Право на выстрел

Глава 6

Со своего места на диване Доминику хорошо было видно, как Сара, завернувшись в покрывало, снова заснула.

Он умел выбирать места для наблюдений, что и говорить.

— Крепкие нервы у девушки, — вздохнул Доминик, — мне бы так.

А вот у него они стали ни к черту, особенно в последнее время.

Доминик грустно вздохнул. А когда-то…

Он считался лучшим слушателем курсов, на которые пошел, когда стало ясно, что отец своим завещанием лишил его и титула, и имения, и денег. Мечтал служить в одном из посольств какого-нибудь иностранного государства, добывать ценные сведения для своего короля.

Провалился на последнем испытании, можно сказать, по собственной глупости. Его всю жизнь учили бережно обращаться с вещами и не мусорить на улицах, вот он и не смог на ходу автомобиля  выбросить телефон, на который позвонил «предатель». А когда остановился и опустил аппарат в мусорный контейнер, было уже поздно — его вычислили и «повязали». На карьере разведчика пришлось поставить крест, его признали непригодным для службы за границей, но навыки, приобретенные во время подготовки, остались. Мастерство не пропьешь и не проиграешь в карты.

Впрочем, он и тогда не мог ни есть, ни спать, ни пить, пока не решал до конца возникшую проблему.

Итак...

Доминик налил себе еще шампанского в бокал — а вот под хорошее вино думалось ему всегда гораздо легче. Только поэтому за картами возле него тоже всегда стояло вино.

Версия первая, самая простая и очевидная. Объект нападения — нянь, которого никто не собирался убивать, но цель — Сара Морель. Некто сбивает старика, чтобы выманить Сару из дома. Но та почему-то не заволновался, не кинулась разыскивать ни старого слугу, ни своего брата. И тогда некто стал палить по окнам дома. А тут с какого-то сдуру рядом оказался он, Доминик Андре. Скорее всего, и дом-то запалили со злости или из вредности, когда стало очевидно, что Сара улизнула у этого некто из-под носа.

Кому нужна Сара Морель, кроме него, маркиза Бертрана?

Правильно, графу Гийому, чтобы вытребовать долг отца с девушки.

«Надо прямо завтра же начать отрабатывать версию номер один, — вздохнул Доминик, ставя пустой бокал на стол. — Было бы хорошо увидеть еще и письменный договор, составленный Тьерри Морелем и графом, тогда вообще все встало бы на свои места. А то я тут строю версии, а в договоре все четко должно быть прописано — либо деньги в означенные сроки, либо смерть».

Доминик прикрыл глаза, пытаясь вспомнить, кто был в тот вечер в клубе, когда они играли за одним столом с графом и отцом Сары. Четвертого игрока он помнил смутно, тот появился в клубе лишь единожды — ни до того, ни после того он его больше ни разу не встречал, но имя запомнил. Барон Валери. Скорее всего, имя вымышленное, но совершенно не исключено, что аристократ с таким именем существует реально, а появился в их элитном клубе для аристократов случайно, приехав в тот год на королевский бал со своим выводком дочерей на выданье .

В версии первой было одно слабое место, один нерешенный вопрос: почему граф, если это он, стал преследовать девушку только сейчас. Но это довольно просто объяснялось — поначалу Сара была просто мала, потом замужем и находилась под присмотром своего супруга, а затем ее местонахождение было, похоже, графу неизвестно. А вот когда он Сару нашел…

Доминик зевнул и потянулся — пора укладываться спать, остальное додумает завтра. Он прошел в спальню, забрал одну подушку с кровати и прихватил одеяло, валявшееся в ногах у спящей девушки, решил пока не сердить Сару и переночевать на диване — полежать с ней в одной постели еще успеется.

Но уснуть все рано не смог — все строил планы действий.

Для начала он приобретет самый простенький телефон и новую сим-карту на чужое имя. С этим проблем не должно быть — безработных, крутившихся возле салонов связи, желающих заработать сотню-другую за предоставление своего документа, было предостаточно. Затем он свяжется с виконтом Лораном, предложит ему найти такого же безработного бродяжку, попрошайку, неважно, главное, чтобы тот был ровесником старика. Пусть бродяжка навестит больного в госпитале, выяснит все о состоянии его здоровья и доложится виконту. Здесь маркиз Бертран светиться не станет. А уже потом попытается по старым связям в королевской канцелярии разыскать барона. А вот тут потребуется снова его личное присутствие.

Доминик уже начал задремывать, но легкое подергивание за дверную ручку его сон как рукой сняло. Он напрягся и судорожно стал придумывать теперь, как нейтрализовать неизвестного, если тот пытается проникнуть к ним в номер. Он встал и, тихо ступая по-кошачьи, прокрался к двери. Стал прислушиваться: но тот, кто был за дверью, не пытался скрываться, а затопал по коридору, словно слон. А еще Доминику удалось расслышать довольно отчетливый звон посуды и дребезжание тележки по ковру, лежащему на полу.

Он облегченно вздохнул — скорее всего, любопытный портье понадеялся, что безалаберные влюбленные не заперли за ним дверь, когда он доставил им ужин, и решил подсмотреть, а может и сфотографировать, как маркиз со своей невестой занимались любовью. Эту сенсацию можно дорого продать. Стараясь не звякнуть и не стукнуть, Доминик запер дверь еще и на щеколду, которую снаружи невозможно было открыть. Не хватало только, чтобы утром заявилась не менее любопытная горничная и застала их спящими в разных комнатах…

Утром первым делом Доминик рассчитался за ночлег. Как учили в разведшколе, он подмигнул красавице, сменившей предыдущего портье, шепотом пообещав ей, что он обязательно снимет в гостинице номер, но уже без невесты. Девушка смутилась и покраснела, но согласно кивнула в ответ, словно маркиз Бертран ей уже назначил свидание. Теперь Доминик был уверен, что портье никому ничего не расскажет, сделает вид, что ни самого маркиза, ни ее спутницу никогда не встречала в этой гостинице.



Учайкин Ася

Отредактировано: 28.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться