Предательство короля

Размер шрифта: - +

Глава 35. (Торвальд)

- Моя милая, весть о твоей беременности несказанно обрадовала меня. Все мы сильно заволновались, когда тебе стало плохо. Отныне, полно ребячества и всяких неугодных прогулок. Я буду не спускать с тебя глаз, и если ты почувствуешь себя скверно, но приход лекаря обсуждать даже не стану, а тут же приведу его. Я не хочу, чтобы ты вновь страдала, как в ту страшную для всех нас ночь.

Все муки, страдания и то мерзкое ощущение безответной любви стоили того, чтобы получить такой неоценимый никакими богатствами мира дар, как весть о беременности моей жены. Меня переполняла и опьяняла радость, но вместе с тем и жила некоторая тревога, что нас постигнет та же участь, что и предыдущего ребенка. Нет! Я запрещаю себе даже думать об этом.

Взяв в свою руку ладонь Зары, я поцеловал жену в висок и прижал к себе. Цветочный аромат ее волос успокаивал меня, вводил в негу и расслаблял. Я чувствовал полное умиротворение, которого в последнее время мне так сильно не хватало. Глянув в глаза Зары, я обнаружил в них тоску и грусть.

- Почему ты такая печальная? – странно было видеть свою жену такой в то время, когда я был несказанно счастлив.

- Я не печальная, просто устала немного. Много думаю о маме, теперь моя голова полна мыслей о ребенке и страхе, что и его я не смогу выносить. Что если всё дело во мне? – Зара с невыносимым страхом в своих изумрудных очах поглядела на меня. – Если это будет именно так, то лучше уж выслать меня куда-нибудь подальше от этого места, ибо я не вынесу еще одной потери ребенка.

- Не говори так, - я нахмурился. – У нас всё будет хорошо, я это чувствую. Ребенок родится крепким и здоровым. Я понимаю твой страх, но не нужно поддаваться ему. А что касается твоей матери, то я завтра же с ней переговорю. Не нужно нервничать, не терзай этим плохим чувством наше дитя, - я поцеловал Зару в губы. – Ложись, отдыхай, тебе необходим покой.

- Милорд, - Эвет поднялась с кресла и поклонилась мне, когда я вошел в ее покои следующим утром.

Она была плоха, если не обозначить ее состояние еще более жестокими словами. Поразительно было смотреть на эту женщину и совершенно не узнавать ее. Тощая, с болезненно желтым оттенком кожи, впалые щеки, потускневшие зеленые глаза. Эвет была больна, и что-то мне подсказывало хворь ее тяжкая.

- Доброе утро, - проговорил я. – Слышали последние новости? – я решил, что лучше начать издалека. Всё же это была мать Зары, и я хотел объясниться и выяснить правду как можно мягче и тактичней.

- Да, - Эвет нежно улыбнулась. – Моя девочка носит под сердцем дитя.

- Именно, - я подошел к креслу и сел в него. – Вы прекрасно знаете, каких душевных усилий нам всем стоила прошлая беременность Зары.

- Знаю, - голос Эвет как-то странно дрогнул.

- Нынче я не желаю видеть свою жену в переживаниях и слезах, ибо даже самая крошечная слезинка, пролитая ею, может стать причиной страшных последствий. Зара обеспокоена вашим здоровьем и тем, что вы так внезапно отдалились от нее, - я выразительно посмотрел на Эвет.

Она глубоко вздохнула и медленно опустилась в соседнее кресло, на миг, прикрыв глаза.

- Милорд, - женщина подняла свой изнеможенный взгляд на меня. – Я больна и надо полагать, что смертельно. Я и сама хотела переговорить с Вами и попросить отпустить меня в наш с Рикардом дом. Я хотела встретить свою смерть на родине, но сейчас там неспокойно. Мне пришлось отдалиться от Зары, чтобы еще больше не огорчать ее своим состоянием.

- Но вы ведь знаете, как она нежная и чувствительная натура. Мне думается, что ваш холод по отношению к собственной дочери причиняет ей еще больший вред.

- Милорд, Вам меня не понять, простите, - Эвет склонила голову.

- Хорошо, - после нескольких мгновений раздумий ответил я. – Я отпускаю вас домой. Вы подарили этому миру и мне прекрасную женщину, и за это я вас ценю и воспринимаю как вторую мать.

- Ваше Величество, раз Вы признались в том, как относитесь ко мне, то простите мне еще одну вольность? – Эвет умоляюще посмотрела на меня.

- Считайте это моим прощальным подарком.

- Мне не нужно ни золото, ни богатство, а только Ваше слово.

- Какое?

- Дайте мне слово, что Вы убережете и сохраните Заре жизнь.

- Тут даже говорить не о чем, - я искренне удивился услышанному.

- Нет, прошу Вас, дайте мне слово, - Эвет упорно стояла на своем.

- Хорошо, я даю вам свое честно слово, что буду беречь Зару. Прежде я давал подобную клятву вашему мужу, и не отрекусь от нее ни при каких обстоятельствах. Таков мой принцип.

- Благодарю Вас, благодарю, - торопливо проговорила женщина.

- Я велю приготовить для вас сани, - заявил я, поднявшись на ноги.

- Благодарю за проявленное великодушие и понимание.

- А вы не желаете проститься с дочерью? Или передать ей весточку? – уже стоя на пороге, спросил я.

- Я передала письмо Никласу, - Эвет вдруг осеклась и испуганно поглядела на меня. Я понял, она сказала то, что не предназначалось для моих ушей.

- Никласу? – переспросил я, вернувшись вглубь комнаты.

- Я не думала, что Вы навестите меня, вот и решила на всякий случай отдать письмо Никласу. Он – ваш названный брат и мне подумалось, что ему можно довериться, - слова Эвет звучали достаточно убедительно за исключением одной маленькой детали.

- Но вы же говорили, что и сами собирались со мной поговорить, тогда-то могли и письмо принести. Разве нет?

- Да, - Эвет глянула на меня таким знакомым взглядом, от которого стало даже не по себе. Точно так же на меня смотрела Зара, когда я допытывался у нее, где ее одну носило. – Но всё случилось так сумбурно. Никлас как второй после вас человек в государстве вызывает такое же полное доверие, как и Вы.

- Что же, ясно. Никласу действительно можно доверять и вы правильно сделали, что передали письмо ему, а не кому-то другому. Мне пора, - я стремительно вышел из покоев Эвет, чувствуя, что едкое ощущение раздражения и некоторых подозрений лишают меня внутреннего покоя.



Маша Драч

Отредактировано: 07.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться