Правила нашей ненависти

Размер шрифта: - +

22 глава

За доли секунды я оценила свои шансы на побег и ринулась к выходу, но просчиталась. Уже в дверях сильная рука поймала меня за волосы и бесцеремонно потащила вглубь дома. Я визжала, пытаясь вырваться, но тщетно. На лестнице, ведущей на второй этаж, к спальням, я дважды упала, содрав кожу на правом колене. Льву было плевать на все мои попытки высвободиться, он волочил меня за собой по коридору к дальней двери. Открыв ее ногой, брат Стаса втолкнул меня в комнату и мои волосы, наконец, освободились.

                - Не забывай, где твоё место. – Лев был спокоен и невозмутим, будто не он, а кто-то другой сейчас тащил меня, как тряпичную куклу, через весь дом.

                Он подошёл ко мне вплотную, я отшатнулась, пытаясь сохранить дистанцию, но отступать было некуда. Комната была предельно мала, кровать и шкаф сжимали меня в тиски с двух сторон, а путь к отступлению перекрыл Лев Разумовский.

                Несомненно, он был хорош собой. Высокий, статный, широкоплечий, темноволосый, расстёгнутая чёрная рубашка с короткими рукавами делала акцент на сильных мускулистых руках и открывала взору кубики пресса и грудь, на которой поблёскивал  крупный золотой крест. Чувственные губы, с которых не сходила язвительная улыбка, высокий лоб с чуть заметными продольными морщинками, густые брови, прямой нос, трёхдневная щетина, придающая образу ее обладателя определённый шарм. И глаза… Никогда прежде мне не доводилось встречать людей с такими необыкновенными глазами. Серо-зелёные, но такие чистые и глубокие, что оторвать от них взгляд было практически невозможно. Во внешнем облике братьев прослеживалось сходство, но при ближайшем рассмотрении я отметила про себя, что Стас обладал более мягкими чертами лица, и в его взгляде не было того цинизма, который буквально переполнял Льва.  

                Он взял меня за плечи и, встряхнув, тихо проговорил:

                - Сейчас ты подробно рассказываешь мне, что успела натворить и какая связь существует между тобой и Стасом. Это первый вариант. И второй, который понравится тебе гораздо меньше: я звоню в полицию и сделаю всё, чтобы из-за решётки ты не вышла никогда. Выбор за тобой.

                И тут я поняла, что мне всё равно. Абсолютно. Вместо страха тело парализовала усталость. Я устала бояться, устала убегать и оправдываться… Пусть всё закончится. Исход был ясен и я, как лягушка из сказки, приняла решение перестать бороться и молча пойти ко дну. Я обессилено сползла по стене на пол и обняла руками голые колени.

                - Звони, куда хочешь, хоть господу богу.

                В глазах Льва промелькнула нерешительность. Было ясно, что такой реакции он совсем не ожидал.

                - Ты же понимаешь, что я не блефую. – Он всё ещё пытался заставить меня играть по своим правилам, даже вытащил из кармана телефон, но игры кончились. Я встала и, отодвинув чуть растерявшегося брата Стаса с дороги, села на кровать. – Аня!

                - Чего ты хочешь от меня? Ты собираешься сдать меня полиции, так не затягивай. Вот она я, сижу перед тобой и, клянусь, никуда не исчезну. – Я насмешливо протянула к нему руки. – Лев Аркадьевич Разумовский, Вы можете связать меня, если так будет спокойнее Вашему сиятельству.

                Боль обожгла левую сторону лица и на мгновение оглушила меня. Рука у Льва была тяжёлой, что и говорить, а ярость необоснованной. Я поняла, что в этом доме мне оставаться опасно. Того и гляди, в порыве злости кто-нибудь из Разумовских меня прикончит и уж они-то смогут вывернуть ситуацию в свою пользу. Даже оказавшись в одной постели со Стасом я не чувствовала себя в безопасности, что уж говорить о маленькой комнатушке, похожей на клетку, выход из которой был недосягаем. Похоже, издеваться надо мной Льву было ещё приятнее, чем Стасу.

                - Что с твоими руками? – прошипел Лев, больно схватив меня за запястья. Я почувствовала, что под его пальцами едва затянувшиеся раны начали предательски ныть, и тогда резко подняла ногу и пнула брата Стаса в живот. Секунда замешательства позволила мне вырваться и выбежать в коридор.

                Куда бежать? На улицу? К Стасу? Я ринулась по лестнице, но поскользнулась и кубарем скатилась вниз, где меня и настиг преследователь.

                Удары сыпались, казалось, отовсюду. Я лежала в позе эмбриона, прикрывая голову руками и молилась, чтобы пытка закончилась. Тонкая кожа, затянувшая пролежни, лопалась под ударами дорогих ботинок Льва и я чувствовала, как майка прилипает к спине, мокрой от крови. Я была игрушкой в руках психически больного человека и понимала, что сама допустила происходящее. Боже, помоги…



Ольга DeadShadow

Отредактировано: 20.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться