Предательская паутинка любви

Я убью вашу рыжую рыбу!

Глава 15.Эдесса. Рыжая рыба.

Наследие прошлого, наша память, порой становится не помощником, а нашим тормозом к развитию. К каким-то достижениям, делающих нас королями жизни.**

Город Эдесса. Греческая Македония. Июнь 9-го года нашей эры

 

После всех событий я стоял у водопада на улице. Утро было удачным, как-то всё прошло хорошо и споро. Потренировал и покормил собак. А потом, так как других забот не было, Кронос уехал уда-то по делам на пару дней я решил прогуляться по городу. Фактически за своей болезнью, делами я упустил множество вещей. Точнее самую главную. Мне удалось взять у Лукреции небольшую книгу о городе. Да Эдесса была удивительным городом. Конечно же, самый важный был миф о царе Миносе. Сюжет был прост. За заслугу бог Дионис наградил короля даром, который тот просил. Превращать все, к чему он ни дотрагивался в золото. И… царь едва не умер от голода… но написано было так интересно! Я так увлёкся чтением, что практически не замечал прохожих. Городок хоть и был маленьким, но был настолько уютным и домашним, что казалось, нет нигде войны, нет великого города Рима с его имперскими амбициями, такой маленький райский уголок. Он, как и в древние времена, действительно был усыпан садами, и вокруг цвели розы испуская чарующий аромат. Моя душа, несколько загрубевшая от солдатского быта от нелепых и грубоватых шуток солдатни, многие меня презирали, сторонились, потому что в юношестве начитавшись греческих и римских философов я порой ввёртывал их словечки.

– Тебе в бою потребуется только ловкость, и сила рук. Да плечо товарища, – любил говаривать центурион, – а то, что ты изучал, варвару, который придёт к тебе с мечом, совершенно не интересно. Раскроит тебе надвое голову и всё!

Да, я налаживал контакты, но ни с кем кроме Сильвия тесной дружбы не было. Да и с ним…

– Корнелий! – женский голос оторвал меня от дум. На меня из палантина смотрела Валерия. Убедившись, что это я, она вышла, и пошла ко мне. Всё, что было до этого так прекрасно и хорошо, вдруг померкло. Я напрягся. Да и было от чего. Несмотря на то, что я увидел её на пиру, мы практически не поговорили... Зато я видел, как вспыхнули её глаза гневом…на мгновение… Что можно ожидать от неё?

– Любуетесь водопадами?

– Да…любуюсь…

– Природа у нас красивая! – она окинула меня взглядом, – что вы читаете?

Я молча подал ей книжку.

– Ха-аха! – расхохоталась она, – решили узнать, где вам придётся служить?

– Нравится?

– Да, – и я посмотрел на неё взглядом, очень чётко показывавшим, что она здесь лишняя.Но она предпочла этого не заметить и игриво бросила:

Хотелось бы, чтобы Вы увлеклись так мною, чем ею.

– Ну да…– я был сбит её бесцеремонностью. – Мне бы тоже хотелось…но книжка… книжка…я очень люблю читать!

Желание отстраниться от навязчивой собеседницы и желание не обидеть слишком сильно боролись во мне. Она не проявила ко мне никакой агрессии, хотя я был уверен, что женщина, была раздосадована моим невниманием.

– Ну что ж… не буду вас отвлекать, – сказала она и пошла к своему палантину. Не дошла. Обернулась и, вперив взор в меня, спросила:

– Значит, вы придёте ко мне на вечеринку послезавтра? Я, конечно, не знаю ваших вкусов, будет несколько более простенькая постановка, чем в доме Гнуса пьеса Феофана.* Про пастушек!

Улыбка хищно обнажила её зубы.

– Ну… если приглашаете… приду…

– Приходите.

Она с этими словами уселась в носилки и рабы двинулись дальше. Однако не успел я снова вклиниться в чтение, как звонкий девичий голос его прервал:

– Ах вот где вы обитаете!

Я поднял голову и заулыбался. Лукреция! Она уже вышла из носилок и лёгкой, танцующей походкой подплывала ко мне. Я был несказанно рад ей! Она произвела удивительное впечатление своей несколько хитренькой улыбкой на балу, блеском глаз, удивительными словами.

– Вы герой! Вы настоящий герой! Я восхищаюсь вашей храбростью и великолепным воинским искусством!

– Смотрю, вы просвещаетесь?

– Ну да…– смутился я, – город очень интересный! И мифы о нём…

– Да, в каждом мифе – некая история. Некое нравоучение. Хотя по мне эти нравоучения…Эх, если б стать мне птицей!

– То, что бы вы тогда делали?

– Ну, как что? – она, игриво улыбаясь, слегка притронулась ко мне рукой, и почти в упор, расплывшись в улыбке, смотрела на меня.– Летала в высоте наперегонки с ветром и купалась в пене белых облаков!

– Огоооо!!! – не сдержал своего восхищения я.

– Мы вместе бы летали! – воскликнула очень импульсивно Лукреция, – Я бы превратила вас, мой герой, в горного орла! А потом мы бы свили с вами, вместе тёплое уютное гнёздышко…и нарожали десяток прожорливых птенчиков!

Такие заявления могли вызвать у меня только улыбку. Я смутился. Я не знал, что происходит со мной. Видимо мой возраст, мне всего был двадцать один, как-то влиял на меня. Гормоны заиграли! Но…наследие прошлого, наша память, порой становится не помощником, а нашим тормозом к развитию. К каким-то достижениям, делающих нас королями жизни. Я готов был в юности завоёвывать женщин. Но сейчас…после смерти моей первой, и как я считал единственной и неповторимой возлюбленной…



Николай Василевский

Отредактировано: 02.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться