Право на беседу

Font size: - +

Глава 8

Как должен себя чувствовать мастер, чьи расчеты подтвердились?

Радоваться он должен. И, следуя за стражами Долга, предвкушать исполнение давней мечты.

У Аласта радоваться не получалось. Чужой катер и полет над морем раздражали, спрятанный под галстуком слок натирал шею, воображение дразнило образом подвешенной над водой клетки. Ее пленник, поджарый и желтоволосый, поразительно походил на Аласта. Слойку терзало предчувствие беды.

«Хоть ты уймись!» – воззвал к нему инспектор, хотя знал – бесполезно. Чутье на опасность безразлично только к своим – к тем, кого оврин считает своими. Для Аласта такой была Бежа. Остров на Малахитовой принадлежал Пламастре.

Холмистый на севере и плоский на юге, он щетинился зарослями стеклор. Наткнись на них Аласт в информатории, принял бы за шутку художника. Взял живописец кораллы со дна океана соленого и перенес на дно океана воздушного, а что полупрозрачными сделал, так ради прожилок – малахитовых, как мастерский браслет. Ближе к южному берегу безлистные заросли редели и разбивались на рощи. Открытое пространство заполняли луга золотистой травы.

– Разрешили посадку, – сообщил Носор и вытер салфеткой лысую макушку.

На Малахитовой друг и напарник Аласта оказался благодаря своему катеру. Сотарская работа, отделанный под янтарь корпус и никаких привязок к родине владельца. Прыгун Аласта не подходил – голограмма с гребенкой красноватых утесов слишком явно указывала на Бежу.

Компенсаторы «кобылки» сработали идеально. Казалось, не катер движется – остров плывет по морю навстречу бежичам.

– Дай увеличение, – попросил Аласт.

 Купол кабины создавал иллюзию кругового обзора. Носор ткнул указательным пальцем в сторону лугов – изображение на куполе осталось прежним.

– Нэд тебя в душу! – прошипел Носор и склонился над пультом.

Несколько переключений, подкрепленных голосовыми командами, и поверх изображения легла координатная сетка. Четыре ячейки – в них уместились низкий берег, роща и россыпь пестрых построек – запульсировали и растянулись на треть купола. Перед бежичами предстали стоянка для катеров, башня диспетчера и обсаженная стеклорами дорога. Она вела к площади, вокруг которой расположились здания исследовательского комплекса. Все они, если верить туристическому буклету, имели имена: Перстень, Кольцо, Шкатулка. Ближе других к дороге лежала Брошь – массивный камень в серебристой оправе. Глубокая синева мерцеконовых плит для имитации сапфира подходили идеально.

Брошь – это Узел, утверждала разведка Бежи. А Пламастра заявляла, что Оператор – защитник. Для всех! Аласт верил тем и другим. Но почему тогда нигде не найти имен Операторов? Или они утратили человеческий облик? Те, кто молился им, считали именно так.

Инспектор в богоподобных Операторов не верил и на слухи об отказе внешневиков от змеиных браслетов внимания не обращал. Источник не дарует возможности – он их подтверждает. На Пламастре есть полосатые мастера и безбраслетные Операторы. На Беже нет ни тех, ни других. Хранитель не в счет. Его дело давнее и грустное. Так может, Операторы – потенциальные полосатые мастера? А на Сотар их не пускают, чтобы СВК по статусу не встал вровень с Советом?

Догадка посетила Аласта семь лет назад…

«Ты ждал и дождался! – напомнил себе инспектор. – Ты здесь. Ты советник. И это твой план».

Катер заходил на посадку со стороны моря. У башни диспетчера восемь крепких туристов обступили экскурсовода. Его выдавала синяя униформа. Костюмы туристов отличались практичностью и яркостью модных на Пламастре галстуков. По удобству, на взгляд Аласта, они уступали шейным платкам, но для маскировки слоков подходили идеально.

«Уйти в прыжок при фиксированной толщине слойки? Да кто на такое отважится?» – спросили Аласта, когда он предложил использовать побочный эффект от слока для прорыва к Узлу. Инспектор отважился. Надев слок, он совершил прыжки по указанному стражами Долга маршруту. С тех пор, этот полет не раз являлся Аласту в ночных кошмарах, зато инспектору поверили, в его расчеты и в его идею.

Узел подпускает к себе экскурсии? Станем туристами по слоку. Всего-то и надо, перед срабатыванием замка, поймать настрой «я – турист».

Судя по ворчанию стражей, медитировать им пришлось долго. Зато сейчас два знакомых Аласту катера – один, благодаря узору на корпусе, походил на клубок цветных вихрей, другой – на глазастую каплю – стояли на стоянке в первом от башни ряду. Экскурсовод рассказывал, восемь бежичей делали вид, что слушают.

Катеру Носора досталось место в последнем от башни ряду.

– Еще бы в рощу загнали! – ворчал друг и напарник Аласта. – Сотарец все же. Не их самоделки.

– Аналоги, – поправил Носора инспектор. – Спроектированные и собранные овринами гиперкатера, по сути, – аналоги сотарских прыгунов. Можно подумать, ты на наших служебных «кобылках» не прыгал. Здесь, кстати, больше «огневок».

– Путь будут аналоги. Но по скорости отклика, с моей «кобылкой» им не тягаться.



Елена Евдокимова

Edited: 08.12.2018

Add to Library


Complain