Предательская паутинка любви

Высшая ступень

Глава 30 Высшая ступень.

Ты для меня родной и близкий человек. Я не прошу у тебя о любви, или выйти замуж, я прошу лишь одного – искренности! Это единственная, самая дорогая валюта в Мире!***

 

Город Эдесса. Греческая Македония. Июль 9-го года нашей эры

 

Наступила эра потепления отношений с Валерией. Теперь на её пути к завоеванию моего сердца никого не было. Лукреция и Маний, вскорости уехали в Афины учиться. После той памятной ночи я и Валерия посылали друг другу послания, но встретиться не получалось. Валерии тоже неожиданно нужно было отлучиться на несколько дней. За это время, я обдумал всё, и понял, что совершил оплошность. Валерия мне была не нужна. Гордая и самовлюблённая. Богатая и амбициозная, она не могла клюнуть на такого как я. Нужно было расстаться, но расстаться мягко. Я понял, что потихоньку начинал доверять ей. Появилось чувство. Но мне не нужны были неприятности, хотя моё молодое естество, переполненное гормонами, длительными тренировками с собаками, физкультурой и упражнениях на мечах изнывают от неясной тоски. Несмотря на то, как мне казалось, был счастлив, невольно страдал от недостатка общения, от невнимания женщин. Тогда, в юности заложенные «семена» в душу дали горькие всходы и теперь, чтобы я снова во что-то поверил, должно было пройти время. А может, потому что в глубине своей души я считал, что мир мужской грубый и жёсткий с его прямолинейностью был гораздо мне ближе. Да, она мне нравилась. Это я осознал. И тут же оттолкнул ее, несмотря на явную симпатию. Я снова, как и первый, так и второй раз я решил оградиться от Валерии незримой стеной, вырыл виртуально труднопроходимый ров, ощетинился сотнями бойниц с высоких стен. И я вскоре приступил к плану. Мы встретились на одном из пиров прекрасного города Эдессы устроенным её другом.

И тут же приступил к задуманному.

– Мир женщин? Неужели вы думаете, что высшая ступень цивилизации может быть достигнута с помощью женщины? Это просто смешно! Женщина, при всём уважении и воле, существо очень чувствительное и беспорядочное. Оно зациклено на идее деторождения, воспитания! Ей нужен некто, кого бы она растила и в попку целовала! Женщина всегда страдала комплексом неполноценности! И ей всегда нужен лишь ребёнок, а всё остальное глупости! Такие мысли у вас от того, что нет мужчины!

– Это у меня нет мужчины? – возмутилась-вспыхнула возмущённо Валерия, – да если б я только пальцем поманила, тут бы у моих ног толпа ползала, и пальцы ног целовала!

– Значит это не мужики. Их только привлекает ваше богатство и положение в обществе. А более ничего! И не надо сравнивать мужчину, настоящего мужчину с этими пресмыкающимися перед вами патрициями! Они никогда кроме вилки ничего не держали в правой руке!

Она изумлённо уставилась на меня. И такое удивление было во всём её облике, что я понял – перегнул палку. Ещё немного она попросит покинуть её общество или попросту могут вышвырнуть из дома. Такой вариант тоже не исключён. Возможно я даже буду наказан за свои слова, сказанные в горячке начальством – девушка передаст жене мужа Кроноса, а тот… тот примет меры. Чувствовалось, что она была в смятении, не зная, что предпринять. Наверное, даже более богатые и именитые добивались девушку, пресмыкались, пытаясь добиться расположения. Я же был, скорее всего, для неё лёгкой добычей, которую она подомнёт под себя без особых усилий. Тем более я как будто поддался её обаянию, стал читать стихи о любви. И что же произошло? Полное отторжение! Без объяснения причин. Я ждал.

– Слышала о вашей храбрости, – сухо сказала она, – но это не позволяет вам так со мной разговаривать!

– Если Вы не хотите слышать правду, то слушайте тех, кто готов говорить в угоду вашему слуху сладкую ложь! Они вам скажут лишь то, что вы хотите слышать! Но на большее не надейтесь!

Я встал и уже хотел попрощаться, но она меня остановила.

– Обождите, давайте поговорим. Присядьте! – её мягкий тон меня несколько успокоил, и я присел. Первый порыв – уйти, от этой богатой женщины прошёл.

– Вы занимаетесь только с собаками или ещё чем?

– И хоть Одиссей двадцать лет добирался к порогу родному,

Узнан немедленно был Арагоном – преданным псом

Ты ж, Стратофон, за пять лет, что в кулачных боях, подвизался,

Так искажён, что себя в зеркале б сам не узнал

Прочитал я Лукимея, про атлета Стратофона.

Тут она вскинула на меня глаза. Удивлённо.

– Просто я считаю, что однобокое развитие не приносит нужных результатов. Нужно быть всесторонне развитым!

– Согласна! – воскликнула порывисто она и улыбнулась. Только улыбка её теперь была тихой и покорной. Улыбка, которая присуща женщинам Азии, про которых мне рассказывали. Женщины Азии готовы быть рядом и подчиняться мужчине. Беспрекословно! Всегда! И при любых обстоятельствах. Сейчас Валерия была не гордая и самовлюблённая уверенная в своих каких-то идеалах, а покорная и милая.

Я удовлетворённо хмыкнул. Стоит только женщине указать её место, как она с радостью его примет! Но за эту крамольную, пусть и не высказанную мысль моментально был наказан. За свою самовлюблённость.



Николай Василевский

Отредактировано: 02.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться