Право на выстрел

Глава 18

Доминик сам позвонил Паскалю с раннего утра, как в прошлый раз он ему. У него созрел план. Предложил встретиться на том же месте в то же время…

Как по заказу накрапывал несильный дождик — он разогнал отдельных гуляющих на набережной. Можно разговаривать не заботясь, что их кто-то подслушает.

Сара, одетая в дождевик и сапоги, кормила рыбок, подойдя к самой воде. А мужчины, стоя под огромным зонтом недалеко от нее, негромко беседовали.

— Значит, странная игра восьмилетней давности тебя интересует? — спросил Паскаль Лефевр, когда Доминик поделился с ним своими подозрениями.

— Не столько игра, с ней как раз все почти ясно — нам с бароном отчаянно везло… Кстати, о бароне Валери… Он, действительно, старинный приятель виконта Мавиля? — спросил Доминик. — Или они только делали вид, что знакомы давно?

— Да, старинные приятели, — кивнул Паскаль. — Они вместе когда-то брали уроки живописи у одного известного художника. Там познакомились и подружились. Виконт Мавиль был просто счастлив, когда встретил барона в клубе — хотя бы одно знакомое лицо. Двадцать лет — большой срок, много воды утекло. Они поначалу с трудом находили точки соприкосновения, но потом ничего, разговорились.

— Я так и подумал, — согласился Доминик. — Вот это их знакомство и надо использовать для нашего расследования. У барона фотографическая память, он может указать на тех, кто в тот день находился в клубе, — предложил он, — а виконт попробует их разговорить, он мастер, я заметил, и вытянуть из них все, что сможет. Надо найти тех юристов, кто составлял договор на имение Морелей или видел ту бумагу…

— Да, по поводу арендных платежей за имение, — перебил маркиза его друг. — Твоя невеста весьма богата. Мне удалось разузнать. Деньги поступают на счет, открытый на ее имя, и там на сегодня скопилась довольно приличная сумма, но воспользоваться ею и переселиться в свой дом она сможет лишь при одном условии.

— И какое это условие? — хмыкнул Доминик. — Или условие банкиры держат в тайне?

— Держат в секрете, ты прав, но мне удалось кое-что вызнать. Ты не поверишь, — усмехнулся Лефевр. — Если она выйдет замуж... Но вот за кого, узнать так и не удалось, хоть и пытай их. Таково было завещание ее отца Тьери Мореля. И копия этого завещания до сих пор лежит в королевском банке. С оригиналом несколько сложнее. Адвокат, составлявший документ, уверяет, что ему не оставили его на хранение: господин Морель имя будущего супруга дочери не назвал, а вписал сам своей рукой и пожелал передать завещание в более надежные руки. Похоже, он так и сделал. Судя по всему, никому не доверял в тот сложный для него период господин Морель.

— Как выйдет замуж? Как в банке? — растерялся Доминик и не поверил, как и предрек Паскаль. — Ведь дядя Сары выкупил закладные Тьери. А потом женился на ней. Хотя…

Он вспомнил, что документов на имение Морелей при оглашении завещании дяди обнаружено не было. Об этом тогда много говорили.

— Не выкупал он никаких долговых обязательств. Нищ он был к тому времени. А женился на Сарае, так как кто-то из банковских служащих проговорился ему, сообщив по большому секрету, что документы на имение и доступ к счетам девушки будет открыт только ее супругу. Но просчитался. Не он значился в документах.

— Вот оно что, — простонал Доминик. — Дядя женился на Саре в надежде разбогатеть, за это и поплатился. Кто-то знал о содержании завещания и убил таким образом престарелого «доброго» родственничка. Хорошо, что молодую жену в убийстве не обвинили, а заодно и человека, имя которого указано в документах. Могли привлечь, как соучастника. Повод был…

Он помолчал, осмысливая услышанное.

Но ведь Сара нанимала детектива, чтобы тот для нее вызнал, на чьи счета поступают средства за аренду. Тот отчитался перед девушкой — на дядины.

Доминик внимательно посмотрел на своего друга.

— Видимо, кому-то надо, чтобы Сара как можно дольше оставалась в неведении о завещании и не попала в свой бывший дом. Кстати, ей самой надо сходить в банк, как исполнится полных двадцать, и предъявить документ, удостоверяющий личность, — сказал Паскаль. — Там все объяснят и покажут, правда, потребуют оригиналы документов, в том числе и самого завещания, чтобы воспользоваться накоплениями. Останется его лишь найти. Не найдется, можно будет обратиться в королевский суд, но это спустя только три года после регистрации брака. Таковы правила. Но если даже брак окажется фиктивным, никого это волновать особо не будет. Формальности соблюдены и достаточно. На это, видимо, и рассчитывал дядя Сары, но не учел, что не ему суждено стать супругом девушки, не его имя вписано в документ.

— Саре уже давно полных двадцать, — хмыкнул Доминик. Ему вдруг стало смешно: а не пойдут ли вразрез его стремление жениться на девушке, чтобы сохранить свою относительную свободу и не попасть в кабалу к графу, и завещание Тьери Мореля. Обидно будет.

И не выдержав, он громко расхохотался. Сара повернулась и выразительно посмотрела в его сторону, силясь понять, что такого смешного мог сказать всегда серьезный Паскаль Лефевр.

И вдруг Доминик нахмурился.

— Любопытно, — произнес он, — а что тогда было написано в договоре между Морелем и графом Гийомом?

— Мне тоже это интересно, — задумчиво произнес Паскаль. — Все крутится вокруг тебя. Все завязано на тебе. Ох, не нравится мне это. И везде рядом с твоим именем всплывает имя графа.

— Мне кажется, что граф Гийом и Тьери Морель были в сговоре. Проверь это, пожалуйста, — попросил Доминик. — А я перестану избегать графа и начну вести игру ва-банк. Не было никакого договора между ними, мне так кажется.



Учайкин Ася

Отредактировано: 28.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться