинга завораживал меня с того самого момента, как в десять лет мне в руки попало «Сияние». История мальчика Дэни оставила след в моем сердце и каждые два-три года я неизменно возвращалась к ней. Новость о том, что спустя столько лет Кинг выпустил продолжение, очень обрадовала меня, только вот купить «Доктор сон» я так и не удосужилась. Спасибо Стасу, что благодаря его отсутствию я имела возможность беспрепятственно передвигаться по дому.

Устроившись поудобнее на мягком диванчике, я приступила к чтению. С детства, стоило интересной книге замаячить на горизонте, я выпадала из реальности, уходя в так называемый «книжный запой». Читать, особенно в тёплое время года, я могла везде: дома, в парке, на берегу пруда, в очереди в поликлинике. Несмотря на новые технологии, никакие электронные не могли заменить очарования бумажной книги. Как преображается мир, когда ты сидишь, завернувшись в плед, пьёшь горячий чай с имбирным печеньем, вдыхаешь аромат новых страниц, любуешься красочной твёрдой обложкой с тиснением. Божественные ощущения.

В районе пятой главы моё внимание привлёк звук открывающейся двери и шаги наверху. Неужели Стас что-то забыл и  вернулся? Я отложила книгу, подошла к лестнице и уже занесла ногу над первой ступенькой, но тут отчётливо различила голоса и, к ужасу моему, ни один из них ни принадлежал Стасу. Едва дыша, я погасила свет в библиотеке, молясь, чтобы незваные гости не успели его заметить, и стала озираться в поисках убежища. В тот момент я каждой клеточкой тела чувствовала, что подобные визиты счастья с собой, как правило, не приносят. Ничего умнее, чем вытянуться во весь рост на полу за диваном, в голову мне не пришло.  Я прижимала к груди книгу и пустую бутылку из-под кефира, и всё моё существо состояло из одного, бешено колотящегося сердца. 

Если мне суждено сегодня умереть, вероятно, стоит покаяться. Интересно, бог существует или это сказки для легковерных? Я отбросила пессимистичные мысли и вся обратилась в слух. Шаги раздались снова и затихли прямо над головой. Это означало, что гости подошли к камину. Что им нужно? С какой целью они пробрались в дом в отсутствие хозяина? Ограбить? Голоса слышались отдалённо, слов было не разобрать, но моё природное любопытство буквально раздирало меня и мне стоило немалых усилий заставить себя лежать неподвижно.



Ольга DeadShadow

Отредактировано: 20.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться