Право на беседу

Font size: - +

Часть III Глава 26

Причуда истории: Пещеры пали – грот Дикой скалы уцелел. Не коснулась его и суета Месяца Памяти: обточенный ветром камень и трещины – на что здесь смотреть? Место, откуда работал Защитник Пещер, оврины предпочитали разглядывать со стороны – по дороге к Певучей скале и ее соседкам.

Но из каждого правила есть исключения.

Проклиная несговорчивость арендованной «кобылки», Тлиман со второго раза загнал упрямицу в зев знаменитого грота и едва успел отвернуть – под бурыми сводами стоял катер: тоже «кобылка», тоже аналог, но личная. На корпусе чужого прыгуна красовалась голограмма контактного болида, сплошь покрытого лиловыми протуберанцами. Будь Тлимон болельщиком, он опознал бы эмблему «Вихрей», но полосатый мастер аэрослаломом не интересовался.

В глубине грота виднелись остатки обильного пикника. Тут же, на толстой циновке, присутствовали виновники беспорядка: пухлощекий парень, стоя на коленях, торопливо застегивал брюки; его спутница поправляла платье, столь же пестрое, как и уложенная вокруг головы коса. «Студенты, причем трецерцы, – наметанным глазом определил историк. – У беженцев контактники не в чести».

Перед тем, как покинуть «кобылку», Тлиман проверил детали своего маскарада: усы и новая кепка сидели отлично. Искажающий блок мастер навесил на слойку перед последним прыжком.

– Позор! – гневный возглас взметнулся под своды грота. – Позор трецеру! Позор всей Пламастре! Забраться в священное место ради любовных утех!

Девица вскочила:

– Мы... мы в первый раз! – Ее спутник что-то буркнул, и девица поправилась: – Здесь в первый.

– И, надеюсь, в последний! – в голосе историка клокотал гнев. – Эти камни видели подвиг Защитника! Даже нэды не посмели их осквернить! И что делает новое поколение овринов?

– Мы не хотели... обидеть или осквернить.

– А если бы в грот заглянул выходец с Бежи?

Девица потупилась; накрутив пестрый локон на палец, промямлила:

– Ну, понимаете... на диких – там, как в термитнике. А на заброшенных… страшно.

– От с-среброкрылов с-спасу нет! – встав рядом с подругой, пожаловался пухлощекий.

– Будущие мастера испугались птиц? – сарказм лился из слов – Тлиману не пришлось притворяться. – Во времена Пещер, ваши ровесники на среброкрылов охотились.

– Т-так эти ж гиганты т-теперь под охраной! – воскликнул студент, но смутился гулкости собственного голоса и продолжил едва ли не шепотом: – Исчезающий вид, говорят.

– Спорим со старшим? Может быть, мне сообщить в трецер? Ваши слойки легко запомнить.

– М-мастер!

– Мы... мы уберем! – девица кусала губы. – Извините... Пожалуйста! Мы... мы больше не будем!

– Убирайтесь! Если исчезнете достаточно быстро, я забуду, что видел вас здесь. И заберите мусор.

Пухлощекий сворачивал циновку, его подруга ликвидировала следы пикника. Тлиман вышагивал от стены к стене – он слойкой чуял, как истекают секунды. Видит Источник! полосатый мастер не кривил душой, когда стращал молодежь появлением бежича.

В катер студенты погрузились со всей возможной для овринов скоростью.

– Никого не бывает! Спокойно посидим! – донесся из «кобылки» обиженный девичий голос. – Ни в чем нельзя положиться! Все сама, все... Я? Сама?! Вот выдумал! Сам загнал – сам выводи!

Плавно – чувствовалась рука умелого пилота – лиловая «кобылка» поднялась над полом и выплыла из-под каменного свода. Историк, полосатый мастер и член Совета мастеров прикрыл ладонью зевок; спохватившись, поправил накладные усы: далекая Наста еще спала – здесь, в Пещерах, солнце приближалось к зениту. Время встречи назначил посланец Хранителя. Тлиману пришлось согласиться.

Как из хозяина ситуации полосатый мастер превратился в просителя, следовало разобраться позже – с паршивой овцы хоть шерсти клок, а с ушлого бежича – хотя бы «орех» с информацией.

 

***

 

Наряд посланца Хранителя не изменился: походный костюм и косынка. Прежними остались очки, хотя в полумраке грота они смотрелись нелепо.

«Да хоть шлем нацепи, – подумал Тлиман. – Зеленые у тебя глаза: от линз или от природы».

– Вы не ошиблись? – прохаживаясь по гроту, бежич разминал затекшие ноги. – Затребовать у Хранителя контакт с Порубежьем...

– Не требование – просьба, – мягко поправил собеседника Тлиман. – Скромная награда за содействие в спасении ваших мастеров. Поставка цветных линз на Бежу – давно не секрет для Пламастры. Я, например, полагаю, что ваша зацикленность на зеленой радужке – не больше, чем замаскированный имущественный ценз.

– Пламастра решила взять пример с Бежи? – блондин продемонстрировал Тлиману ряды ровных белых зубов.



Елена Евдокимова

Edited: 08.12.2018

Add to Library


Complain