Право на выстрел

Глава 26

Когда Доминик очнулся, он, чуть приоткрыв левый глаз, попытался понять, где очутился. Похоже, какой-то загородный дом — слишком высокие и почти не занавешенные окна, таких в городских домах не бывает. В городе дома стоят слишком близко друг к другу, если это только не дома аристократической знати, но и те не позволяли себе выставлять свою личную жизнь напоказ, оставляя окна неприкрытыми тяжелыми портьерами. Он лежал животом вниз на низкой тахте, и судя по беспорядку в его одежде, его действительно обшарили на предмет маячков или подслушивающих устройств. Рану, как и предполагалось, трогать не стали. Повезло. Значит, скоро матушка, Паскаль и Робер примчатся ему на выручку. Только они не бойцы, а тут рядом с тахтой сидели два дуболома, стороживших его, которых тычками кулаков не возьмешь. И ведь никак не сообщишь, что соваться самим не следует, реальная помощь потребуется.

Доминик почувствовал, как ему под нос сунули флакон с гадко пахнущей жидкостью.

— Хватит валяться, пора бы и в себя прийти, — раздался над ухом незнакомый голос, а потом тыльной стороной руки его погладили по щеке, оцарапав перстнем с большим камнем.

Доминик открыл глаза посильнее. Немолодой мужчина, склонившийся над ним, ему не был знаком, но вот кольцо на его руке он узнал сразу — это был его подарок Саре. Значит, он на верном пути. И если уж грабитель забрал у девушки кольцо, мог бы и не требовать за нее выкуп, обиделся на неизвестного Доминик. Или он решил, что кольцо кольцом, как дополнительное приложение к кейсу с деньгами.

Доминик подергал цепочку — и она сама, и чемоданчик оставались на своих местах. Честные грабители, ждут, что он сам им отдаст деньги добровольно, тогда и предъявить им будет нечего.

«Только стреляться на дуэли», — грустно подумал Доминик, вспомнив, чем закончилась его предыдущая «дуэль» с графом Гийомом, где, кстати, тот уже использовал свой выстрел. Но сейчас он точно пристрелит сам своими руками этого гада, который посмел отобрать у Сары семейную драгоценность. И даже неважно, сколько та стоила — не твое, зачем взял.

— Очнулся? — мужчина улыбнулся и кивнул дуболомам.

Те сразу подскочили к Доминику и усадили его на тахте.

— Смотри, — мужчина уселся рядом и, нажав кнопку на пульте, включил, на первый взгляд, обычный небольшой телевизор, стоявший в самом дальнем углу комнаты.

На экране возникла кровать с лежащей на ней Сарой. Девушка была пристегнута наручниками за руки, и за ноги к ее спинкам.

— Меняю ее на содержимое твоего чемоданчика при условии, что ты меня не обманул и принес ровно столько, сколько было запрошено. Но это не все. Это только первое условие. А второе — мы с моими друзьми, — мужчина хохотнул, — хотим заснять фильм, как маркиз Бертран занимается сексом с Сарой Морель.

— Зачем это вам? — хмыкнул Доминик.

Граф Гийом сидел в тюрьме. А его дело имело своих продолжателей?

— Тут еще одно небольшое условие — Сара не должна видеть вашего лица, мы завяжем ей повязку на глаза, а вы не должны пытаться отстегнуть ее руки. От ног я вам все же дам ключики, как и от комнаты, в которой она находится.

И говоривший покрутил связкой перед лицом Доминика.

— Не вздумайте попытаться освободить ее и сбежать с ней. Все может кончиться для вас и Сары весьма плачевно.

Дуболомы приблизились к Доминику и весьма выразительно поиграли мышцами.

— От таких не сбежишь, — хмыкнул маркиз и понуро опустил голову, давая понять, что ничего такого у него и в мыслях не было.

— После того как войдешь в комнату, не веди душеспасительных бесед, они вам вряд ли помогут. Только хороший секс и оргазм. А когда он закончится, вы сможете встать со своей любовницы и уйти, прихватив ее с собой, — продолжил мужчина и провел костяшками пальцев по щеке Доминика.

— Оргазм? — хмыкнул тот в ответ.

Удивлению Доминика не было предела — для этого требовалось не простое возбуждение, а страсть, вихрь, сумасшедшее желание. Он, конечно, попытается довести девушку до оргазма, если только камеру не установят между их ног, чтобы удостовериться, что на самом деле так и есть, и они связаны с любовницей не простым механическим покачиванием.

— Ты уж постарайся, — игриво подмигнул ему мужчина, — иначе фильм получится не такой уж и зрелищный. Отведите! — отдал он сурово приказание своим охранникам и пальцем с кольцом указал на дверь.

Доминика подхватили под мышки и понесли к выходу из комнаты — он мог только перебирать ногами в воздухе.

«Только бы не пошли Паскаль с матушкой вдвоем меня выручать, а прихватили бы кого-нибудь покрепче», — подумал Доминик. Его сейчас меньше волновала своя судьба, чем тех, кто кинется ему на помощь.

Дальше лестницы дуболомы Доминика не понесли, решили, видимо, что чести много — подтолкнули его слегка вперед, а сами остались стоять у нижней ступени.

Маркиз, держась за перила, неторопливо побрел наверх — с Сарой заняться сексом еще успеется. Неспешно поднимаясь на второй этаж, он старался все подмечать и при этом немного потянуть время.

Наверху его встретила парочка точно таких же дуболомов.

— Их что, одной меркой мерили? — недовольно проворчал Доминик, когда его опять подхватили под мышки и, протащив по слабоосвещенному коридору, поставили перед нужной дверью.

Маркиз долго провозился с ключом — он никак не мог попасть в замочную скважину, но, на удивление, его не торопили. Наконец, открыл дверь и вошел в неосвещенную комнату. Нашарил рукой выключатель на стене, щелкнул им, и мягкий свет двух бра по бокам от входной двери осветил небольшое помещение с кроватью посередине.

«Камера моргает красным в углу, окна нет. Не сбежишь», — констатировал Доминик, сделав шаг в сторону от двери. Но потом остановился, протянул руку и, вставив ключ в замочную скважину, провернул его наполовину, чтобы дверь снаружи открыть не смогли. Преграда, конечно, слабая, но все же. Тем ребятам, что за дверью, не составит определенного труда вышибить ее плечами.



Учайкин Ася

Отредактировано: 28.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться