Право на выстрел

Глава 25

Доминик, как и все присутствующие на «совете», сомневался, что похитителю нужна смерть Сары. Скорее всего, девушку похитили именно для того, чтобы потребовать за нее выкуп. И все же кто-то из нападавших на нее желал ее смерти.

Робер присутствовал на «совете», как полноценный член, а не слуга. Он много знал, мог сообщить что-нибудь важное о девушке.

— Хорошо, давайте проанализируем наши умозаключения по порядку, — предложила Армэль Андре. — И я начну излагать первой.

— Доминик легко сходился с богатыми, но не принадлежавшими к аристократической элите дамами. А те втайне надеялись, что когда-нибудь станут супругами маркиза. И если не они сами, то их дети наверняка будут аристократами. Так?

— Логично, — кивнули все в ответ, соглашаясь с матерью Доминика.

— Но ветреный маркиз оставлял одну девушку и менял на другую, в данный момент более богатую, чем предыдущая.

— И это верно, — снова все дружно согласились.

— А тут вдруг всплывает никому не известная Сара Морель, с которой маркиз Бертран просто обязан после неудачной карточной игры вступить в законный брак. Более того, Доминик настолько серьезно настроен рассчитаться по карточному долгу, что подает объявление о грядущем бракосочетании. Нашу даму не интересуют причины, по которой маркиз собирается сделать такой, на ее взгляд, необдуманный поступок, она видит только, как титул уплывает из ее рук. Осталось выяснить лишь, кто их любовниц Доминика была особенно настойчива в последнее время.

— Никто из моих бывших любовниц не стремился слишком уж открыто заговаривать о замужестве. Они прекрасно знали, что это меня может отпугнуть, и я уйду к другой. Но стать супругой маркиза Бертрана желали многие, да что там говорить, все, — обиженно проворчал Доминик.

Честно говоря, ему неприятно было обсуждать прилюдно свою личную жизнь, но чтобы спасти Сару, он готов был вытерпеть даже это.

— Напавшие на дом девушки в пригороде и устроившие там стрельбу, а затем и пожар не были бедными людьми, — заметила Армэль, выразительно взглянув на Лефевра. — Покупка незарегистрованного оружия обошлась стрелкам весьма и весьма недешево. Я справлялась в страховой компании, которая восстанавливает дом — они подтвердили, что по дому стреляли именно таким оружием, то есть якобы никому не принадлежавшим. Гильзы разбросаны вокруг дома. Да и натоптали там, как стадо слонов.

— И машина, совершившая наезд на Робера, тоже была дорогая, — вспомнил Доминик. — Но мне кажется, что ее взяли в прокате авто на подставное лицо. На своей не стали бы такое вытворять. А, знаете, что, — улыбнулся он, — по-моему, мы все трое правы. Поначалу это был один нападавший, потом второй, затем третий, а похитил девушку второй, так мне кажется. Он долго присматривался и лишь потом совершил свое черное дело. И если я свою бывшую любовницу или ее родителя могу понять, то родственников Сары не понимаю.

— Тут все тоже легко объяснимо, — пожал плечами Паскаль. — Реми останется без опеки, и у родственников появится доступ к счетам Сары, так как та не обзавелась на момент своей смерти законным супругом. Все просто.

— А разве такое возможно? — нахмурился Доминик.

— Только так и можно подобраться к деньгам Мореля, — утвердительно кивнула Армэль. — Я в свое время пыталась дотошно разобраться с завещанием Тьери, которое тот мне оставил на хранение. С землями и имением ничего поделать нельзя было бы — они перешли бы в собственность Его Величества, а вот наследником средств на счетах Сары становился не кто иной, как Реми. Он после смерти своей незамужней сестры стал бы единственным законным наследником ее состояния. И заметим, немалого. Правда, об этом почти никто не знает, даже сама Сара.

— И все же похитил мою невесту папочка Жюль Дюваль, — упрямо произнес Доминик, позволивший себе произнести вслух имя предполагаемого похитителя Сары. — Я не видел ни разу ювелира, так как лично у меня не было с ним никаких общих дел, но зато его автомобиль знаю, как облупленный. Жюль на нем очень часто забирала меня из клуба, когда я позволял себе выпить несколько больше, чем позволительно садиться за руль. Она приезжала с водителем, лицо которого я слабо помню. И они меня уже вдвоем грузили на заднее сидение папиной машины и увозили домой. Так вот, после последнего проигрыша графу Гийому это самое авто стало слишком часто попадаться в зеркало заднего вида моей машины. Да и сумма выкупа весьма похожа на сумму моего проигрыша в карты.

— А не могла это быть сама Жюль? — осторожно спросил Робер, решившийся подать голос.

— Нет, — ответил Доминик. — У девочки красная спортивная машина, как и положено богатенькой дамочке — садиться за руль большого автомобиля, чтобы вести слежку за своим бывшим любовником, которого сама же и выставила за двери, она не стала бы. Гордость не позволила бы. А посвящать в свои планы водителя, например, который может и папочке доложиться, заопасалась бы. Да и не настолько она умна, чтобы строить планы мести.

— Коварству женщин нет предела, — многозначительно заметил Паскаль. — Тогда почему она стреляла по дому Сары, а потом и вообще подожгла его? — поинтересовался он.

— Точно не знаю, но предположение на этот счет имеется. Жюль никого не хотела убивать, просто желала попугать соперницу, чтобы та ни в коем случае не соглашалась на брак со мной, — сказал Доминик, пожав плечами. Другого предположения у него все равно не было. — Во-первых, палили хаотично в основном по окнам. Я там оказался именно в момент нападения, и все это видел своими глазами. А во-вторых, дом подожгли, когда в нем никого не обнаружили. Больше Жюль со своим оружием нигде не всплывала. Либо нашелся тот, кто указал ей на место. Это могли быть и граф Гийом, и отец самой Жюль. Либо девушка сама напугалась того, что натворила, она не храброго десятка — а информация и о стрельбе, и о пожаре в пригороде прошла по всем новостным каналам, могли «преступника» и обнаружить. И решила больше не высовываться.



Учайкин Ася

Отредактировано: 28.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться