Предвестники Мельтиара

Font size: - +

39.

39.

Парус раздувался над нами – серебристый шелк, наполненный ветром и волшебством. Я не слышал своего голоса, – он смолк еще на берегу, когда песня полета освободила корабль из песка, опустила на воду. Без единого звука и почти без сил, я пел. Море бросалось на нас, пыталось ворваться в пробоины, захлестнуть, разломать палубу, увлечь на дно трухлявые доски. И, не в силах забрать корабль, море затопило мою душу.

Моя жизнь утекала в песню, я не слышал себя и не видел, я стал тенью. Каждый порыв ветра, каждый удар волны грозили сбить меня с ног, – но я не мог замолчать. Иногда сознание возвращалось ко мне, и я видел Ниму. Она обнимала меня, ее тепло и солнечный напев вливались в мое сердце и стремились вверх, к парусам. Иногда я чувствовал на плече руку Лаэнара. Его сила была горячей и звонкой, и песня разгоралась, корабль поднимался над волнами, мчался быстрей.

Так продолжалось бесконечно – я терял силы, принимал и выплескивал их вновь вместе с песней и кровью души. С каждым разом волшебство проникало в корабль все глубже, ветер стал вторить ему и волны, – море уже не сражалось с нами, не пыталось задержать.

Я замолчал, отпустил борт, лег на мокрые доски. Палуба кренилась, небо качалось, ветер грохотал в парусах. Песня полета струилась по жилам корабля, ее повторяло море. Эти голоса звучали так прекрасно, я мог слушать их вечно. Сплетение мелодий влекло в сон, в глубину видений. Мой сумеречный ветер был рядом, я почти слышал его, – он звал, хотел сказать о чем-то важном.

Но моя душа была исчерпана, сердце – переполнено соленой водой, у меня не было сил окунуться в видения.

Я не хотел знать будущее.

Никогда этого не хотел. Я хотел летать, хотел сражаться, хотел прикоснуться к самому яркому и тайному волшебству. «Не уходи из Рощи, – говорил мне Зертилен. – Здесь есть все, что ты ищешь».

Мои глаза горели от соли.

– Смотри, я так многого добился, – сказал я, глядя в небо. – Ты гордишься мной?

– С кем ты говоришь? – спросил Тин.

Я ухватился за его протянутую руку, поднялся, перевесился через борт. Стальные волны мчали нас, пеной разбивались о борта корабля. Я смотрел, как поет и движется море, ни на мгновенье не остается неизменным.

– С моим учителем, – ответил я. Даже не оборачиваясь, я чувствовал присутствие Тина, и рядом с ним были другие люди – наверное, все подошли посмотреть, что со мной. Все, кроме Нимы и Лаэнара, я забрал у них слишком много сил. – Он погиб в Атанге. Его убили враги.

Тин прислонился к борту рядом со мной, – его сочувственные слова утонули в шуме моря и шквале моих мыслей.

 Тогда, на площади, Кимри сказал: «Все волшебники здесь», – но многих из тех, кого я знал с детства, там не было. Сколько в Роще было таких, как Зертилен? Почему он попал туда, как туда попали мы с Нимой? Почему враги допустили это?

Должно быть, я забылся и произнес это вслух, – и один из ополченцев ответил мне:

– Да чтобы не было подозрений. Говорили же, что любой может прийти туда и учиться магии.

– Лучше бы все помнили то, что давно известно, – сказала Аник. Ее голос, сухой и резкий, крошился на ветру. – Все знали, что магия – искусство врагов. И позволили им жить в Атанге!

Магия подняла корабль, магия несет нас прочь от врагов, а ты все еще обвиняешь ее, Аник?

Но в этот раз я сумел удержать свои мысли, не произнес их. Они бились во мне как волны, распадались на соль и грохот.

Волшебство, песни, звук и свет, уходящий за пределы души, сияющий так пронзительно и ярко, – я не откажусь от этого никогда. Пусть никто в мире больше не будет учить меня, – я научусь всему сам. Я прикоснусь к самому сердцу волшебства, войду в сплетение песен.

– Нет ничего, – сказал я, – прекраснее магии.

Я обернулся, встретился взглядом с Аник. Усталая, как и все мы, в грязной одежде, с волосами, выбившимися из косы, – она смотрела на меня так же сурово и непримиримо как тогда, в деревне у подножия гор.

– Почему бы тебе не проследить за своими… друзьями? – спросила она и кивком указала на мачту.

Палуба качалась под ногами – один неверный шаг и сорвешься в проломы досок. Но на щиколотках неслышно звучали браслеты, удерживали меня, вели верным путем. Десять или двадцать шагов – такой долгий путь. У меня почти не осталось сил.

Как и у Нимы. Она сидела на груде канатов – Тин и ополченцы привезли их вчера из старого порта вместе с огромным рулоном шелка  – сидела, обхватив руками колени, в полузабытьи. Лаэнар был рядом, стоял, прижимаясь спиной к мачте. Он был бледен, словно песня яда снова сжигала его, и смотрел в пустоту. Парус колыхался над ним как свод шатра.

Враги не могут переплыть море. Вот почему Королевский остров – безопасное убежище.



Влада Медведникова

#6828 at Fantasy
#286 at Epic Fantasy
#1509 at Other
#171 at Curiosities

Text includes: магия, война, крылья

Edited: 02.12.2016

Add to Library


Complain




Books language: