Предательство короля

Размер шрифта: - +

Глава 13. (Торвальд)

Время слишком быстротечно, особенно, начинаешь это замечать, когда целиком и полностью погружаешься в две составляющие собственного существования – бесконечные государственные дела и страстную любовь к жене. Я был абсолютно счастлив, хоть и часто уставал в последнее время и никак не мог найти зачинщиков того покушения в праздник равноденствия.

До того, как я решил жениться во второй раз, мне казалось, что моя жизнь прекрасна во всех ее началах. В моем государстве царил относительный порядок, в гареме отсутствовали сумасшедшие девицы, которые могли бы устраивать между собой склоки, я вырос в любви и гармонии. Потом пришла смерть отца, и мой идеальный мир пошатнулся, позже я потерял горячо любимую жену. Мятежи на Западе так же оставили на мне свой неизгладимый след, но я всё равно убеждал себя в том, что моя жизнь не так плоха. Убеждал в том, что смогу всё вынести и продолжить идти вперед. Но когда я встретил Зару, то с горечью понял – до нее я лишь существовал. Смерть Хельги сломила меня, а Зара наполнила мою душу и мое тело новой силой. Она сумела залечить все мои раны и вернуть ту давно утраченную гармонию.

Почти прошел год с момента нашей свадьбы, а я всё так же сильно и самозабвенно любил эту женщину. Мне постоянно хотелось дарить ей подарки и просто обожать ее. Я нуждался в наших вечерних разговорах, когда мы могли обсуждать всё, что угодно. Зара очень умная женщина и в ее обществе никогда не бывает скучно. Я всё так же остро реагировал на нашу близость и испытывал дикую потребность в ней. Любовь к Заре одурманила, опьянила меня и навеки забрала в свой плен. И это делало меня счастливым.

Сегодня с раннего утра, я вместе с Никласом и Зарой занимался приемом мелких преступников. Мы втроем решали судьбы воров, лгунов, дебоширов и пьяниц. Многих из них я бы уже давно казнил, чтобы эти потерянные души не отравляли жизнь людям, но Зара и Никлас часто отговаривали меня от столь радикальных решений. Они будто бы исполняли роль моей совести, что временами имела способность замолкать и уступать место жестокости. Вот и сейчас у нас завязался спор.

Перед нами стоял мальчишка в подранной шапке и шубке. На вид ему не больше десяти лет. Грязный, будто только что вылез из недр шахты. Несмотря на свой возраст, этот щенок уже несколько месяцев подряд доводит до белого коленья старуху-купчиху, которая живет на окраине столицы. Он ворует домашнюю птицу и за всё это время утащил из курятника порядка двадцати пяти куриц-несушек. Их и так сложно содержать, учитывая какова на Севере погода, а тут еще и вор объявился. Факт кражи был подтвержден и я не видел причин щадить этого ребенка, в глазах которого уже была видна рассудительность и осмысленность содеянного.

- Имя, - строгим тоном потребовал я.

- Варди, - ответил мальчик, шмыгая носом и постоянно поправляя свою шапку.

- Сколько тебе лет?

- Двенадцать, - вновь последовал ответ.

Этот Варди настолько был худым и низким, что я никогда в жизни не дал бы ему двенадцати лет. Что же так даже лучше, раз он взрослый.

- Ты знаешь, что красть это плохо? – я внимательно смотрел на преступника и видел, насколько ему было неудобно находиться под таким проницательным взглядом. Варди боялся, но старался храбриться, что определенно делало ему честь.

- Знаю, Ваше Величество, - юнец виновато опустил голову, и шапка съехала ему прямо на глаза. Он снял головной убор и провел худой ладонью по грязным светлым волосам.

- Тогда почему ты стал воровать? Это ведь не единичный случай, ты это делал систематически.

- Я… Я одинокий, родители давно умерли и… И мне нужно было как-то питаться, чтобы не умереть с голоду. Никто не хочет погибнуть от такой злой участи, и я тоже, - Варди так быстро тараторил, что некоторые его слова было трудно разобрать.

- Поэтому ты решил заняться нечестным промыслом? – я выгнул одну бровь и поддался чуть вперед.

Мальчишка молчал, и это начало меня раздражать. Я тратил время на решение проблемы, хотя выход здесь только один – казнь.

- Ты мог наняться к кому угодно на работу, с этим у нас в городе проблем нет, или же записаться в военные ряды, твой возраст это уже позволяет. В конце концов, попросить аудиенции у моих помощников они бы решили твой вопрос, ведь это их прямая обязанность. Но вместо этого ты решил воровать и теперь виновный стоишь перед своим королем. Ничего в этой жизни не дается просто так и раз тебе не угодно честно работать или служить своей земле, то тогда тебе прямой путь на плаху.

Варди весь задрожал и уткнул лицо в шапку. Его плечи затряслись – он заплакал.

- Не нужно на плаху, - вдруг заявила Зара. – Ваше Величество, он же еще ребенок, - жена умоляющим взглядом посмотрела на меня. У меня сложилось такое чувство, будто расправа шла над ее собственным ребенком, а не над каким-то оборванцем.

- Перед Богами и законом мы все равны и не имеет значения, сколько кому лет, - твердо ответил я.

- Но так нельзя поступать, - Зара поднялась со своего места, что находилось подле меня, и подошла к рыдавшему мальчишке. – Если люди перестанут испытывать чувство сострадания и давать шанс на искупление, то мы уподобимся животным, и ничем не будет от них отличаться. В конце концов, ты не прав.

- Не прав?! – я подумал, что ослышался, но судя по всему, нет. – И почему же я не прав?

- Нельзя казнить всех вот так без разбора. Варди пытался выжить так, как мог. Да, он поступил, плохо, крадя этих проклятых куриц, но купчиха никак не обеднела от этого.

- А нужно ждать, пока этот мальчишка своим проделками сведет кого-нибудь в могилу или убьет человека, чтобы прокормить себя, так получается? – я сузил глаза.

- Нет, - твердо ответила Зара. – Нужно помочь ребенку, определить его куда-нибудь и обучить ремеслу или отправить в ту же самую казарму, где его обучат дисциплине, понятию долга и чести.



Маша Драч

Отредактировано: 07.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться