Право на беседу

Font size: - +

Глава 33

Попивая горячий шербет, Зарья стояла у окна и смотрела на Насту: сквозь голые ветви проглядывали темные от влаги крыши домов, ближе к горизонту начинались холмы. Сейчас они казались черными

– Отвез, – сообщил Берек. – Только пора парню свой катер водить. Сорвется – хуже будет.

– Месяц назад нам казалось, что хуже уже не будет, – напомнила Зарья, не отрывая взгляда от мчащихся к морю клочковатых туч.

– Опять?

Зарья молчала. Панораму Насты заволокло туманом. Клубы непроглядной мути ворочались, словно их перемешивал ложкой невидимый великан.

– Зря я согласился и обустроил здесь грот. Он на тебя тоску нагоняет. Может, хоть незваный гость развлечет. – Берек посторонился, пропуская спутника: – Как тебя, не знаю, а меня он убедил. Источником заклинаю: не цепляйтесь. А я удаляюсь.

Берек отступил в коридор. Зарья не шевельнулась – для обмена приветствиями хватило слойки.

Клубы тумана в стрельчатом окне медленно оседали. Смакуя шербет, хозяйка дома следила за их метаморфозой. Гость не выдержал:

– Зарья, я пришел сюда не для того, чтобы спорить. Да, Служба состоит не только из головы. Но без головы Служба умрет, если не сегодня, то скоро… Ты готова возглавить СВК?

Проем окна начал снизу вверх зарастать витражом. Первым появилось море, из его неспокойных волн показались скалы – два каменных столба. Между ними, в бурунах, чернел треугольник плавник.

– Почему я?

– Ты знаешь СВК. Ты владеешь приемом сверхдальнего наблюдения. И ты – единственная, кого Совету будет трудно сожрать.

Витраж собирался: росли серые, пронизанные багровыми нитями скалы; на недоступной для океана высоте, в них появлялись окна, похожие на бойницы допещерных времен.

Зарья пригубила шербет:

– Укротитель Операторов готов сдаться?

– Я стал плохим укротителем.

– Да что ты говоришь! – Хозяйка обернулась: – Гденил, СВК – твое детище, но дети вырастают. У овринов длинный век. Века! Сегодняшние дети завтра становятся помощниками, соратниками, даже наставниками. Все, что от нас требуется – научиться им доверять. Или вспомнить, как доверяли когда-то.

– Слова. «Забудь о Гривастом!» – тоже слова. Твои! Я проверял – именно Тлиман напустил на Рилду ту истеричку...

– …которую ему подсунул Жалин. Хранитель спасал своего. И спас, между прочим! Признаюсь, я не ожидала, что брат исхитрится и вытащит всех. Всех живых! И я от своих слов не отказываюсь.

На витраже зелень морской воды сменилась небесной бирюзою. От скалы к скале потянулись нити. Нет! Не нити – подвесные мосты. От них к вершинам, спиралью оборачиваясь вокруг столбов, вели овринги – такими их изображали в учебниках истории.

Гденил за метаморфозами витража не следил.

– Я тебе верю. Приходится верить! Но если удача отвернется...

– Она не отвернется.

Осунувшийся, с покрасневшими глазами, глава СВК стоял у стола, по обыкновению скрестив руки на груди. Казалось, он ждал продолжения. Пауза затягивалась. Гденил отступил ко входу.

– Что ж, удачный прыжков, – сказал он.

– И тебе того же.

Развернув слойку, Зарья наблюдала, как катер цвета ртути, сбросив покров невидимости, опускается за кованой оградой на гостевую плиту. Берек – он вернулся в столовую, стоило Гденилу уйти – молча попивал шербет.

Глава СВК вскочил в полуоткрытую кабину. «Огневка» поднялась над деревьями и поплыла в сторону моря, словно неспособный к прыжкам «сверчок».

– Не ожидал, – признал Берек. – Чтобы Гденил? Сам! С таким предложением!

– Подслушивал?

 – Ты дверь не закрыла. – Овринговод изучал витраж: – Снова мечты? Заша, но неужели ничего не екнуло? Глава СВК! Ты бы справилась.

– Когда-то меня искушали большим. Помнишь?

Берек помнил: визит пышногрудой инспекторши, ведьму-худышку. Помнил свой страх: за себя и за нее. «Думаю, утром, мы удостоимся визита кого-нибудь из Совета», – сказала тогда Зарья. Казалось, происходящее ее развлекало. Спала она в ту ночь, как младенец – Берек долго ворочался с боку на бок. Опальный полосатый мастер не заснул бы вовсе, если б знал, что утром его берлогу почтит визитом глава Совета мастеров.

Даже теперь, услышанные в тот день слова Берек произносил ни без трепета:

– Хранительница Пламастры. Брат на одной планете, сестра на другой. Дед предложил – ты отказалась.

– Совет так считает? – Зарья пожала плечами. – Но ты-то, Берюша, знаешь: Жалин ценит звание, я – роль. Мне тут пожелали удачных прыжков. Вот, думаю попытать счастья.



Елена Евдокимова

Edited: 08.12.2018

Add to Library


Complain