Правила полёта

Размер шрифта: - +

Правила полёта

Я поднимаюсь на крышу покурить. Больше это делать негде. В подъезде на каждом этаже таблички "Курить запрещено!" и бдительные соседи. Балкона в моей съёмной однушке нет. Чем выйти на улицу, проще пробежать несколько пролётов вверх. Хорошо, что никто кроме меня ещё не обнаружил незапертый люк.
Ступенька, ещё одна, и я на крыше. Здесь всегда пусто. Только ветер гоняет мелкий мусор. Щелчок, искра, сизый дым, затяжка - и меня отпускает. Суета большого города отступает прочь. Я наслаждаюсь одиночеством и тишиной.

Мое внимание привлекает неясный шум. Я оборачиваюсь. Пальцы разжимаются, и сигарета, роняя искры, летит вниз. На самом краю парапета спиной ко мне стоит девушка. Светлое платье колышется на ветру. Тонкая ткань повторяет изгибы фигуры. В распущенных волосах мерцают искры. Её тело напряжено как тетива лука. Миг – и последний полёт начнется.

Все происходит словно во сне. Тело становится ватным. Крик умирает у меня в горле. Я вижу, как она медленно разводит руки в стороны и наклоняется вперёд. Заходящее солнце заливает красным её платье. Она начинает падать в пустоту...

И вдруг солнечный луч тонкой паутиной опутывает её пальцы, рисует узоры по предплечьям, бежит вдоль тела и снопом искр взвивается вверх над лопатками. Над её спиной разворачиваются большие прозрачные крылья. Она летит.

От яркой вспышки у меня темнеет в глазах. Прихожу в себя и вижу пустое небо. В следующую секунду я уже лежу на краю крыши и боюсь глянуть вниз. Но там тихо. Не слышно истеричных воплей, криков о помощи. Покой питерского двора не нарушен ничем. Перекатываюсь на спину и смотрю в медовую высь. И слышу шелест бумажных страниц на ветру.

Она забыла ежедневник. Деревянными пальцами пытаюсь перелистывать страницы. Красивым почерком написаны странные знаки, символы. Наконец знакомые слова. Успеваю разобрать "...последний луч...солнечный ветер...заклинание света...полёт...", и закат гаснет. Густые сумерки стремительно поглощают крышу...

***

Вечером во дворе как всегда было шумно. Гуляли дети, сновали взрослые, парковались машины. На скамейке у подъезда сидели две старушки.

- Слышь, Марковна! Говорят, у твоего нового квартиранта крыша поехала? - сказала одна другой, сплёвывая шелуху. - Вроде как, он колдуном хочет сделаться. Или этим, как его, екстрасенсом? Книжки всё таскает, по ночам свет не гасит, сама видела. А был парень как парень! Может, того? Сообщить, куда следует? А то мало ли что.

- Да пусть живёт, - откликнулась вторая, считая петли. - Платит исправно. Вот перестанет, тогда поглядим, куда сообщать.
Но сообщить пришлось. И очень скоро. Через два дня парень сбросился с крыши. 

Событие всколыхнуло весь двор. Толпились зеваки, мигали сирены, следствие опрашивало свидетелей. Выяснить удалось немного. Парень снял жилье три месяца назад, жил один, общался мало. Вскрыли квартиру.

Пол маленькой комнаты был завален окурками и исписанными листами. По углам высились кипы книг. Магия, значение символов, колдуны, эзотерика - таким было содержание увесистых томов. Одна стена была увешана акварелями. В разных вариациях на них изображалась девушка в белом со стрекозиными крыльями за спиной. Было очевидно, что парень сошёл с ума на почве мечтаний о магическом полёте. Уголовное дело обещало стать не сложным. Странным было только одно: тело погибшего нашли намного дальше того места, где ему следовало бы упасть, согласно законам физики...

***

...Следователь Тарасов вышел покурить на балкон. Жена ругалась, но выходить на улицу ему было лень. Почесав живот, он повертел в руках потрепанный ежедневник. Он не мог объяснить, почему в нарушение всех правил прихватил с собой улику. Опасливо оглянувшись, он раскрыл желтоватые плотно исписанные страницы. Легкий ветер заиграл редкими волосами. Последний луч заходящего солнца лизнул строку: "В последний день месяца найди высокое место..."



Ольга Слауцкая

Отредактировано: 28.10.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться