Право на выстрел

Глава 2

Маркиз Бертран нисколько не расстроился, когда под утро, вернувшись из клуба домой, если квартиру Жюль можно было назвать домом, обнаружил под дверью большую спортивную сумку со своими вещами. Это было предсказуемо.

«Даже сумку не пожалела», — хмыкнул Доминик, забирая ее.

Среди его личных вещей такой не было.

Виконт Лоран громко рассмеялся, когда буквально спустя пару минут маркиз, попросивший его подождать полчасика и лишь потом уезжать, вышел из подъезда с сумкой наперевес.

— Вас ждали? — спросил он, вытирая слезы, выступившие от смеха.

— Скорее, наоборот — не ждали, — ответил ему Доминик, забрасывая свои вещи на заднее сиденье автомобиля и усаживаясь рядом с виконтом.

— И куда теперь? — поинтересовался виконт Лоран.

Он мог бы отвезти маркиза Бертрана к себе, если ему податься некуда. А гостиницу не получится — у маркиза Бертрана денег не было. Но тот назвал адрес.

Квартирка так себе, но, покупая ее в свое время для сына, отец Доминика словно чувствовал, что тот обязательно будет ею пользоваться. Он успел даже нанять за небольшие деньги домработницу, которая наведывалась туда по субботам и наводила в квартире порядок. Когда в холодильнике нечаянно обнаруживались продукты — это означало только одно, что хозяин в данный момент обитает дома — готовила ему поесть.

Маркиз Бертран в быту был неприхотлив и приготовленный обед растягивал на несколько дней. Чистая рубашка — это все, что ему требовалось, так он говорил. Но на самом деле, если вдруг появлялась возможность мягко спать и сладко есть, он старался не упустить ее.

— Если вам нетрудно, — попросил Доминик виконта, высаживаясь возле своего трехэтажного одноподъездного дома, — завтра… — он взглянул в сторону занимающегося рассвета, — точнее, сегодня, как выспитесь, а я протрезвею, отвезите меня снова к клубу, чтобы я смог забрать свою машину.

— Если вы мне дадите документы на машину и ключ, я сам вам ее перегоню, — ответил виконт. Конечно, ему нетрудно, он жил недалеко от клуба.

— Буду весьма благодарен, — почтительно склонился Доминик.

Он не стал уточнять, что совсем на мели, и денег на такси у него попросту нет. Да что там на такси, на автобус и то не наскребется мелочи по карманам. Стыдно о таком говорить, лучше просто умолчать. Повезло, что вчера он залил полный бак, когда возил Жюль по магазинам. Если экономить, то хватит надолго. Впрочем, и ездить ему особо некуда. Только в пригород к Саре Морель — утром туда, чтобы проследить за девушкой, вечером обратно.

Еще допивая шампанское в клубе, он принял такое решение, что сначала надо проследить за ней: чем занята, чем дышит. А уже потом подкатывать на кривой кобыле типа здрасьте, не желаете стать моей любимой супругой. Глупость полная…

Доминик разделся, бросив пропахшие табаком, хоть и изысканным, вещи прямо в прихожей и, пройдя в спальню, рухнул ничком на кровать, даже не разбирая ее, — все равно после последнего прихода домработницы на ней никто не лежал.

«Поговорить надо с нянькой Сары, — подумал он, уже засыпая, — может, он чего присоветует».

Старик всегда к нему относился неплохо…

Ближе к вечеру виконт Лоран подогнал машину к дому и поставил ее на стоянку.

— Не приглашаю к себе, — извинился Доминик, забирая у него документы и ключи. — Вы за рулем, а мне, кроме выпивки, и предложить вам нечего. — Он развел руками. — В холодильнике мышь повесилась.

Виконт Лоран, улыбнувшись, поклонился маркизу в ответ и ушел, не стал заходить в квартиру — не пригласили, значит, так нужно.

Подождет следующего раза, чтобы взглянуть, как живет маркиз Бертран. Успеется.

— День прошел бездарно, — проворчал Доминик, буквально падая в зале на диван перед включенным телевизором, который и смотреть-то не хотелось, тот работал исключительно для фона — находиться в полной тишине он не мог.

— Завтра надо занять у кого-нибудь денег и дать объявление о моем предстоящем бракосочетании, — сказал он телевизору, разговаривать больше было не с кем. — Надо еще подумать, где это окажется дешевле — в печатном или электронном издании.

Завтра практически последний день для дачи объявления — не успеет дать, потом бракосочетание ему в копеечку встанет. Королевское разрешение на брак обойдется недешево.

Ехать к вдовствующей маркизе Бертран на поклон не хотелось, та его все равно не поймет и денег вряд ли даст. Она никогда его не понимала, даже когда Доминик был совсем маленьким, никогда не разговаривала с ним. Матушка называется. А от повзрослевшего сына открестилась вовсе, когда тот начал погуливать по женщинам, посещать клубы и играть в карты. Еще и отца настроила против него. Но он нисколько не обижался на родителя, который фактически лишил его наследства, и к маленькому Матиссу не испытывал неприязни, скорее, наоборот, очень любил его, так как роднее у него никого не осталось, да и у малыша, кроме него, тоже никого не было. Раз в два месяца обязательно наведывался к нему в имение, проверял, как за ним смотрят, чему учат. Неделю обязательно проводил с ним в доме. Он не спрашивал, посещает ли мальчика матушка, тот сам обычно жаловался, что мама за последнее время пробыла с ним всего несколько дней. И покидая ребенка, Доминик давал себе клятву, что это последний раз, когда он оставляет его одного. Он обязательно завяжет с разгульной жизнью и сам лично, раз Матисс больше никому не нужен, займется его воспитанием. Но, вернувшись в город, тут же забывал о данной клятве до следующего приезда в имение…

Уже смеркалось, когда Доминик Андре заглушил двигатель своего автомобиля перед коваными воротами. За ними начиналась аллея, ведущая к небольшому домику в глубине парка, в котором последние пять лет жила его мать, Армэль Андре, фактически превратившая свой дом в свою тюрьму, изолировавшись от всех.



Учайкин Ася

Отредактировано: 28.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться