Правила выживания

Размер шрифта: - +

Глава 37

- Артефакт должен успокоиться, - улыбнулся архимаг.

А камень действительно «играл» красками и не успокаивался. Не знаю почему, но я опять шагнула к алтарю и положила руки на полусферу, прикрыла глаза и постаралась почувствовать ее силу. В этот раз он откликнулся сразу. Мы мысленно «шептались» и я просила его дать мне шанс провести вызов. Вначале, он не хотел этого, просил поиграть с ним, но потом, видимо смирился и его тепло стало постепенно затухать, а через какое-то время камень вновь был холодным и я открыла глаза. Полусфера опять стала черной. Она все еще стояла на постаменте и уже не была такой привлекательной. Грустно вздохнула и отошла от алтаря.

- Гринд, убери артефакт, - прозвучал голос Его Величества.

Я закрыла глаза и постаралась успокоиться. Сердце просто рвалось наружу от волнения и колотилось изнутри о ребра. Я очень переживала. Мне так было страшно, что не вызов не получится. А вдруг мы не успели, а вдруг все зря и нет никаких надежд. Брачная татуировка с руки не  исчезла за эти три дня, но она значительно посветлела.  Я предупредила Вейса об этом, единственно, что он мне сказал, что скорее всего Астан болен или у него мало магии, но ничего критичного. Тоже мне успокоитель, приболел. Как же. Ранен, мой муж ранен… А может и при смерти...

- Леди, Вам придется лечь на алтарь, я помогу. Вы не против? - ко мне подошел Алмерис, декан факультетов воздушников. Естественно, что против я не была.  И меня уложили на алтарь.

Камень холодил спину, но это было не важно. Главное, чтобы я дозвалась, достучалась до супруга. Мужчины опять расположились по углам алтаря. Вейс стоял по одну сторону алтаря и держал на подносе накопители, а Теократ находился по другую. Наконец архимаг взял меня за руку и мы начали.

Привычно я закрыла глаза, и отринула все мысли и эмоции. Они не нужны, они мешают. Глубокий вдох, длинный выдох. Еще раз. Начинаю звать мужа. Отклика нет… Еще… Пусто…

Опять приходит это серое марево… Хорошо. Ведь именно оно скрывает Астана. Зову, не смотря ни на что. Начинаю вспоминать то, каким был его отклик. Это было что-то нематериальное. Значит надо звать по-другому. Вспоминаю как на меня отреагировал артефакт и начинаю целенаправленно рассылать воздушные потоки в разные стороны.

Неожиданно марево  начинает волноваться. Ага, значит, я делаю все правильно. Но сколько же сил это занимает. Теократ сказал, что у них есть накопители. Великолепно. Их всего шесть штук, прекрасно. Сил не жалею. И вновь, когда я начинаю думать, что все, не получается, чувствую отклик. Тянусь на него. А сил то уже мало. Теократ, миленький, не успею ж уцепиться. Силы, мне нужны силы, энергия. И архимаг меня услышал. Извне пришел такой сильный поток, что меня буквально швырнуло в ту сторону, откуда пришел отклик. Я пролетела через марево как будто раскаленный нож через мягкое масло. Да! Есть! Вот он. Я его вижу.

Нашла…

Я его нашла.

Он висит на стене, прикованный непонятными какими-то цепями. Еле дышит, но живой. На шее металлический ошейник. В  углу куча дурно пахнущей полугнилой соломы. Железная дверь, темное помещение.

- Леди, Вы видите его? Видите?

С трудом шепчу:

- Да, вижу. Он прикован. На шее ошейник. На руках непонятные браслеты. Эти браслеты закреплены к стенам. Он распят  на стене и сейчас без сознания.

Где-то вдалеке слышу шепот. Это маги, Вейс и король.

- Теократ, фиксируй, слышишь, фиксируй где она, - это король.

- Да она не дает это сделать.

И опять голос короля:

- Маяна, стой. Замри, слышишь меня, замри. Ничего не делай, ты тянешь слишком много энергии и сбиваешь поиск. Нам надо понять, где он. Иначе не вытащим. Стой и не двигайся. И молчи. Молчи. Не трать силы. Стой там как можно дольше.

И я стою. Стою и плачу. Не знаю как долго, но я стою. Я сделаю все. Все, чтобы спасти тебя. Ты жив и это главное. Твое лицо в крови, губы разбиты, тело в ранах и ушибах, но ты жив.

Единый, спасибо, спасибо, что он жив!

Издалека опять шепот:

- Все, есть фиксация.

- Где? Где он?

- Не поверите! на расстоянии трех пятидесятников  от столицы. В замке Корн.

- Что?! – голос короля как меч разрезал пространство, - Вейс, бери три отряда и бегом туда. И чтоб ни одна мышь не знала, куда вы отправились и зачем. Но перед этим вызови в мой кабинет канцлера. Хватит. Надоело. Поиграли в прятки и шарады.

Кто-там ходил, кто-то что-то говорил. Я не видела этого. Я стояла напротив мужа и плакала. Вернее стояла моя энергетическая проекция. А вот плакала я по-настоящему.

Кто-там ходил, кто-то что-то говорил. Я не видела этого. Я стояла напротив мужа и плакала. Вернее стояла моя энергетическая проекция. А вот плакала я по-настоящему.

Простояла я так достаточно долго. Скорее всего обо мне просто забыли. И тогда и сделала то, о чем никому из присутствующих после не сказала. Им это знать не надо. Я сделала шаг вперед. Вначале робко, неуверенно, но шагнула. Затем еще и еще. Вплотную приблизилась к мужу, обхватила руками израненное тело Астана и спрятала лицо в лохмотьях, в которые превратилась его одежда. Какой же он был холодный, какой безучастный. Сердце билось еле-еле. Покрепче прижалась и стала представлять, как поток моей силы плавно перетекает к мужу.  Вот нахожу его ауру, рваную, бесцветную и начинаю питать ее. Латаю дыры и шепчу ему как мне без него плохо, как я соскучилась, что детки родились, девочку назвали Ингрид, вот сын остался без имени и что мы ждем его. И вдруг слышу тихое:



Людмила Айдарова

Отредактировано: 08.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться