Предательская паутинка любви

Бегите, бегите!

Глава 54 б Право на существование

Город Эдесса. Греческая Македония. Июль 9-го года нашей эры

 

– Убьём их! – взвыли женщины и мужчины. Они были явно в наркотическом экстазе. И тут я принял решение.

– Всем лечь или будет уничтожены! – закричал я – ярость вспыхнула во мне ярким пламенем. Рим, моя величайшая родина была на краю гибели. И только от меня зависело быть ей или нет. Всё решали мгновения.

Но это не отрезвило женщин.

– Пилумы готовь!!! – закричал я, – первая шеренга шаг вперёд! бросай!

– Не стрелять! Это же женщины! – воскликнул центурион. – Это влиятельные женщины, мы не должны их убивать! Мы будем распяты!

Я схватил брошенный меч и подскочил к нему. Центурион взвыл, увидев свою оплошность, и ринулся на меня, но я чисто автоматически, натренированным движением руки, пронзил его грудь, и в ту, же секунду понял, что нужно действовать дальше. Схватил за волосы и тут же снёс голову!

– Брошенный меч – будет поднят! Сдавшийся будет убит! Кто хочет умереть?!!! – закричал я и со всего маха бросил отрубленную, окровавленную голову в толпу мятежников. – Пилумы готовь! Пли!

Солдаты, нервно приминавшиеся с ноги на ногу, натренированным движением дружно бросили пилумы в стоявших и смотревших за развитием событий женщин. Несколько из них упали.

– Всем лечь на землю и ли вас постигнет та же участь! – закричал я.

– Да ты... да ты…ублюдок! – взвыла одна из них, что была поближе, и кинулась с ножом на меня. Но я ловко увернулся и снёс ей голову! Красивая женская головка, с длинными золотистыми волосами быстро окрашивавшаяся в алый цвет покатилась в сторону нападавших парализуя их начавшими стекленеть глазами.

Ужас овладел женщинами. А я командовал, не давая опомниться.

– Вторая шеренга – шаг вперёд! Приготовить пилумы!

И повернувшись к женщинам, крикнул:

– Кто хочет умереть? Всем лечь или вы умрёте! – потом развернувшись к своим воинам, крикнул, – пли!

Ещё несколько женщин рухнуло под смертельным ливнем. Страх, дикий панический страх навис над долиной.

– Ложись!!! – разорвал визгливый полный ужаса крик одной из женщин.

Женщины, хоть и не приученные к дисциплине, начали падать на землю пытаясь спасти свою жизнь.

– Всем сдавшимся обещаю, что буду просить помилование! – снова закричал я. Потом развернулся к шеренге и, ткнув пальцем в двоих из них, скомандовал, – собрать пилумы!

Тут Валерия, стоявшая как бы в сторонке, будто ничего не происходило, двинулась ко мне.

– Подлый изменник! Я не дам тебе разрушить дело всей моей жизни! Ты умрёшь страшной смертью! – она выхватила меч и кинулась на меня. Солнце, вино, и сильные переживания сделали своё дело. Она билась как безумная бешеная фурия. Волосы рассыпались по плечам, её голос был твёрд и решителен. Никакой сентиментальности, что только что только что была у неё. Будучи неплохим воином, я с трудом сдерживал её натиск, отступая и уворачиваясь от её ударов. Никогда я не видел такой силы у женщины, но ярость злость и ненависть придали ей сил. Все замерли и с напряжением смотрели за нашим боем. И мятежники, и римляне понимали, что именно от него зависит противостояние. Это не было противостояние в прямом смысле, это билась вся женская мировая сущность, оскорбленная и обиженная за порядок и систему женского понимания жизни и мира, и мужской мир, спроецированный во мне, утверждал, доказывал, своё право на существование, силу и значимость. И никто из них не хотел, просто не желал другому уступать!

Продолжение следует

Глава 55 Развязка.

Город Эдесса. Греческая Македония. Июль 9-го года нашей эры.

 

Каждый наш поступок становится частью нашей большой жизни. Они как бусинки нанизываются на ниточку бытия. Бывают бусинки красные, бывают чёрные, бывают белые. Каждый из нас раскрашивает свою жизнь по своему разумению и усмотрению. Каждый из нас верит, что всё что бы он ни сделал – исполнено правильно. Его поступок верный и не подлежит сомнению, а тем более осуждению. Только каждый из нас в процессе жизни, знает, что жизнь продолжается, и даже если он сделал, что-то не так, он сможет исправить. Но есть поступки, которые невозможно исправить. Эти поступки мы совершаем, перед тем, как закончится наша жизнь. После её окончания, уже не важно, что делали мы раньше, потому, что это конечная точка. Я сражался за старый уклад, за Рим, который существовал теперь, она же сражалась за будущий Рим, за Рим, который должен быть. Лучший Рим! Каждый сражался за свою любовь к тому прекрасному будущему, что будет впереди у римского государства. Каждый сражался за любовь, которую он хотел уничтожить раз и навсегда в своём сердце путём смерти предмета страсти.

– Я вспорю твой животик, и ты навсегда закроешь свой поганый рот! – Подлый изменник!!! За что я тебя любила?! Умри же предатель! – вновь закричала Валерия и сделала отчаянный выпад. Я увернулся и, поднырнув по её руку, сблизился с ней и вонзил меч в грудь.

Она, ошалело еще, не веря глазам полными удивления и боли посмотрела на меня.

– За что ты меня убил? – прошептала она, – я ведь так тебя любила…люблю…

– Я тебя тоже люблю, – тихо прошептал я.

Она глубоко вздохнула и обмякла. Упала. Точнее я её очень аккуратно положил на землю. Уже мёртвую.

После этого мятежники, лишившись лидера, безропотно сдались. Только нескольким, что были вдали от нас, удалось сбежать. В Эдессе, к великой радости градоначальника, (награды и почести ждали и его!) мы сдали их на усмотрение римских властей. Их уже готовили к отправке в среднюю Грецию.



Николай Василевский

Отредактировано: 02.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться