Прекрасный цветок для короля фейри

Размер шрифта: - +

Признание

Лагерь Тир-На-Ног.

Я сидела на твердом трехногом табурете и, не моргая, смотрела на огонь. В руках была большая чашка горячего травяного чая, который я так и не пригубила. Невеселые мысли в голове сменяли одна другую, вгоняя меня в ещё большее уныние.
— Прекрати терзать себя понапрасну. — Хелег возвышался надо мной, сложив руки на груди.
— А ты считаешь, что все хорошо? Вы затеяли резню вместо того, чтобы попытаться решить все по-другому. Хелкааран чуть не погиб сам из-за своей самоуверенности и неосторожности. А о том, сколько народа вы погубили напрасно, я вообще молчу.
— Только это не главное, что тебя беспокоит так? Ты боишься. Очень сильно боишься, что за свой поступок там, на поле боя, король накажет тебя и расторгнет договор. Не надо убеждать меня, что это не так, и ты поступила правильно, из лучших побуждений, но это не так. Ты испугалась того, что если Хелкааран умрёт, его подданные будут мстить. Скажу так, ты была права, слуа бы точно сразу кинулись полакомиться живой плотью. Раньше их сдерживала магия Аркадии, но теперь, когда Светлый Совет канул в историю, наш правитель единственный, кто может им приказывать.
Я опустила глаза в чашку, не смея поднять их на собеседника. Кайт Ши был прав, отчасти, конечно, но все же прав. Да, мои чувства играли роль там, на поле боя, но они были не так сильны как страх, сковывающий мою душу все это время, которое я пребывала в Тир-На-Ног.
— Ты молчишь, значит, я прав. Что ж, развеять часть твоих опасений, госпожа, я могу. Он не накажет тебя, и твой драгоценный сынок будет жить. Но не советую делать так ещё раз. Зимний король не отличается особой терпимостью к глупым поступкам, как ты заметила. А ведь на этой прекрасной, бархатной коже могли остаться чудовищные шрамы. Пей чай, госпожа, и прекрати терзать себя понапрасну.

Я, наконец, отхлебнула обжигающий ароматный напиток и подняла глаза на собеседника. Он, как всегда, кривовато усмехался, но глаза с вертикальным, чуть расширенным в тени небольшого шатра зрачком были абсолютно серьезными. Оборотень не шутил, я действительно играю с огнём, как бы банально в моей ситуации это не звучало. Чертовы тёмные, они все как будто смотрят прямо в душу и видят все страхи, которые её терзают.
— Так как мне заслужить милость Владыки? — наконец, задала я волнующий вопрос.
— Хм, — Хелег развел руками. — Зачем добиваться милости, если ты и так в ней находишься?
— Что? Так вот она какая, милость Тёмного Владыки. Что же тогда его гнев?
— Лучше тебе не знать, госпожа, и не называй его так больше, за это можно и плетей заработать. Я, конечно, не против этой игры, но, боюсь, в следующий раз меня к ней не допустят. Ах, я знаю, что значит этот взгляд. Ты меня боишься. Не стоит. А то мне понравится.
Хелег присел рядом и заглянул мне в глаза.
— А если серьёзно?
— Бойся себя и своих желаний, они видны мне невооруженным взглядом. Ты ведь любишь его, так?
Я отвела глаза.
— Как давно? Прекрати, моя королева, мне ты можешь верить.
Не знаю, это было осознание того, что Хелег мне не враг, или этот черноволосый демон пустил в ход свой чарующий голос, но я ответила правду.
— С первого взгляда. Когда он зашёл в Зал Совета, просто тогда я этого не осознала.
— Не волнуйся, я не скажу ему.
Я удивленно воззрилась на Кайт Ши.
— Хочешь знать почему? Ты мне нравишься. И это не потому, что ты единственная, кто чуть не убил меня. Просто, ты тоже не безразлична ему. И не надо фыркать, это правда.
— Потому что я дочь Арувит? — Спросила я скорее для того, чтобы что-то сказать.
— Нет, потому что ты это ты, — неопределённо ответил Хелег.
— Ты не веришь мне, и тому виной то, что Хелкааран пустил все на самотек. Нужно было сразу забрать тебя из Аркадии. Тогда бы ты воспринимала все по-другому. Зря Индрик позволил тебе жить там.
— Не вижу в этом ничего плохого. Дом Воина стал моим домом, а многие из его обитателей - семьей.
— Ах, да совсем забыл. Очень умно было со стороны Лиарана привязать тебя к ребёнку. Интересно, он сам до этого догадался своей светлой головой, или ему подсказал его дружок Хантал?
— Прекрати! — Я вскочила так резко, что остатки чая выплеснулись из чашки на огонь, пылающий в выложенном камнем углублении. Пламя зашипело, и от него повалил белый, как молоко, дым. — Если хочешь сказать что-то конкретное, говори, но перестань поливать грязью мою жизнь.
— Простите, Ваше Величество, не хотел оскорбить вас.
— Это все? — Уже тише спросила я, но Кайт Ши лишь молча склонился. — Я хочу побыть одна, если ты не против, и обдумать твои слова.
— Да, моя Королева, как прикажете.
Хелег ещё раз поклонился и вышел наружу. Но далеко он не ушёл. Об этом я догадалась по звукам его флейты, немного печальный мотив доносился до моих ушей, успокаивая бешено стучащее сердце.

Кайт Ши не откажешь в проницательности, и в одном он был прав, я должна перестать бояться. Именно страх мешает мне рассуждать здраво. Ведь я жена короля Тир-На-Ног, жена, а не рабыня, и на многие его решения могу повлиять, если найти правильный подход, а не трястись в ужасе каждый раз в его присутствии. Ах, как же мне не хватало совета верной подруги Арианы. Она всегда знала, как подбодрить меня. Если бы и я могла так же фонтанировать дельными идеями, то возможно той резни в шатре и не было. Но нет, надо перестать быть послушной овцой. Решив все для себя, я легла на жесткую кровать и укрылась теплым одеялом, сон сейчас был необходим больше, чем все остальное.

Я проснулась от неприятного чувства. Кто-то смотрел на меня, очень пристально, изучающе. И как мне показалось сквозь сон, взгляд этот был не добрым. Но решив, что наблюдатель понял, что я уже не сплю, имея неосторожность сморщить лицо от неприятного чувства, распахнула глаза и тут же их закрыла. Рядом с узкой походной кроватью возвышалась широкоплечая фигура Хелкаарана. Его единственный после злополучного сражения с Лиараном глаз пристально смотрел на меня. На покалеченной стороне лица я заметила искусно сделанную серебряную маску в стиле «Призрак Оперы». Это вызвало двоякое чувство. С одной стороны было жутко смотреть на этого некогда прекрасного мужчину и понимать, что эта рана почти никогда не вылечится полностью, но с другой стало даже смешно от подобного сходства с героем земного мюзикла. Последнее пересилило, и я улыбнулась с закрытыми глазами.
— Что же тебя так насмешило? — В голосе не было обычного холода или сарказма, присущего этому мужчине. Лишь интерес.
Я медленно открыла глаза и приняла сидячее положение незаметно, как мне казалось, изучая Зимнего короля.
— Эта маска, — осторожно и взвешивая каждое слово, начала отвечать я. — Она напомнила мне о прошлой жизни там, за завесой.
— И что хорошего может быть в жизни среди смертных? — Хелкааран неспешно опустился на край узкой кровати.
Видимо, это была чисто походная и сделанная на скорую руку мебель. Она жалобно пискнула, принимая на себя вес совсем не маленького воина. Его единственный глаз выделялся на бледном с сероватым оттенком лице ярким желтый пятном. Видимо, Владыка ещё не очень хорошо себя чувствует. Но взгляд, устремленный на меня, горел нетерпением, и я не стала испытывать судьбу, увиливая от ответа, в конце концов, мне довелось на себе испытать сложный характер короля Тир-На-Ног.
— Вопреки мнению большинства здешних обитателей, в мире смертных есть и много хорошего. Они создают прекрасную музыку и пишут замечательные истории. Как, например, та, о которой мне напомнила ваша маска, и если мой король пожелает, я расскажу её.
Хелкааран странно посмотрел на меня. Но затем, решив что-то для себя, удобнее устроился на узкой кровати, подвинув меня к самому краю, и кивнул, разрешая мне начать рассказ. История о любви обезображенного, но талантливого мужчины к девушке с прекрасным голосом и чутким сердцем, еще не забылась за годы, проведенные в Волшебной стране, хотя, возможно, я и упустила пару деталей, но Владыка Тир-На-Ног, вольготно развалившийся на моей скромной кровати, судя по лицу, остался доволен историей.
— Я бы их не отпустил. Они заплатили бы за предательство, особенно девушка. Но это всего лишь глупая сказка для смертных. У них все истории такие наивные?
— Нет, мой король, есть и очень печальные. — Ответила я, чувствуя, как сердце начинает бешено колотиться от того, что мужчина настолько сильно завладевший моим сердцем был невероятно близко. Я даже ощущала его дыхание на своей коже. Но быстро отогнав все непристойные мысли, все же решилась просить Хелкаарана.
— Мой король, — произнесла я, сползая с кровати на холодный земляной пол. — Могу я просить о милости?
Зимний король изогнул светлую бровь и ухмыльнулся, но из-за ранения это выглядело немного жутко.
— Если за Лиарана, то можешь даже не стараться.
— Нет, я прошу за народ Аркадии. Ваши подданные отзываются о вас как о справедливом и мудром правителе, так будьте милосердны - пощадите ни в чем не повинных граждан. Они не виновны в этой войне. Там же дети.
Хелкааран быстрым движением приподнялся с кровати и больно схватил меня за подбородок.
— Сама додумалась, или Хелег тебе подсказал? Он последнее время все чаще тебя защищает. Так вот, имей ввиду, я не собирался причинять вред мирному населению, если они принесут мне клятву верности, конечно. А для Лиарана снисхождения не жди, он подписал себе смертный приговор, когда посмел покуситься на то, что принадлежит мне.
Беловолосый с силой оттолкнул меня, и я упала на спину, не предпринимая попыток встать, боясь, что это разозлит его еще больше. Через несколько секунд правитель Тир-На-Ног навис надо мной.
— Ты меня раздражаешь. — Прошипел он. — Где твоя гордость, дочь Арувит? Ты растеряла ее в Аркадии, раздвигая ноги перед Лиараном? Твоя мать умерла бы от стыда, узнав какой выросла ее ненаглядное дитя. Не знаю, чего я хочу больше, убить или владеть тобой.
Мужчина сильно прижал меня к земляному полу своим весом, больно впиваясь в волосы длинными пальцами. От него исходил запах целебных припарок и мазей. Он был взбешен. Но чем? Тем, что я отдалась Лиарану? Но он же сам знает, что меня опоили. Нет, дело было в чем-то другом, в том, что, видимо, не давало ему покоя, и он копил злость и обиду. А сейчас, она вышла из-под контроля.
— Прости меня! — Внезапно услышала я свой собственный вопль.
Но хватка Хелкаарана ослабла.
— Прости, что я не она.
— Ты думаешь я виню тебя в том, что вместо Арувит мне досталась ты? — Удивленно произнес Зимний король. — Глупое, наивное дитя.
Что-то мелькнуло в желтом глазу Владыки Тир-На-Ног, и внезапно его лицо ещё больше посерело. С чем это было связано, я так и не поняла, но меня отпустили и помогли подняться.
— Идём, хочу кое-что тебе показать.
— Ослушаться я не смела и, подхватив тёплый плащ Хелега, поспешила за стремительно вышедшим из палатки королём.

В лагере кипела жизнь, сидхи в доспехах сидели вокруг костров, кто-то штопал порванные вещи, а кто-то, склонившись над большим котлом, помешивал ароматную кашу. Когда я проходила мимо солдат, они почтительно склонялись, некоторые прикладывали руку к груди и с придыханием произносили «Моя королева». Я даже не ожидала, что хоть кто-то воспримет меня нормально, но, кажется, никто не сомневался в моем праве быть рядом с Владыкой Тир-На-Ног. Хелкааран провел меня через весь лагерь до небольшого холма, который его армия использовала как взлетную площадку для грифонов и их всадников. Он даже пару раз подал руку, чтобы я не споткнулась, показывая себя заботливым мужем перед своими подданными. Вздрогнув от громкого свиста своего супруга, я отрешенно смотрела на заходящее солнце, лучи которого окрашивали небо в розово-красные оттенки. Это напомнило нашу первую встречу с Зимним королем. Он казался таким загадочным и прекрасным, возможно, именно тогда я и полюбила его, но не смогла понять сразу. Сильная рука легла на мое плечо.
— Он прекрасен, правда? — Голос Хелкаарана был спокоен, и ничто не выдавало того, что совсем недавно у него был приступ злости.
— Да, как в тот день, когда мы встретились. — Ответила я и услышала вздох за своей спиной. - Вы злитесь на меня, Ваше Величество?
— Уже нет, Саэм, уже нет. Я устал, девочка, слишком многое стоит на кону…
Договорить он не успел, недалеко от нас приземлился Торон, складывая свои могучие крылья, он издал протяжный клекот, и Хелкааран подошел к нему. Почесав своего друга, отчего тот даже прикрыл глаза, беловолосый протянул мне руку, приглашая сесть на чудесное создание.
Грифон взмыл в небо, преодолевая встречный поток воздуха невероятно легко. Ледяные порывы ветра били в лицо и морозили легкие, но мне было все равно, ведь сзади сидел мой муж, мужчина, которого я любила всей душой, несмотря ни на что. Он отдавал мне свое тепло, грея тело и сердце. Внизу проносились поля и рощи Аркадии, деревни и замки. Через какое-то время мы оказались над нейтральным лесом. Голые деревья без листвы в сумерках казались уродливыми созданиями, искаженными и застывшими в невероятной муке. Вдруг Торон начал медленно снижаться, и я узнала то место, к которому он нас доставил. Как давно я не была на этой поляне.

Белый обелиск в виде единорога был увит засохшим плющом и казался каким-то мрачным. Не замерзающий, даже в сильные холода ключ, бьющий из самого его основания, еле-еле бежал по обросшим мхом камням. Хелкааран помог мне спуститься и, не отпуская руки, повел к обелиску. Было интересно, для чего Владыка привел меня сюда, и я, даже не думая сопротивляться, послушно шла за ним.
— Это древнее место, оно существовало с того момента, как сидхи пришли в этот мир. Когда волшебные создания с помощью великой богини Дану заселили земли, она повелела назначить самого мудрого из народа хранителем мира. Она давала большие привилегии, силу и способность заглянуть в будущее избраннику, но отбирала право умереть и жить среди народа. У хранителя никогда не будет семьи, возлюбленных и детей. Он не умрет, даже если очень сильно этого захочет. Но богиня не жестока, и если хранителя станет тяготить его судьба, он сможет найти себе преемника и уйти в вечное забвение. Но преемника должен выбрать и народ, это главное условие. Поэтому хранитель уже многие годы не может покинуть свой пост и уйти на покой.
— Индрик не может умереть? — Удивленно спросила я.
— Да, и уже довольно долго. Он выбрал того, кто смог бы заменить его, и богиня одобрила выбор, но народ Аркадии забыл про него и не считает нужным обращать внимание на странные сны, что иногда приходят по ночам.- Печально ответил Зимний король.
Таким я его еще не видела, этот сильный несгибаемый мужчина стоял с поникшими плечами и, опустив голову, скорбел о судьбе Индрика.
— Как отрадно, друг мой, что ты все еще думаешь обо мне.- Раздался знакомый голос.
Из-за обелиска вышел мужчина с длинными серебристыми волосами. Он был босым, но в длинной набедренной повязке, расшитой спиральными символами. На широких плечах был накинут тонкий шерстяной плащ, не скрывающий обнаженную грудь, покрытую странными татуировками. Но самым удивительным были его глаза. Большие мудрые сапфиры, принадлежащие единорогу, сейчас взирали на меня.
— Ты удивлена, дитя?
— Но я думала, что ты…
— Что я единорог? Это не совсем так.
Индрик медленно подошел ко мне, не примяв ни одной травинки. И под пристальным взглядом Хелкаарана взял меня за руку.
— Зимний король сказал правду, я хочу уйти, но не могу. Отчасти из-за угрозы, что нависла над нами, но и сидхи забыли про меня в своей беззаботной жизни.
Я посмотрела в большие добрые глаза хранителя мира, и мне стало стыдно за то, что раньше я так разговаривала с ним.
— Индрик, при нашей последней встрече я…
— Ничего, — погладил меня по голове мужчина. — Теперь ты все поняла, дитя. Верь своему королю, он защитит тебя. Сама богиня Дану избрала его.
— Не волнуйся, Индрик, я верю ему и тебе. — Я посмотрела на Хелкаарана. Он смотрел на меня исподлобья и странно улыбался.
— Прощай, дитя. Не забудь про меня, когда все закончится.
— Прощай, Индрик. Обещаю, я не забуду про тебя.
Хранитель поцеловал мою руку и, улыбнувшись в последний раз, зашел за обелиск и исчез.

Хелкааран еле слышно вздохнул и отвернулся. Я не знала, что с ним происходит, он как-то странно себя вел.
— Мой Король, — осторожно дотронувшись до его плеча, я развернула мужа лицом к себе. — Я, хотела сказать…
Зимний король не дал договорить, перехватив мою руку, он поцеловал ее и прильнул здоровой щекой к моей ладони.
— Я знаю, но сейчас не время.
В этот момент я все поняла. Он тоже любил меня, но не знал ответны ли его чувства, поэтому злился на себя и меня. Вот чем были вызваны эти странные перемены в настроении Владыки.
— Что же нас ждет? — Тихо спросила я скорее себя, чем мужчину, которого любила больше всего на этом свете.
— Этого еще неизвестно, но ты должна понять: война продолжится до победы Тир-На-Ног. И это уже решено. Я пощажу мирное население, но те, кто будет сопротивляться, получат свое. — При этих словах его взгляд опять стал жестким, а глаз начал светится в темноте.
Это было несвойственно сидхам и сейчас, когда страх перед этим мужчиной не сковывал меня, стало жутко от этого зрелища. Забыв о том волшебном моменте, который сейчас был между нами, выдернула руку и стала отступать назад.
— Кто ты? Ты не сидх, верно? — Меня начало немного трясти от неожиданной догадки.
— Все-таки заметила? Да, Моя Королева, я не совсем сидх, — Хелкааран надменно улыбнулся и начал осторожно подходить ко мне. — Ты, наверное, знаешь, кто такие фоморы? По лицу вижу, что знаешь. Так вот, мой отец был фомором. Он остался в том мире, из которого ушли фейри. Таким, как он, проход сюда был запрещен из-за великой войны, которая была между ними и сидхами. Моя мать была из последних переселенцев и пришла на эти земли после того, как здесь уже были построены дворцы Аркадии и замок Лашэр. Вот почему твой дед не взлюбил меня, в детстве мне было трудно контролировать свою суть полукровки. Тебе страшно?
Хелкааран быстрым движением схватил меня за плечи.
— Так что, благородная леди Лашэр, будешь ли ты теперь любить меня, зная, кем я являюсь? — Зимний король несильно встряхнул меня и пристально посмотрел в глаза.
— Мне все равно! — Громко сказала я, с вызовом посмотрев в лицо мужа.
Видимо, этого Хелкааран не ожидал, потому что его руки резко отпустили меня, но лишь для того чтобы опять схватить, теперь уже за лицо. Всего лишь одно резкое движение, и он впился в мои губы жестким поцелуем. Неожиданно, острые зубы поцарапали тонкую кожу на внутренней стороне губы, и я почувствовала во рту металлический привкус крови. Этот поцелуй вскружил мне голову, несмотря на то, что причинял боль. Ноги отказались держать мое тело и подкосились. Если бы беловолосый не держал меня так крепко, то я упала бы на пожухлую траву. Голова кружилась, а тело начал наполнять жар. Но сумасшедший поцелуй прекратился так же неожиданно, как и начался. Хелкааран отвернулся, то ли жалея о том, что сделал, то ли осознавая произошедшее.
— Пойдем, нам пора возвращаться. — Глухо произнес он.

Торон мягко приземлился на холм и присел, чтобы нам было удобнее слезать с него. Владыка Тир-На-Ног похлопал друга по крылу и обернулся в сторону лагеря, от которого к нам спешил Хелег. Я тоже погладила грифона прежде, чем слезть, на что он одобрительно щелкнул клювом, и, как только я слезла, взмыл в небо. Кайт Ши, подбежав к королю и спешно поклонившись сначала ему, а потом мне, объявил неожиданную новость:
— Мой Повелитель, у нас произошло кое-что интересное. Мы поймали шпионку из лагеря Аркадии. И ждали вас, чтобы вы решили ее судьбу.
— Что за шпионка?
— Весьма обворожительная суккуба, она уже пыталась приворожить наших воинов, но меня ей провести не удалось.
Сердце пропустило удар от страшной догадки, кем могла являться эта шпионка, и как только Хелкааран велел вести его к ней, я поспешила за ним.
— Если это та, о ком я думаю, она лишится сегодня своей головы. — Произнес король, оборачиваясь ко мне.

