Прекрасная случайность

Запах ладана

Так сильно я ещё никогда не волновалась. Это наша первая встреча после «вечера Синатры». Так я назвала нашу «прощальную» встречу с Елеазаром.

Я села на кровати как можно красивее. Чтобы он вошёл в мою комнату, а тут я, вся такая красивая, с прямой спиной и ласковой улыбкой. В голове прозвучала фраза, сказанная Елеазаром в «вечер Синатры»: «я, наверное, зайду к тебе в субботу; даже не «наверное», а зайду». Я взяла телефон и проверила, точно ли сегодня суббота. Да, суббота. Значит, я не просто так здесь сижу. Родители уехали в город по каким-то особо важным делам. В особо важные дела они меня не посвящают. Мне же лучше.

Просидев минуты три в полной тишине, я поняла, что терпением меня обделили. Я встала с кровати и начала прохаживаться по комнате. У меня очень красивая комната, позволю себе похвастаться. Стены заклеены постерами, интересными цитатами и вырезками из газет. Причём всё это не, как у всех, приклеено к обоям на скотч. Это у меня вместо обоев. Я не знаю половины тех групп, которые изображены на постерах, но большинство участников групп достаточно красивы, чтобы почётно улыбаться на всех и вся со стен моей комнаты. Наибольшая часть постеров мамины и папины. Просто они в статусе взрослых и не решились лепить их на стены.

Я услышала хлопок входной двери и замерла. Потом, подумав, снова села на кровать, выпрямив спину. «Дома ведь никого нет. Елеазар в силу воспитания не пройдёт в дом, пока не поприветствует хозяина». Но папы нет. Я за него.

Я встала с кровати и пошла в коридор, где уже стоял Елеазар. Его бледное лицо порозовело от мороза.

 - Привет, - сказал он и улыбнулся.

 - Привет, - смущённо ответила я и тоже улыбнулась, - Ты раздевайся, проходи.

 - Да…конечно, - ответил Елеазар. Кажется, он на мгновение потерялся в своих мыслях.

Когда он разулся и снял куртку и шапку, мы прошли в мою комнату. Я села на кровать, а он – рядышком, но более скромно. На краешек.

 - Привет, - опять произнёс он.

Я взяла его за руку и сказала:

 - Наверное, я страшная. Поэтому ты такой бледный и пугливый.

 - Я не пугливый, - мягко возразил Елеазар, - Я просто очень…соскучился.

 - Но ведь прошло всего два дня… Бывало, и дольше не виделись.

 - Аге… Но ведь предыдущая встреча была особенной?

 - Да, - ответила я, - Да, - ещё раз повторила я для самой себя.

Думала ли я, что люблю его, когда целовала? Честно? Нет. Это вышло как-то случайно. Конечно, привязанность есть и очень сильная, но это никак не любовь. Любовь это другое. Ирония. Вам это разъясняет человек, который никогда не любил и которого никогда не любили. Родители – не в счёт.

 - Слушай, я хотел тебе предложить…может…ты захочешь завтра поехать со мной в церковь?

 - Что? – не поняла я, - В церковь?

 - Аге, - произнёс Елеазар.

 - Нет. Давай туда ты без меня.

 - Почему? Разве тебе не интересно там побывать?

 - Честно? Не интересно. Потому что я не крещённая. Я не была там ни разу. Я церковь только по телевизору видела и… я не верю в Бога. Я точно знаю, что нас кто-то создал, может быть даже Господь, но я склоняюсь к другим, более обоснованным теориям, - я посмотрела на Елеазара и добавила, - Ты уж прости.

 - Во-первых, не крещённым тоже можно находиться в церкви. Во-вторых, я не прошу тебя в него верить. Это самостоятельный выбор каждого. Просто я очень хочу, чтобы ты там побывала. Там очень красиво, - Елеазар не намерен был сдаваться, и я не понимала почему. Увидев моё, наверное, скептическое выражение лица, он предпринял последнюю попытку, - Всего один раз. Не понравиться – заставлять не буду.

 - Хорошо, - согласилась я, а в глазах Елеазара будто бы пробежала бегущая строка со словами «Ура! Я сделал это!», - Но я не знаю как и что. Наверное, по особенному одеться надо, да?

 - Аге. Но это просто. Есть три правила: первое – входить в церковь надо с покрытой головой, то есть в платке; второе – одежда не должна бросаться в глаза и быть слишком…откровенной; и, наконец, третье – желательно быть в юбке, прикрывающей колени, - объяснил Елеазар, - А когда входишь в церковь, надо обязательно перекреститься. Выходя из церкви, тоже нужно перекреститься, но ни в коем случае нельзя при этом стоять спиной к входу.

Я вздохнула, а Елеазар улыбнулся.

 - Рад, что ты согласилась.

 

В воскресенье утром Елеазар зашёл за мной. Я попыталась сделать всё, чтобы выглядеть подобающе. На мне было светло-серое платье с рукавами до локтей. Колени это платье свободно прикрывало. Белый платок я аккуратно сложила и положила в карман куртки, потому как идти в одном платке по улице зимой это очень холодно и неприятно.

Церкви в посёлочке Х не было, нет и, скорее всего не будет. Поэтому мы поехали на электричке в церковь Городины У. Ну, не в сам город, конечно. Эта церковь находилась на окраине города и посещалась преимущественно поселковыми и деревенскими верующими.



Светлана Дубатовк

Отредактировано: 20.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться