Праздник мертвецов

Глава 3

Ноги несли Дариана через улицы и тёмные проулки, шлёпая по лужам, перескакивая через грядки и перемахивая через заборы, к тому месту, где он бросил - да, именно бросил - Шенни. Какой бы дикой и противоестественной ни казалась мысль привести некроманку в убежище, он знал, что поступает правильно. Сейчас не было времени вспоминать, как часто в своей жизни он вообще задавался вопросом, что правильно, а что нет. Скорее всего, ни разу. В голове крутилась лишь одна мысль: "Только бы успеть". У Шенни больше не было ни дома, ни именитой семьи, и встреча со стражниками могла закончиться для неё очень плачевно.

Дариан сам не заметил, как потерял осторожность и уже нёсся по улицам, позабыв о необходимости глядеть по сторонам и сбавлять шаг в людных местах. К счастью, дождь всё набирал силу, прогнав с улиц большинство горожан и стражников, и теперь по дорогам бродили одни только призванные, которым не было дела до сырости и холода. Это было одно из преимуществ плохой погоды, за которое Дариан сейчас искренне благодарил нависшие над городом тучи.

Благополучно миновав ещё несколько кварталов, он вбежал в переулок, в котором оставил Шенни, и облегчённо выдохнул. Девушка осталась на прежнем месте и даже не подумала куда-нибудь пойти или хотя бы спрятаться от посторонних глаз. Она сидела на корточках, прислонившись спиной к стене трёхэтажного дома и отдав себя на растерзание бесконечно сыплющимся сверху каплям дождя. Её промокшие волосы утратили свою волнистость и теперь свисали вниз, как верёвочные шторы, а руки продолжали прижимать к груди единственный предмет, который удалось вынести из покинутого дома. Едва ли эти объятия могли спасти книгу от влаги, когда Шенни сама уже насквозь промокла, отчего белый узор на её одежде окрасился в серый цвет. Девушка тряслась не то от холода, не то от беззвучных рыданий, и не замечала ничего вокруг, в том числе юношу, стоявшего перед ней со скрещенными на груди руками.

- Вставай, - сказал он, решив не подтрунивать над ней за то, что не додумалась сесть у стены напротив, где выступающая крыша дома защитила бы от дождя. Девушка наконец заметила его присутствие и медленно повернула голову, не поднимая взгляда выше его ног. Дариан добавил: - Отведу тебя в убежище.

- В... бе... ж... ще? - её губы дрожали и едва шевелились, но Дариан смог разобрать вопрос.

- Туда, где я живу. Остальные бездомные тоже там. Пошли, пока нас не заметила стража.

Девушка с трудом поднялась на ноги. Её колени дрожали, как и всё остальное, а налипшие волосы не позволяли разглядеть лица.

- За мной, - скомандовал Дариан и повёл её по тёмным улочкам, на ходу изменив намеченный маршрут так, чтобы в этот раз обойти стороной заборы и прочие преграды. Шенни и так с трудом переставляла ноги, и необходимость перетаскивать её через препятствия затянула бы и без того нелёгкий переход.

Дождь ослаб и теперь лишь слегка моросил. На выходе из очередного переулка Дариан вдруг выставил левую руку и прижал Шенни к стене, а указательный палец правой приложил к губам, давая беззвучный сигнал к молчанию. Мимо по тротуару прошагал стражник с факелом. По пути он бросил беглый взгляд в темноту переулка, но свет факела не дотягивался до того места, где два подростка пытались слиться со стеной, и стражник двинулся дальше. Убрав руку, Дариан вышел на дорогу, Шенни послушно семенила за ним.

Вскоре они миновали жилые улицы и добрались до заброшенной части города. Дома здесь были куда менее презентабельными - одноэтажные и в большинстве своём деревянные, реже каменные постройки, полусгнившие, облупившиеся, а то и вовсе с развалившимися стенами и потолками. Лишь единственный дом во всём районе насчитывал два этажа. Дариану не было известно прежнее назначение этого здания, но ничего подобного не могло быть построено в нищем районе, а значит, строение появилось здесь ещё несколько поколений тому назад. Даже во времена молодости Дрегга оно уже представляло из себя развалины и было облюбовано теми, кто умудрился стать отбросами общества ещё до появления ходоков. Теперь это были этакие руины среди руин, но для тех, кто знал, к какой стене подойти и в каком месте на неё надавить, внизу открывался целый маленький мирок - тёплый, уютный и наполненный людьми, называющими себя общиной бездомных.

Внутрь здания не проникал даже лунный свет, но в этих стенах Дариан и не нуждался в глазах - он наизусть знал каждый поворот, каждую ступеньку, каждый скол в стене. Взяв Шенни за руку, чтобы она не потерялась и не оступилась, юноша провёл её в одну из комнат. Войдя в дверной проём, он уверенно прошёл через кромешную тьму на другой конец комнаты, где в светлое время суток можно было заметить высокий, почти в человеческий рост, участок стены со сбитой штукатуркой, оголившей кирпичную стену. Точнее, то, что выглядело, как кирпичная стена. Дариан слегка надавил ладонью, и фанерная доска, вырезанная и выкрашенная под нужную форму и внешний вид, подалась назад, открывая потайной ход.

- Заходи, и пригнись, - прошептал он, затаскивая девушку внутрь и возвращая имитацию кирпичной стены на прежнее место. - Тут ступеньки, аккуратно.

Лестница в узком пространстве - не более полуметра в ширину, уходила вниз, и по мере спуска до подростков стали доноситься людские голоса, исходящие из глубины подземелья. Спустившись до конца и пройдя по коридору направо, они вышли в широкий подземный зал. Он был наполнен десятками всевозможных столов, скамеек, а также старинных верстаков и рабочих инструментов, которые снаружи можно было отыскать разве что в музеях или книжках по истории. По залу туда-сюда сновали люди, их лица освещались колеблющимся светом факелов.

Но главным источником света, а также местом наибольшего скопления людей, был костёр в центре зала, испускавший чадящее пламя к высокому каменному потолку. Около двух дюжин людей собрались вокруг него, расположившись на стульях, табуретках, ящиках, мешках, или просто усевшись на голом полу и привалившись к чему-нибудь спиной. Именно туда направился Дариан.



Александр Виланов

Отредактировано: 21.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться