Преемники апаранса

Размер шрифта: - +

День, когда рынок остановился

В день взлета американской межпланетной экспедиции рухнул фондовый рынок. Среди брокеров пустили слух, будто бы астронавты летят в поисках нового источника энергии. Спешный вывод не заставил себя ждать: спустя несколько лет полезные ископаемые станут сами обычными ископаемыми, а непостоянные станции возобновляемой «зелёной» энергии покроются пылью, так же, как и реакторы запрещенных АЭС. Грянувшая паника дельцов нанесла огромные убытки ряду корпораций и стран, растекшись волной дефолтов и банкротств (хотя, при этом, некоторые кланы стали только богаче).

Произойди это потрясение годами ранее, то никакая экспедиция не состоялась: попросту не хватило бы финансирования. Спекулянты, блаженные умом, но проклятые его краткостью, чуть было в очередной раз не исказили ход истории (как это уже бывало век и полтора века тому назад). Примечательно, что никто не придал значения запуску русских космических кораблей девятью годами ранее. Тогда лишь таблоиды написали, что новые красные хотят распространить диктатуру в космосе (справедливое утверждение, ничего не скажешь).

Самой необходимости полётов предшествовал ряд открытий. Первое из них от 2041 года обнаружило карликовую планету, вошедшую в солнечную систему. Изучив преломление света звёзд, ученые вычислили положение и направление небесного тела, тогда ещё зовущееся по порядковому номеру. Почётное имя греческого божества планета получила уже после осознания её значимости. Эреб, объясняя причину отклонения орбит Урана и Нептуна, вызывал куда больше новых вопросов. 

Три года пристального изучения оказались скупы на плоды: лишь рассчитали орбиту, да обнаружили спутник. Скудность открытий была не следствием малого интереса или наплевательства изучавших. Причина таилась в необъяснимом поведения Эреба. Каждая попытка анализа заканчивалась информационным тупиком и нечитаемыми данными. 

Нежелание мириться с неизвестностью подстёгивало, и уже в 2044 году был послан зонд для исследования аномалии. В присланных снимках виднелась одна чёрная рябь. Тогда, изменив траекторию, зонд снизился до уровня предположительной атмосферы. Камеры продолжили фиксировать протекающие реакции над поверхностью планеты: бурление непроглядных чёрных масс. Термические датчики молчали. Снижаясь, зонд коснулся чёрной мантии планеты и его настиг сбой. Камеры залил непроницаемый свет, выдаваемая астропозиция вместо текущего нахождения отмечала тысячи положений в космосе.  Зонд посылал на Землю данные других небесных тел удалённых координат. В самом конце он выслал бинарным кодом длинную вереницу единиц, и навеки смолк. 

Поведение тёмного Эреба обросло теориями. Неутихающие споры учёных пылали ярче дебатов об эволюции и теории струн вместе взятых. Диапазон трактовок простирался от убеждённого скепсиса до кромешной паранауки и эзотерики. 

Скептики сулили погрешность приборов. Астрофизики говорили о частицах кварковой звезды в составе планеты и о силе всех четырёх фундаментальных взаимодействий. Упоминался и покров из вырожденного газа и фонящие невиданные изотопы. Крупица авантюристов выдвигала самые смелые предположения. Среди них была теория о многомерности Эреба и утверждение о квантовом состоянии всей макросистемы планеты.  

Каждая теория имела свои основания и противоречия. Споры могли длиться сколь угодно долго без экспериментального подтверждения. Но как провести эксперимент на планете, непригодной для внешнего и внутреннего наблюдения? Решение оказалось на поверхности. В прямом смысле. Если точней, то в полусотне тысяч километров над планетой. Луна Эреба, казавшаяся столь заурядной, на деле была не так проста. Приборы зафиксировали в недрах спутника залежи вещества, которое выдавало сигнатуру данных, схожую с сигнатурой самой планеты. Шутка про «тёмную лошадку» гуляла в учёных кругах. Стало ясно: луна Эреба, названная Керой, - оптимальная цель для исследований.

Задача казалась простой: послать автоматы, те пробурят слой коры, извлекут образцы и доставят их на Землю для дальнейшего изучения. Но откладывать было нельзя. По расчётам астрономов пребывание Эреба в пределах солнечной системы ограничится каким-то полувеком. После он завершит своё паломничество и станет вновь недосягаем на тысячи лет. Единогласно возникло решение перехватить планету на подлёте - возле орбиты Нептуна. Единогласен был и вывод: сбор материалов должен быть предельно исчерпывающим. Другой возможности при жизни десятков поколений уже не представится. 

Подготовка и реализация проекта шли намеченным курсом, но произошло событие, перетасовавшее все планы. Группа кибер-разведчиков (уважаемые потомки презираемых хакеров), извлекли из русских серверов детали готовящегося полета. Русская экспедиция помимо автономных ботов включала экипаж из трёх человек. Так же ими подготавливалось неустановленное оборудование, вероятно, способное запустить реакцию образцов, тем самым воссоздав процессы, проистекающее на Эребе. 

Даже человек от всех наук далёкий мог заключить, что эти исследования бесценны. Исследования и ими порождённые открытия потенциально способны вызвать переосмысление устройства мира, сдвинуть парадигму, принести научную и техническую революцию. Нужно помнить, что наука определяет не только уровень технологий, но вытекающее из них производство, следом экономику, а она уже задаёт амбиции для мягкого международного влияния. Только потом брызги открытий достигают обычных людей через образование, товары. Но ведь влияние бывает не только мягким. Стоит ли напоминать, что остриё науки всегда прибирают к рукам военные. А эти открытия очень даже могли разродиться новым Манхэттенским проектом. Логично, что правительство Америки, как и подобает сосредоточению справедливости и демократии, не могло позволить другой стране опередить себя в накоплении знания и вытекающего влияния. Стремительно переписывался концепт полёта. Отныне огромный корабль с двумя дюжинами людей на борту и со всей необходимой техникой должен был нагнать и перегнать русских «коллег».  



Артём Гиль

Отредактировано: 01.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться