Правила поведения под столом

Размер шрифта: - +

Часть 3, 10

Мы вышли во двор, и я остолбенела. Пострадавший от торнадо участок джунглей полностью расчистили. Не осталось и следа от поваленных деревьев. Более того, земля стала ровной, как поверхность воды.

Энрод подошел и обнял меня.

— Вот, решил, что площадка для магических упражнений не помешает, — проговорил в мои волосы.

Я улыбнулась, поняв, почему он так долго ходил за платьем. Положила ладонь поверх его покоящихся на моем животе рук и ощутила шероховатость. Опустила глаза и увидела подсохшие ранки на сбитых костяшках. Все-таки опять стене досталось!

Подошел Оззи, встал рядом и задумчиво произнес:

— Довела ты мужика, Арика. Деревья уже по джунглям разбрасывать начал.

— Заткнись, — беззлобно проговорил Энрод.

— А я что? Не мое дело, — пожал плечами рыжий.

— Я знаю, что случилось с Кирой, — произнесла задумчиво, по-прежнему прижимаясь спиной к груди Крафта и созерцая новую тренировочную площадку. — Кто-то замкнул ее дар внутрь, и теперь Кироль постоянно одурманивает сама себя. Она любит или думает, что любит того ворона и уверена, что без него не сможет жить, — вздохнула и, оглянувшись на Энрода, спросила: — Вы сможете ей помочь?

— Только если она сама захочет избавиться от зависимости, — тихо проговорил мужчина, опершись подбородком на мое плечо.

А я только сейчас осознала, что мы фактически обнимаемся, а меня больше не смущает близость его тела. И то, что Озрэн это видит, тоже не смущает. Как же быстро все меняется, еще пару часов назад я почти ненавидела его, а теперь уверена, что люблю. И как-то сразу все поступки Энрода перестали казаться жестокими или неправильными. Любовь все прощает. И договор с отцом теперь представлялся не карой, а подарком судьбы. Откинула голову на плечо Крафта, сощурилась и улыбнулась полуденному солнцу.

— Пора, — разрушил волшебство момента Оззи.

— Знаю, — в тон ему ответил Энрод.

Я отстранилась и, пародируя их манеру диалога, спросила:

— Куда?

— Работать, — улыбнулся Крафт.

— Над чем? — улыбнулась в ответ.

— Над собой! — хохотнул рыжий.

Мы направились к дому.

— Иди на обед, — Энрод с явной неохотой отпустил мою руку и строго добавил: — В подвал не ходить.

Я сделала пару шагов в сторону столовой, но не выдержала, обернулась и спросила:

— А что вы собираетесь там делать? Почему мне нельзя в подвал?

— Не только тебе. Остальным тоже передай. Нужно разобраться со слугами, — как-то угрожающе пояснил Крафт.

— А...

— Не трону я твоего Ала, — перебил он раздраженно.

Дверь в подвальные помещения закрылась, послышался щелчок сработавшего замка. Я вздрогнула от этого звука, понимая, что они вряд ли будут мило беседовать с людьми за чашечкой чая.

 

Обед проходил в напряженной молчаливой атмосфере. На стол накрывала Норва, она же потом и убирала. Мы с Тори вызвались помочь. Отсутствие Крафта, Озрэна, Эрингора и Ала было вполне объяснимо. А вот от того, что Зиду они взяли с собой, становилось, мягко говоря, жутко. Мы мыли посуду на опустевшей кухне.

— Так куда все подевались? — не выдержала Торинье, — Крафт что, зарплату зажал, и все прислуга уволилась?

Норва глянула на меня и... промолчала. Это что получается, отвечать я должна, что ли?

— Да какая разница. Может, выходной у всех или праздник, — постаралась непринужденно улыбнуться. Врагу такого «праздника» не пожелала бы.

 

С уборкой кухни мы справились на удивление быстро.

— Может, возьмем лимонад, цукаты и посидим в гостиной? — предложила Норва.

Мы согласились, все равно придется маяться от безделья. А мне еще и от ожидания. Я несла стаканы, Тори блюдо с цукатами, а Норва графин только что сделанного нами лимонада. Мы уже подошли к гостиной, когда послышались какой-то грохот, треск полога, и дом содрогнулся. А в следующее мгновение в холл ворвались перерожденные во главе с Кровным.

Графин выпал из ослабевших рук Норвы и со звоном разлетелся вдребезги. Ноги окатило холодным лимонадом, а перерожденные напали. В нас полетело сразу несколько уничтожающих энергетических сгустков. Дверь из подвала с треском распахнулась, выпуская магов. Но они не успевали, а уничтожающая энергия — это не то, от чего можно увернуться. Тори повалилась на пол от сильного толчка в спину, это на нее прыгнула Мура. А меня толкнуло безвольное тело Норвы, прикрывшее собой от снаряда. В груди женщины образовалась воронка, от которой исходил тошнотворный запах горелой крови, но она была еще жива!

Кажется, я кричала, голову раздирало от неимоверной боли, глаза заволокло кровавыми слезами, а душу поглотила всепожирающая ярость. Мужчины бросились в бой. Но сражение не продлилось долго. Я выплеснула всю свою боль и ненависть на монстров, и они просто взорвались. Разлетелись на мелкие кусочки, забрызгав весь холл черной кровью. Зида пыталась помочь управляющей, но все ее попытки были тщетны. В результате целительница потеряла сознание от перенапряжения.

— Я отдала свой долг, — прошептала Норва, хрипя и захлебываясь выступившей на губах кровавой пеной, и затихла, теперь уже навсегда.

Тори всхлипнула, и ее увел Озрэн. Бессознательную Зиду унес Родэр, а я сидела в луже крови посреди холла и монотонно раскачивалась. Кажется, в моей душе что-то сломалось, и я никогда уже не буду прежней. Сегодня я впервые убила, и кто-то впервые отдал свою жизнь за меня.

Подошел Крафт, попытался взять меня на руки, но я отшатнулась. Чувствовала себя грязной и не достойной даже жалости.

— Не прикасайся ко мне, — прошептала, еле шевеля губами, и потеряла сознание.



Екатерина Богданова

Отредактировано: 16.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться