Представители мира

Размер шрифта: - +

Глава 25. Выбор

Интересно, до полуночи можно добраться хотя бы в город? Да и что мне там искать? Разве остались у меня на этом уровне люди, которым я могла бы доверять, и до которых до сих пор не добрался Арион?

Одно решение я приняла сразу: раз автобус поехал в одну сторону, то мне – в другую. Информационная палочка подтвердила, что дорога ведёт в Зонор. И что до него около десяти километров – не так много. Но это до окраины. Хотя, а мне-то куда?

Синий камень – самый загадочный из всех. Единственный, про который не говорилось ни в одной из подсказок. Оно и не удивительно: Арион сам понятия не имел, как его найти.

Впереди на дороге загорелся тусклый огонёк. Я не сразу обратила на него внимание: у него успела собраться группа поддержки. Приближалось синеватое облако медленно, но предчувствие ничего хорошего не обещало. Пока я думала, нужно ли сворачивать с дороги, мерцающие точки превратились в движущуюся мне навстречу толпу незабудок.

А потом мне в голову пришла самая страшная мысль за всю мою жизнь. Я подумала, что могла бы просто взять и сдаться. Пусть они, эти уродливые сгустки воздуха, напоминающие людей, решают всё сами, за меня. Куда мне идти, что делать и кому доверять. Пусть они несут ответственность за моего брата, моих друзей и меня саму. Пусть всё это меня больше не касается.

Я свернула в лес и побежала, больше от собственных мыслей, чем от реального противника. Вряд ли мой уход остался незамеченным: треск сухих веток разносился по всей округе. Мне было всё равно. И я точно знала: нет ничего хуже этого горьковато-спокойного «всё равно». Потому что оно способно погубить всех, кто мне дорог. Всех, кого ещё не погубило.

Толпа незабудок текла мимо по мелькающей между деревьев дороге. Бесконечно длинная, величественно-медлительная, торжественная и страшная. Между светящимися человеческими силуэтами проскальзывали другие, живые, настоящие: они тащили за собой ездовых существ. Я остановилась и уставилась на дорогу. Поскольку никому не было до меня дела, можно было оценить масштаб происходящего. Растянувшаяся по всей ширине дороги, толпа ползла и ползла мимо: тысячи незабудок, сотни ездовых существ. Сокрушительная армия с собственным транспортом. Идут со стороны Зонора. Вот только куда?

Одна из фигур всё-таки свернула в лес и спугнула меня с наблюдательного пункта. За последние дни я порядочно набегалась, поэтому дыхание сбилось почти сразу. А с одной информационной палочкой незабудка мне не по зубам. Оставалось разве что искать укрытие.

Я сбавила шаг и стала присматриваться к однотипным стволам. Лес здесь был густым и безжизненным: корявые ветки ломались с сухим лопающимся треском, ноги хлюпали по преющей прошлогодней листве. Попробуй тут не наделай шуму. А вот боевые существа передвигаются без единого звука.

Я сделала ещё шаг, и нога неожиданно ушла под землю. Давно потерявший товарный вид кроссовок полностью исчез под слоем противных коричневых листьев. Я угодила в самую настоящую ловушку: присыпанные землёй узловатые корни деревьев держали меня мёртвой хваткой. Для полного счастья не хватало только движущегося на меня незабудки. То есть почему не хватало – хватало. Он ступал медленно, хотя красться ему не было никакой надобности. Он играл со своей добычей, и это его забавляло: бледное лицо перекашивала злорадная улыбка.

Я на секунду закрыла глаза и постаралась вспомнить всё, что когда-либо слышала о незабудках. Одно выплыло сразу: это существо на самом деле – заклинание. Сильно автоматизированное, но всё равно заклинание. А ведь иногда у меня получается управлять чужой магией.

Я попыталась представить, как массивный силуэт разворачивается и уходит обратно на дорогу. От усилий у меня даже закружилась голова, но эффекта не было: незабудка слушается только своего создателя. И это уж точно не я.

Тогда я уставилась прямо в белёсые глаза и заявила:

– Олег!

Незабудка на секунду замер, а потом разразился булькающим хохотом. Ну да, угадать, конечно, шансов мало. Да и медлительность у решившего поиздеваться противника резко улетучилась. Видимо, почувствовал, как запахло жареным.

– Кирилл! – продолжала я, пулемётной очередью выдавая все знакомые мужские имена, – Андрей! Константин! Виктор! Леонид! Максим! Денис!

Незабудка охнул и опустил глаза вниз, как если бы ему в грудь воткнули копьё, но он не сразу в это поверил. От его сияющей бледной кожи поднимался синеватый дым. А потом в паре метров от меня рухнула тяжёлая меховая куртка, а вокруг веером разлетелись фантики от конфет.

Корни, больно сжимавшие мою ногу, резко ослабили хватку, и я, потеряв равновесие, грохнулась на сомнительную преющую подстилку. В нос ударил запах гнили, заставив поспешно перекатиться на спину. Нога ныла, настаивая на привале. Терять мне, кажется, было уже нечего. Да и толстовка с джинсами всё равно пойдут на выброс. Если, конечно, это когда-нибудь ещё будет меня волновать.

Я вытянулась, расслабляя ноющие мышцы, и сложила руки за головой. Сквозь зелёную дымку листвы на меня подслеповато щурилось солнце. Кто-то заботливо ворошил мои волосы, пробираясь всё ближе к лицу. Потом провёл по щеке, нежно и уютно. Как будто убаюкивал. А потом я осознала, что что-то не так, и попыталась вскочить.

Корни прижимали меня к земле. Их сородичи толстыми змеями выбирались из-под вороха прелых листьев и угрожающе вертели своими тяжёлыми хвостами. Узловатые канаты надёжно стянули мне руки и ноги. Я не пыталась выбраться: замерла и ждала, что дальше. Устала бороться. Устала бежать. Так всегда бывает: всю жизнь мечтаешь о приключениях, а потом они оказываются совсем не такими, как тебе хотелось. Они бесконечно требуют от тебя усилий, которых тебе раньше не приходилось прикладывать. Они окружают тебя проблемами, о которых ты и думать не думал прежде. Они выворачивают тебя наизнанку и показывают таким, каким ты не хочешь себя видеть. Жалким. Беспомощным. Слабым.



Татьяна Донценко

Отредактировано: 15.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться