Право на беседу

Font size: - +

Глава 13

Новый павильон для Узла – жалкая пародия на погибшую Брошь – возводился посреди луга на очищенной от кустов лепуса площадке. Когда-то Гденил на таком варианте настаивал, но получил отказ. Теперь мастера – на Малахитовой, обладатели зеленых змеек занимались исследованиями – снова требовали остановить строительство.

– Они нам на старую базу отправиться предлагают. С целью, так сказать, оптимизации расходов, – в хрипловатом голосе координатора клокотали отзвуки недавнего спора. Изображение отсутствовало, но подсвеченное желтым кольцо стереоэрана свидетельствовало: канал гиперсвязи открыт. – Был я на той базе: места – не повернуться, класс слойко-стойкости «универсал». Если поставим экраны, на базе прыгун посадить станет негде. А с «универсалом», Оператор в первый же день всю начинку к зверчу сожжет. Гденил, помогите! –  голос координатора сорвался на сип.

– Не суетись, – буркнул шеф. – Работы продолжать там, где начали. Отладку сферы завершить до смены кордонов. А с недовольными я разберусь. Подскачу и разберусь. Остров для СВК подбирался. Мастерам боязно? Мы готовы пожелать им удачных прыжков – до самого дома.

Подсветка кольца погасла.

«Мастера», – процедил Гденил. В устах главы СВК, желанное для большинства овринов звание звучало ругательством. Достав из ящика, Гденил поставил на стол  глянцево-черный ларец – из тех, что оврины привозили с Сотара. Крышка открылась с тихим щелчком. Лицо укротителя Операторов скривила усмешка. На ложе из черного бархата, словно томная красавица в вечернем наряде, возлежала золотая змейка. Только вот вывести ее в свет глава СВК не смел.

 

***

 

Немногим более полувека назад, в день, когда над Пещерами, готовя высадку, зависли нэдийские прыгуны, Гденила выбрал в помощники мастер Жалин – поманил засмотревшегося на него юнца пальцем и пинком отправил в «огневку».

– Детей в первую очередь! – кричал с барьерного кольца кто-то из старших. – К зверчу оборудование! Вывозите детей!

Гденил считал себя взрослым, но то ли пинок оказался слишком сильным, то ли Гденил – слишком легким. Зацепившись, он рухнул под кресло. Не обращая внимания вопли подневольного помощника, сын Прародительницы снял катер со скалы. Гденил еще разбирался со страховочными захватами, а прыгун Жалина уже стоял в гроте Дикой скалы. Купол кабины создавал иллюзию прозрачности и позволял рассмотреть каменный свод – серый с багровыми прожилками.

– Блок, помнится, у тебя мощный, – глаза Жалина, зеленые, как напоенная влагой трава, в свете кабины казались черными.

– С мастером Ерсом сцепку держал. Три минуты! – не понимая, куда клонит его похититель, на всякий случай похвастал Гденил и пригладил вихор на макушке – жесткие каштановые волосы, как их не стриги, подчиняться хозяину не желали.

В гроте Дикой скалы Гденил бывал раз пять или шесть. Резная корона, цветные витражи, нити подвесных мостов и оврингов оставались уделом Певучей скалы и ее соседок. На Дикой поработали ветра и дожди – отполировали стены и выточили на вершине раздвоенный рог. Под ним, словно распахнутая беззубая пасть, темнело отверстие грота. Четыре личных катера в нем помещались свободно, но случалось такое редко – на Дикую заскакивали, чтобы отдохнуть от многолюдья обустроенных скал.

– Хотел бы я знать, чем все закончится, – пробормотал хозяин «огневки». Поджарый и плечистый, фигурой сын Прародительницы походил на гимнаста. На помощника он не смотрел.

Брезговал? Или взял пример с нэдов? У тех молодежь до трех периодов ходила в подростках. «Подростки-переростки! – хмыкнул пятнадцатилетний Гденил. – Вот доберусь до Сотара – узнаете, какой я «подросток»!»

– Мастер Ерс говорит: в будущем, я его могу превзойти.

– Да, Дед любит поговорить, – словно отгоняя наваждение – или предчувствие? – Жалин провел рукой по лицу и подмигнул Гденилу: – Ну что, помощник? Прыжков бояться – на Сотаре не бывать. Хватай экотели и садись рядом… Да оба, оба блока тащи! Как щелкну пальцами – откроешь и дашь. Свою слойку прикрой, если сможешь. И чтобы я тебя больше не слышал!

Гденил оторопело воззрился на мастера и сына Прародительницы:

– А нэды? Они сюда не придут?

– Они бы хотели: нас, мастеров, разобрать по слоям; вас, молодежь, определить на подневольную службу. Живыми гады хотят взять! – Жалин оскалился. – Да, если что… Видишь на панели синие лепестки? Это аварийное открывание кабины. Колодец с веткой – отсылка прыгуна на Сотар.

– Но вы же не собираетесь…

– Собираюсь! – мастер глянул на светлый, почти правильной формы овал – выход из грота. Ни моря, ни скал – из катера виднелось лишь затянутое облаками небо. – Я собираюсь затеять рангату, которую никто никогда не вел. Работаем!

 Работал Жалин. Гденил пялился в бурую с красными прожилками стену и злился на Ерса: расхваленный наставником блок помогал плохо. Виски ломило, болели уши.  Выход из грота по-прежнему закрывала белесая пелена. Раз промелькнула тень огромной, раскинувшей крылья птицы. «Среброкрыл, – машинально отметил Гденил. – Видать, на охоту отправился».



Елена Евдокимова

Edited: 08.12.2018

Add to Library


Complain