Право на беседу

Font size: - +

Глава 21

Над плитами Восточного радиуса «огневка» скользила со скоростью пешехода. Вел прыгун Киттин. Рилда сидела рядом и, обмирая от стыда и гордости, вспоминала, с каким азартом перекроила чужую судьбу.

«Не будите во мне зверя! А Овант-то, Овант! Как он смотрел! Только бы Гденил формуляр не аннулировал».

– Кто такой Валад? – спросил Киттин.

Рилда вздрогнула. Перед глазами встал обломок стены: поднятая в мольбе рука на фоне непроглядного серого неба. Уж слишком своевременно возникла она перед Рилдой на Малахитовой.

«О Источник! – одернула себя бывшая Оператор. – О чем я думаю? Палач Валада – он здесь, на Пламастре. Как его там? Аласт? Да, Аласт. Любитель пощипать бородку. Решиться ли он теперь посмотреть мне в глаза?»

– Эй, ты уснула? – словно издалека, дошел до Рилды голос Киттина. – Этот Валад, ты про него чего только не бормотала.

Рилда едва не послала Оператора к зверчу. Хотя по здравому рассуждению, к зловредной бестии следовало отправить себя.

– Много будешь знать – шеф тебя в аналитики определит. Будешь в журавлином брюхе вариться-перевариваться.

– Ну да, счас! Он Оператора на твое-то место с законного отпуска сдернул. Бежа, и та извинения принесла. За инцидент! Скромный такой, безобидный...

– Киттин! – на пульте ожило кольцо связи. Изображение отсутствовало, но голос шефа клокотал, грозя сорваться на рык: – Ты что, рыжий лупач, учудил?

Купол кабины утратил прозрачность. В «огневку» набился мрак.

Испугаться Рилда не успела. Мрак отступил – его спугнула подсветка консоли. Кресла, купольная мембрана, пульт – все оказалось цело, все на своих местах. Только снаружи простиралась не Ростиха, даже не Пламастра – спрыснутая звездами чернота.

– Ну, ты прыткий! – перевела дух Рилда. – Так от начальства сигать.

– Зверч попутал, – глаза Оператора, без притворства круглые, озадаченно моргали.

– Думаешь, не найдет?

– А нечего пугать. Тоже мне, укротитель! – Киттин строптиво передернул плечами и вдруг ухмыльнулся: – А хитрость с док-линзами пропустил.

 – Ты бы потише. Услышит!

– Думаешь?

– Киттин, я жду объяснений! – Гденилу на поиск сбежавшей «огневки» времени понадобилось немногим больше, чем владельцу прыгуна – на сам скачок.

Оператор вздохнул:

– Если вы о слойке, то Рилда...

– К зверчу слойку! И Рилду туда же! Жду тебя в Журавле. Прямо сейчас.

Глава СВК оборвал связь.

Киттин сидел, опустив плечи, и обреченно сопел.

– Случилось что-то еще? – спросила Рилда.

– Ну, если честно… – Оператор почесал затылок: – Проявил инициативу во время дежурства… А Вонар уверял, будто шеф наши отчеты не читает. Зря!

– Меня Гденил к зверчу тоже зря посылает. С тебя рассказ. Потом подбросишь к трецеру. А дальше: хоть к журавлю, хоть к ласточкам. Кит-тин!

– Да слышу я, слышу! Подброшу. А рассказ ты уж сама, как-нибудь. Он в журавлином архиве под меткой «овринологи». – Киттин сидел, понурясь. Затуманенные картинами неминуемого разноса, глаза Оператора смотрели печально, даже обреченно: – Нет, но почему мне с дежурствами так не везет?

– Мне тоже не повезет, если сунусь сейчас в архив Журавля.

Киттин вывел на экран данные из информатория «огневки», ткнул в папку, помеченную алым:

– Вот он. Лезь. Разрешаю. Но Источником заклинаю: без комментариев!

Рилда потянулась слойкой к папке и… словно в гости зашла. Недавнее, но очень далекое происшествие обросло образами, наполнилось звуками и чужими переживаниями.

 

***

 

Сообщение пришло на нэдийскую станцию по аварийном каналу. «Просим помощи в неотложном ремонте» – передавал по гиперсвязи транспортный прыгун.

Хорошо оснащенная исследовательская станция и беззащитный торговец. Опасаться, держать за границей экрана? Нэды – не оврины, чтобы ликвидировать всех, кто оказался у них на пути.

Торговца пропустили. Кто мог знать, что вместо товаров в трюмах взрывчатка, а команда состоит из смертников? Нэды – не оврины, чтобы чуять беду.

Взрыв сдернул со станции защитный экран; от центрального поста оказались отрезаны медицинский и бытовой модули. Рабочие отсеки не пострадали, о чем охранителю Энору вскоре пришлось пожалеть.

Инфосистема рапортовала об отказах оборудования; подчиненные – о раненых; а начальник исследовательской станции – так значилось по документам – или командир секретного форпоста – что соответствовало действительности – отбивался от перепуганных ученых. Когда панику среди них удалось обуздать, у резервных шлюзов шел другой – настоящий бой. Станцию пытались взять на абордаж.



Елена Евдокимова

Edited: 08.12.2018

Add to Library


Complain