Право на выстрел

Размер шрифта: - +

Глава 14

Доминик обрадовался, что Сара ушла и не стала ничего говорить в ответ, а просто оставила его одного. Так даже лучше. У него появилось время, чтобы подумать, как, а главное, где искать мать с Реми и Матиссом. Конечно, у него остались и университетские друзья, и с курсов, которые посоветуют, к кому лучше обратиться. Доминик включил свой телефон — пусть тот, кто следит за ним видит, что он дома. А звонить старым знакомым, чтобы сообщить о помолвке, не запрещено. Если его и прослушают.

И он смело набрал номер своего университетского друга Адриана Бланше.

Даже по его голосу было слышно, что тот удивился позднему звонку.

— Сто лет, сто зим. Какими судьбами? — спросил он.

Слегка заикаясь и растягивая слова, словно был пьян, Доминик сообщил ему, что решил расстаться со своей холостяцкой жизнью и сегодня сделал предложение самой лучшей девушке в мире. А потом смешно подхихикивая, словно сам еще не верил в это, добавил, что та приняла его предложение.

Доминик даже представил удивленное выражение лица Адриана, так как они в свое время обсуждали не раз свою дальнейшую жизнь после получения дипломов, и ни у одного, ни у второго ни в ближайших планах, ни в долгосрочных женитьбы не было.

— По залету, что ли? — вырвалось у сокурсника Доминика. — Предохраняться надо было лучше.

— Нет, — протянул тот. — Исключительно по большой просто огромной любви, — продолжил вещать Доминик пьяным голосом. — Вот решил поделиться со старыми друзьями такой приятной новостью. Кто из наших еще в столице сейчас?

Доминик специально задал этот вопрос, желая услышать имя того, кто может ему реально помочь в его поисках. Хотелось услышать, что тот в данный момент не у дел, и он его сильно не обременит своей просьбой. А Адриану Бланше позвонил первому, потому что тот всегда знал все последние столичные сплетни и с радостью ими делился, когда спрашивали. И наверняка он слышал о его проигрыше в клубе, несмотря на то, что сам там практически не бывал. Так что Доминик ему ни на йоту не солгал.

Адриан радостно принялся перечислять имена и фамилии. Доминик еле успевал их запоминать. Нет, записывать он ничего не станет, как в старые добрые времена будет полагаться только на свою память. Но вот нужного имени из уст Бланше так и не прозвучало. Придется завтра обзвонить еще с десяток старых знакомых, которые ближе и теснее общались с Паскалем Лефевром. Правда, сколько лет прошло, может, он давно живет под другим, вымышленным, именем.

Доминик быстро взглянул на часы — он мог еще успеть сделать несколько звонков сегодня, если не нарвется на кого-то сильно разговорчивого, а потом уже будет просто невежливо звонить в такой поздний час.

Но ни второй собеседник из бывших, ни третий ничего не сообщили ему о Паскале, обменялись лишь несколькими дежурными фразами, которые говорят в таких случаях. Доминику показалось, что его и вспомнили-то с трудом. Что же? Бывает и такое. А вот четвертый звонок его порадовал. Он мало общался с Дени Ноэлем в университетскую бытность, тот не был титулованным аристократом и в круг общения Доминика Андре, будущего шестого маркиза Бертрана, не входил, да и потом, кроме вежливого «здравствуйте», при встрече Доминик редко что произносил. Но Дени, на удивление, звонку обрадовался, даже поинтересовался, случайно не планируется ли встреча старых университетских друзей, и поведал Доминику с кем последнее время встречался на улицах. Доминик от радости даже на кресле подскочил, когда тот назвал имя Паскаля. Он даже пообещал, что обязательно соберет всех на встречу, когда решит все свои проблемы. Если не он, то кто?..

Паскаль Лефевр… Он был лучшим дознавателем на курсах — видел, замечал такие мелочи, на которые даже он, Доминик, со своим цепким умом, не обращал никакого внимания. Тому было достаточно одного взгляда на проблему, чтобы выстроить версию, которая почти всегда оказывалась верной. Именно к нему собирался обратиться Доминик за помощью. Если следы в имении не затоптали, он очень на это надеялся, Паскаль ему обязательно должен подсказать в каком направлении следует вести поиски матери. Не сможет отказать — они с ним когда-то были лучшими друзьями, и их пути разошлись лишь тогда, когда Доминика не взяли в разведку после того, как он по-глупому провалился. А если и откажет, то он не сильно расстроится. Давно не встречались, тот имел право не оказать ему помощь.

И вдруг Доминик явственно осознал, что, нет, расстроится и еще как. Если Паскаль Лефевр не поможет ему, то тогда и друзей у него нет. А это уже грустно до слез…

Его подмывало позвонить Паскалю прямо сейчас, но что-то останавливало его, какое-то внутреннее чувство советовало не торопиться, а все обдумать и выстроить мысленный диалог с собеседником на том конце провода, как советовали опытные преподаватели…

На следующий день Доминик едва дождался часа, когда аристократам дозволено было позвонить кому бы ни было не по делу, а ради простой болтовни. Он удобно устроился в кресле и смело набрал номер Паскаля. Но ему никто не ответил. Он перезвонил ровно через час ровно с таким же результатом. Тот не мог не знать, не видеть, что ему кто-то звонит, просто не брал по каким-то соображениям трубку — звонок-то проходил. У Доминика оставалось время сделать еще один звонок из своей квартиры, а потом он мог позвонить Паскалю только из клуба: они договорились с бароном Валери встретиться там — пора начинать вести против графа Гийома свою игру.

Не рассчитывая на успех, уже перед тем, как начать собираться в клуб, Доминик еще раз набрал номер Паскаля.

— Чего тебе? — без всякого приветствия сразу же ответил тот недовольным тоном.

— Помощь нужна, — так же без приветствия и, стараясь не обращать внимания на недовольство собеседника, ответил Доминик.



Учайкин Ася

Отредактировано: 28.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться