Право на выбор

2 глава.

2 глава.

Рамона

Нью-Йорк

Наши дни

Я сидела в приёмной и с нетерпением ждала, пока меня примет доктор Эрнандес. Прошла неделя с тех пор, как я сделала все необходимые анализы. И сегодня он назначил встречу, чтобы обсудить мои результаты.

Возможно это преждевременно, но я уже мечтала, как я буду возиться со своим малышом: кормить, пеленать, укладывать спать. Уже подобрала, понравившейся имена. И спрашивала себя лишь о том, почему я раньше этого, не сделала? — Мисс Гонсалес. — по дошла ко мне молодая девушка, прерывая мои мысли. — Доктор Эрнандес, готов вас принять.

Я последовала за ней в кабинет доктора. Она учтива открыла мне дверь и ушла по своим делам.

— Добрый день мисс Гонсалес. — поприветствовал меня доктор. — Присаживайтесь.

— Добрый день доктор Эрнандес. — присела на стул.

Доктор перестал что-то писать на своём компьютере. Он полностью обернулся ко мне и ободряюще улыбнулся.

— Мисс Гонсалес, — начал он. — Я не буду морочить вам голову и сразу перейду к делу.

Он взял белую папку с документами на которой было моё имя.

— Результаты ваших анализов, пришли не утешительные. Мне очень жаль и неприятно это вам говорить. Но с такими результатами, детей не имеют.

— Но ведь можно, что-то сделать, что-то предпринять? — с надеждой спросила его.

— Мне очень жаль. — сопереживающие сказал доктор. — Ваши репродуктивные органы они…

Мне не нужно было, чтобы он мне разжевывал, каждое слово и термины. Я понимала, что я слишком стара для того, чтобы забеременеть с такой лёгкостью.

— Даже если вы забеременеете, есть угроза возникновения, разного рода патологии у плода. Это большой риск. Мы не хотим, тешить вас надеждами на то, что возможно никогда не произойдёт.

Мне бы хотелось быть готовой к такому ответу, но готовой я не была.

Это был крах всех моих надежд.

— Но мисс Гонсалес, — понимающие посмотрел на меня доктор. — есть ещё вариант усыновления.

Я встала и глубоко вздохнула. Хорошо человеку говорить про усыновления, когда у него на рабочем столе, стоит фотография его детей. И все, как один похожи на него.

Я хотела своего ребёнка. И, чтобы решиться на усыновления, надо быть морально готовым к этому шагу. Принять ответственность за ребёнка, который, не является тебе родным. И которого ты должен принять и полюбить, как своего. Пока я к этому, не готова.

Я уже открывала дверь кабинета, когда доктор окликнул меня:

— Мисс Гонсалес, подумайте над этим. Чужие дети, тоже заслуживают вашей любви.

***

Итан.

Лондон.

Я ехал в этот дом с большой надеждой. Надеждой на то, что этот кошмар под названием "брак" скоро закончится. Этот барон был — неуловимой птахой. Уже больше двух недель, не могу его поймать. Моё горло сжимали тиски страха, когда представлял себе свою будущий жизнь. Жизнь в браке. Я думал, что решусь остепениться к годам так сорока. Уж точно, не раньше тридцати пяти, но не сейчас и не на ней. Если и женюсь, то на красавице, для радости глаз. Или на девушке соответствующего положения и чтобы состояние было, не меньше моего. Что мне просто так терпеть её?

Дворецкий проводил меня в кабинет хозяина дома. Интерьер был, как и во всех мужских кабинетов Лондона: массивная, деревянная мебель, мебель изрядно потрепана. Дом и кабинет, как я успел заметить нуждается в ремонте. Значит слухи, не фальшивы и барон нуждается в деньгах. Внутри вспыхнул огонёк надежды. Я уже думал, сколько предложить барону, когда садился в кресло напротив него. Но потом запаздало вспомнил, что денег у меня по сути не осталось.

— Вы зря потратили своё драгоценное время маркиз. — сказал барон, не отрывая своих глаз от чтения газеты. — Мой ответ "нет", чтобы вы не предложили.

— Давайте будем вести себя, как взрослые и благоразумные люди. — всё же пытался его убедить. — Я уверен, что мы с вами можем прийти к соглашению, который устроит нас обоих.

— Меня устроит лишь то, — поднял голову и посмотрел на меня барон. — что я уже озвучил ранее.

— Сколько денег вам нужно? — спросил прямо, слабо представая где их взять.

Барон Клиффорд отложил газету и устало взглянул на меня.

— Если бы я хотел денег, вы бы знали это.

— Тогда что? Чего хотите?

— Свою дочь в качестве вашей супруги. — не уступал барон.

— Знаете, — встал на ноги. — соответствующих документов мы не подписывали. Не хотите денег, тогда вы ничего не получите. Я вам ничего не должен!

— Конечно нет.

Я уже хотел покинуть этот проклятый дом, но остановился и посмотрел на барона. Не мог понять в чём тут подвох? Он слишком спокоен.

— Вы заседаете в парламенте. Я слышал, что вы хотите иметь вес своего слова также, как и ваш отец, а до него и ваш дед. Но до сих пор, не имеете, - он прищурился, подыскивая подходящие слово. — должного доверия в силу своей праздной жизни. — барон встал, дошёл до своего рабочего стола и сел за него. — Было бы очень неприятно, если бы уважаемые господа Англии, узнали, что вы не держать своё слово. И мягко говоря, не особо надёжны.

В эту секунду я понял, как сильно его ненавижу и призираю. Как сильно хочется его придушить. Да — это откровенный шантаж.

— Вижу по вашим глазам, маркиз. Вы злы и немного даже растерянны. Но маркиз, я в первую очередь отец и моя обязанность, позаботиться о своей дочери.

— Я ей жизни, не дам. Буду ненавидеть и презирать, так же как и вас. Унижать и морально уничтожать. — сделал пару шагов в его сторону и оперся ладонями на его стол. — Неужели вы такой жизни хотите для своей дочери?

— Меня не особо интересует, как сложится ваша семейная жизнь, после замужества.

Смотрел на него и не верил в то, как меня угораздило вляпаться в эту ситуацию. Барон начал перекладывать, какие-то бумаги, давая понять, что наш разговор закончен.

Единственное, что оставалось уйти, сегодня я уже ничего, не мог от него добиться.

Идя по холлу злой, раздражённый. Хвала господу, что никто кроме нас в кабинете, не было и больше никто не стал свидетелем моего позора. Я как маленький щенок, которого пнули, чтобы не мешал. Мне от самого себя, было противно.



V.L.Smith

Отредактировано: 29.03.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться