Предательская паутинка любви

Собаки похожи на людей

Глава 7. Собаки похожи на людей

Город Эдесса. Греческая Македония. Июнь 9-го года нашей эры.

Собак было восемь.

– По крайней мере так будет пока, – сообщил мне Кронос, – потом будет больше.

В мои обязанности входило кормить их, отрабатывать простейшие команды, такие как: ко мне, рядом, взять. Всё это были молодые щенки в возрасте от трёх до пяти месяцев. И как я потом сообразил, этот проект создавался конкретно под меня.

– Со временем, – сообщил мне Кронос, – здесь будет более сотни собак. Конечно ты со всеми не управишься, и у тебя будут помощники, отвечая на мой немой вопрос сказал он дадим тебе в помощь мужчин, которых ты в свою очередь будешь обучать, как работать с собаками. Со временем ты станешь командиром отдельно взятом подразделении занимающегося собаками. Я был восхищён – сила и мощь задуманного поразила меня. Хотя и пугала. Это была одна из глобальных идей, которая могла преобразовать и реформировать римскую армию. Да, со времени основания Рима, многое изменилось. Многое стало иным. Рим рос и постоянно что-то в нём изменялось. Что было приемлемо одному-двум городам, совершенно недопустимо для империи. Со временем, исходя из исторических обстоятельств римский мир преобразовывался. Реформировалась и армия. Со временем, тренируя псов я заметил, что каждый из них обладает своим характером, какими-то особенностями. Даже в одной породе. Поэтому к каждому псу нужен был свой подход.

Я сообщил об этом Кроносу – реакция была молниеносной – записывай всё! Веди журнал, что ты делал и как. Как ведут себя в тех или иных обстоятельствах собаки? Насколько они выносливы? Какие внутренние характеристики у каждой из них?

Это было действительно правильным. Кронос хотел знать, чего ожидать от псов. Через месяц, а у меня было уже более десяти псов, он вызвал меня к себе. Точнее не к себе, а пригласил в одну корчму. Так, будто мимоходом он заметил, было бы очень интересно послушать о моих наблюдениях. И я всё понял. Это бы своеобразный отчёт о проделанной работе.

Взяв свои записки, я отправился на встречу.

Мы отпили вина, и я начал свой неторопливый рассказ.

– Я заметил, что собаки, вроде бы похожие и грозные по внешнему виду, очень отличаются друг от друга. Некоторые учатся очень быстро, с другими этот процесс происходит сложнее.

– Также и у людей происходит, – улыбнулся мне Кронос, – в преторианскую гвардию отбираются самые сильные, и что самое важное самые обучаемые молодые люди.

– И все эти процессы происходят от восприимчивости собаки, то есть назовём это торможением и возбуждением. Какая-то из собак возбуждается быстро, а какая-то медленней. Но что самое интересное, чтобы быстро обучаемая собака запомнила команду, с ней нужно провести несколько занятий, и проводить занятия с определенной периодичностью. Медленная собака усваивает всё достаточно долго, но запоминает надолго. Первых я назвал флегматиками, а вторых сангвиниками. Конечно есть ещё одно, но. Нужно соблюдать постепенность перехода обучения от простого к сложному. Нельзя перенапрягать собаку. Её мыслительные способности. Она, всё-таки не человек и не обладает такой скоростью сообразительности!

– Ах вот оно что! – воскликнул удивленный Кронос, –было у меня несколько бойцов, они вроде как всё понимают, а уже следующее действие делают кое как. Намучался я с ними.

– Вот-вот! – поддакнул я, – всё дело в том, неторопливо отхлёбывая вино, – некоторые люди, или собаки возбуждаются, а потом не могут успокоиться. Так и собаки похвалишь их, дашь кусочек мяса в награду за достижение, и они уже скачут как ненормальные от своего собачьего счастья. А в это время уже необходимо выполнять следующее действие. То есть тут нет… уравновешивающих процессов торможения и процесса возбуждения. Ты отдаёшь команду одну, потом вторую, потом третью с уверенностью, что пёс будет делать их в заданной последовательности, а пёс стоит, раззявивши рот и не знает, что ему делать. Я, вначале, наказывал, а потом понял, что просто скорость мысли не так велика и хороша, как бы мне этого хотелось!

– Точно! – и я также заметил у подчинённых. Они теряются! Многих пришлось отчислить.

Дело просто не в способности быстро переключаться на другое действие, скорость понимания законченности действия отстаёт. Оно у пса не закончено даже если он что-то сделал. А мы еже даём новое задание!

– Браво Корнелий! – Кронос расплылся в большой улыбке, – мне теперь всё ясно. Ты просто провёл анализ действий псов. Да, ты прав, это самое важное, процесс торможения и процесс возбуждения. Каждого он разный и только по завершении определенного процесса, человек или собака переходят к следующему! Если же не учитывать эти особенности, то вместо предполагаемой эффективности, мы получим иной результат! Противоположный!

– Точно! – воскликнул я. Я был действительно счастлив. Это нечто достаточно трудно описуемое действие мне удалось выразить словами и человек меня понял.

Кронос поднял чашу с вином и поздравил меня:

– Теперь тебе необходимо завести журнал, куда будешь записывать все свои наблюдения. Всё, что примечаешь. Зарплату я тебе подыму, если будешь проводить такие ценные исследования. Надеюсь ты и потом будешь радовать меня.



Николай Василевский

Отредактировано: 02.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться