Прекрасная случайность

Let it snow

На дворе девятое января. Как только я проснулась, мама напомнила мне:

 - Юная леди, скоро в школу. Ваше домашнее задание выполнено? – сказав это, она вопросительно подняла брови, стараясь сдержать улыбку и быть серьёзной. Мама всегда так делает, когда паясничает.

 - Нихачунибуду! – закричала я и смеясь скрылась в ванной. Это заклинание в моём исполнении всегда спасало меня от всякого-бякого и очень веселило маму. Вот и сейчас слышен её хохот.

Если я слышу, как кто-нибудь смеётся, я начинаю смеяться вместе с ним. Поэтому очень трудно чистить зубы, когда под дверью твоя мама бьётся в истерике и, передразнивая тебя, пытается внятно произнести Нихачунибуду. У неё получалось что-то вроде Апчхиверблюду, но и это уже прогресс.

Когда я, умытая и расчёсанная, вышла из ванной, мама сидела на диване в гостиной, вся красная и с кружкой воды в руках. Вода это да. Вода – лекарство. В нашем случае. Через полчаса, когда все (мама) успокоились, мы, наконец, сели завтракать. Я надела белый сарафан с жёлтыми мелкими цветочками. Он такой летний, а я так соскучилась по лету! Тёплые вечера, звёзды на сине-рыжем небе… Прекрасно!

Я доела омлет первой. Когда я мыла за собой тарелку, в дверь позвонили. Ну, не то, чтобы в дверь. В калитку. Это дверь, но в заборе. Я мастер объяснять, конечно. Звонок на заборе, рядом с калиткой, а сам звук мы слышим дома. Вот так как-то.

 - Кого это принесло? – спросил папа.

 - Маш, посмотри, кто там, - сказала мама.

Я вытерла руки, накинула куртку, запрыгнула в «Аляски» и выскочила на улицу. Предположений никаких у меня не было. И я искренне была удивлена, когда, открыв калитку, увидела Елеазара.

Он широко улыбался, его глаза блестели, щёки разрумянились от мороза. Он что-то держал за спиной.

 - Доброе утро, Мария, - радостно произнёс он.

 - Ты…как здесь? – спросила я. Почему-то я тоже улыбнулась.

 - Пешком, - ответил Елеазар.

 - А…

 - Я просто тут подумал. Не может нам так везти постоянно. Рано или поздно одна из наших встреч станет последней, а мы этого даже не поймём. И больше не увидимся, - он выдохнул, а потом вдохнул морозный воздух полной грудью. Волнуется, видимо, - Поэтому, мне захотелось это предугадать. Это возможно, если устроить прощальную встречу.

 - Это она и есть?.., - робко спросила я и поймала себя на том, что при этой мысли мне стало грустно.

 - Нет, - Елеазар нервно засмеялся, - Ты меня недооцениваешь. Я предлагаю погулять вместе. Весь этот день. Опять сходим на колокольню… может, забредём в лес или…

 - Елеазар.

 - Что?

 - Ты маньяк, вот что, - я засмеялась.

 - Э…почему? – с серьёзным лицом спросил он.

 - Я в лес с мальчиками не хожу, - улыбаясь, сказала я.

 - А я не мальчик, - он снова выдохнул, а я вздёрнула бровь, - Я – юноша.

 - Вау, - произнесла я.

 - Ну, так…прогуляемся?

 - Конечно! - вырвалось у меня, и с меньшими эмоциями я продолжила, - Только надо у родителей спросить. И одеться.

 - Я подожду.

 - Да. У меня дома.

 - Что? Нет! Я могу и здесь, мне не холодно, - сопротивлялся он.

 - Аге! Это поэтому у тебя губы такие синие?

Он улыбнулся, вздохнул с видом обречённости, и мы пошли в дом. И зачем я сказала про его губы? Он теперь станет думать, что я только на них и пялилась. Ну, или надеяться будет. Очень трудно общаться с человеком, которому ты нравишься. Шаг влево, шаг вправо - душевная травма на всю жизнь. Надо постоянно думать, что говоришь и не всегда говорить, что думаешь. Иначе, можно обидеть.

Маму и папу долго уговаривать не пришлось – они с радостью накормили Елеазара омлетом, напоили чаем и обсудили с ним мою жизнь. Очевидно, они подумали, что у нас с ним отношения. Предки…

Я постаралась собраться побыстрее, пока они не дошли до количества какашек в моих подгузниках в возрасте пяти с половиной месяцев. Но оказалось все старания напрасны. Нет, мама ещё не рассказала про какашки. Просто пока не попью чай, меня никуда не пустят. Хорошо хоть обо мне говорить перестали.

 

 - Куда пойдём? – спросила я, когда мы с Елеазаром вышли за ограду моего дома.

 - А куда ты хочешь пойти? – спросил он в ответ, натягивая чёрные вязаные перчатки.

Я сделала вид, что задумалась, куда же нам идти. А на деле – просто размышляла о том, как можно позвать девушку на прогулку, заранее не придумав, где с ней можно прогуляться.

 - Что, опять меня недооцениваешь? – неожиданно спросил Елеазар, и я улыбнулась, поняв, что он всё продумал, и почему-то, увидев хитрый блеск его голубых глаз, я поверила, что скучно точно не будет.



Светлана Дубатовк

Отредактировано: 20.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться