Право на беседу

Font size: - +

Эпилог

– Обширнейшие собрание!

Слоречь оратора располагала к вниманию, внешность будила улыбки. Между собой, Операторы называли своего председателя Пуховиком: за добродушие, немалый рост и редкую среди работников слойки дородность.

– А тебя училкой надо прозвать, – как-то в сердцах заявил Рилде Киттин. – В лицее такая зверствовала, а потом ее выгнали.

 «Врет!» – убеждала себя золотой мастер, но узнать у брата, насколько правдива история, не решалась.

Подчас, Рилде не верилось, что всего полтора года назад судьба Обширнейшего собрания зависела от событий, что разыгрались на мозаичной площадке, где золотую ветку обвивает изумрудный змей. Не прорвись тогда Операторы в зал Совета, не вызови Вутесса туда же детей Прародительницы – как знать, где была бы сейчас беженка с Бежи и что стало бы с Иргушем. О Тлимане золотой мастер вспоминала редко, знала со слов Олучи: жив, отдан под опеку матери, Вердэ его навещает, иногда.

Пуховик подразнил слушателей многозначительной паузой и продолжил торжественным тоном:

– В нашем паучьем семействе прибавление. Отныне дежурства в Журавле станут более редкими… О, простите! Я хотел сказать, более почетными. По сему, виновник торжества заслуживает награды. Какие будут предложения?

Бритоголовый усач тронул продетое в ухо сертолиновое кольцо:

– Я за пиратов. Только с ними последнее время напряг. В следующий раз, коллеги, соображайте – пугать вольницу нужно, но в меру.

Рилда тряхнула пружинками непокорных волос:

– А не надо будить во мне зверя!

– Отклоняемся от темы, – заметил Пуховик.

– Можно поискать в Порубежье, – предложил Киттин.

Лис-Вонар встрепенулся:

– Вы слышали, Обширнейшее собрание? Молодежи одного дип-скандала мало – добавки желает. Если тебе, Киттин, скучно, модулями жонглируй. Что вы там строите? Парк семи тумбочек? Тоже мне, властелин вселенской оранжереи!

– А еще – держатель приглашений на ее открытие, – спокойно напомнил Киттин. – Вам, как Оператору, туда дороги нет, но на родственников запрет не распространяется. Не хотите устроить праздник для внука, уважаемый Вонар?

– Мастер Вонар!

– Ну, наконец-то! Искренне поздравляю! А то я стеснялся...

– Если вариантов нет, я сам вношу предложение, – прервал пикировку приятелей Пуховик. – Можем подкинуть Аластрику нэда-туриста. У Данкирии цепочку рассчитывает. Маршрут подходящий, коррекция минимальная…

Любитель пиратов скривился:

– Нэды больно на панику резвы.

– И что с того? Пусть шатун беженский помучается.

– У вас счеты с Бежей, мастер Вонар?

– Что ты, Рилдочка, это я так, к слову. Однако пора шатуна к паучьим шалостям приучать. Отобьется от рук…

– Это вы отбились от рук!

Реплика  на слоречи воспринималась четко, зрительный образ отсутствовал.

– Ну вот, гость, – булькнул Киттин.

– Соизвольте представиться, – потребовал Пуховик.

– Нянька Рилды. До обширнейших игр мне дела нет. Но если вы, поганцы, посмеете помешать Аласту…

 Рилда слушала Зарью да посмеивалась. Для оврина, полтора года – что за срок? Но если тебя угораздило поселиться в живом доме, готовься: твое существование станет очень живым.

Брат не видит разницы между полетом в лицей и прыжком в гости к Колту?

– Да что ты тревожишься, милочка, – заявляет подруга и дочь Прародительницы. – Приятелей с собой берет? Лучиков из «огневки» выгнать не может? Источник ему в помощь! Дружба между Пламастрой и Бежей – это же хорошо. Это отлично, нэд меня обмани!

– Да, конечно, – соглашается Оператор, на дежурстве и дома отслеживая «огневку» брата: чтобы в мире, уместившемся на пятой террасе, тоже все было хорошо.

Терраса! Когда-то Рилда сомневалась, стоит ли забирать ее всю. Слава Источнику – или Береку? – уговорили. Пустым – Лучики и овринговоды не в счет – сад простоял до весны.

– Мы его настроили! – гордо сообщил брат, а потом скромно добавил: – Рилд, я ребят позову. Можно, да?

Когда Оператор вернулась с дежурства, стоянку Восточного радиуса занимал многоместный лицейский катер. Берек вел экскурсию; Ювлич с Иргушем ему ассистировали; Лучики, на правах завсегдатаев, наблюдали за представлением с крыши «пня».

– Пышной слойки! – завидев Оператора, приветствовал ее Берек.

– Пышной! Пышной! – вслед за овринговодом повторили лицеисты.

Что оставалось Рилде? Только поблагодарить.



Елена Евдокимова

Edited: 08.12.2018

Add to Library


Complain