В шатре не было забавных магических светильников, к которым я привыкла в подземном дворце дома Сетанта. Вместо этого единственным источником света было пламя, горевшее в жаровне, расположенной по центру помещения. Оно отбрасывало странные вытянутые тени на светлый полог, придавая атмосферу таинственности всему происходящему здесь. Я встала рядом со стулом, на котором восседал Владыка Тир-На-Ног, и чувствовала, как холодный пот выступает на затылке от страха за судьбу той, что заменила мне сестру и была одним из самых верных друзей, что я встречала в обоих мирах.
Ариана стояла на коленях перед Зимним королём, закованная в цепи из железа. Она сильно ослабла, кожа на лице посерела, а под большими, некогда лучистыми лиловыми глазами залегли тёмные круги. Я прекрасно знала, что она сейчас испытывает, и это разрывало моё сердце на части. Над суккубом возвышался Хелег со своей вечной ухмылкой, проигрывающий любимой плетью с железными шипами на концах.
- Итак, — подал голос беловолосый король. — Почему же наша прекрасная гостья молчит?
Ариана вздрогнула и подняла глаза на Хелкаарана. Но тут же перевела взгляд на меня, он потеплел. Это было невыносимо, хотелось подбежать к ней, сбросить оковы, приносящие страдания, и обнять дорогую моему сердцу подругу. Но это привело бы к печальным последствиям, поэтому нужно было действовать более мягко. И я решилась.
- Мой Король, — как можно спокойнее и стараясь, чтобы голос не дрожал, обратилась я к Хелкаарану. — Позвольте высказаться по этому поводу мне. — замерев в ожидании, я всматривалась в лицо мужчины, стараясь угадать его настроение.
Едва уловимая улыбка тронула уста Владыки Тир-На-Ног и тут же исчезла, сменившись суровым выражением.
- Я дозволяю, говори, Моя Королева.
- Как вы знаете, — обратилась я ко всем присутствующим в шатре. — Я долгое время провела в Аркадии под защитой дома Сетанта. И не встречалось еще мне никого преданнее леди Арианы. Да, многие годы она была личной шпионкой Лиарана, — присутствующие военачальники Хелкаарана начали перешептываться и неодобрительно качать головами, - но у меня было много возможностей убедиться в том, что она преданна именно мне. Нет, это не корысть или поиск более выгодного покровителя. Леди Ариана - это верный друг и соратник, — ехидные смешки, раздавшиеся со всех сторон, были прерваны суровым взглядом беловолосого короля.
- Вы не верите мне. Думаете, я наивна? Ариана принесла мне клятву! — шепотки стихли, и все присутствующие сидхи с интересом уставились на меня, видит Богиня, я не хотела рассказывать наш секрет. Хантал чуть напрягся, перестав играть со своей любимой плетью. Он, с предвкушением, как и все присутствующие, уставился на меня, даже прекратив моргать.
- Леди Ариана дала мне клятву вечной дружбы и преданности, так же, как и я ей.
Гробовая тишина, опустившаяся на шатер, нарушалась лишь треском огня в жаровне и моим частым дыханием. Я так сильно боялась, что не могла сейчас этого скрыть. Боялась, что сейчас все они рассмеются и заберут у меня Ариану. Вытащат её на поляну и на потеху солдатам отрубят голову. Но молчание затягивалось, и у меня начали трястись руки. На подругу смотреть было страшно. Она совсем лишилась сил и уже практически лежала на холодном земляном полу.
- Мы услышали Вас, — нарушив тишину, раздался баритон короля Тир-На-Ног. — Возможно, эта клятва лишь уловка изворотливой девицы, которая не имеет прав и положения при дворе Аркадии. Летняя Страна не признает полукровок, но с другой стороны, кем бы мы были если бы не принибыли, в свои ряды тех, кто изъявил желание встать на нашу сторону. После завтрашнего сражения их будут тысячи, и если казнить всех, подозревая в шпионаже, мы не построим тот мир, о котором мечтали.
Присутствующие одобрительно закивали головами как китайские болванчики. Везде все одинаково: толпа идет за лидером, и как он скажет, так и будет, никто не осмелится перечить. Никто, кроме Хелега. Кайт Ши всегда имел собственное мнение на все и не боялся его высказывать, но, слава богине Дану, в этот раз он был на моей стороне. С облегчением выдохнув, я направилась к подруге, чтобы освободить её, но меня остановил властный голос, принадлежавший Хелкаарану.
- Не так быстро! Для начала, леди принесёт клятву верности своему новому королю.
Ариана встрепенулась и, несмотря на свое состояние, с вызовом посмотрела на Зимнего Короля. Хелкааран чуть подался вперёд и, прищурив единственный глаз, спросил:
- Что, не хочешь? Я так и думал.
- Постой, — голос суккуба был слабым, но твердым. — Ты знаешь, король, зачем я здесь?
- Догадываюсь, - улыбка сошла с лица беловолосого.
- Саэм, — обратилась она ко мне. — Лиаран прислал меня… Прислал для того, чтобы лишить тебя жизни…
Странно. Я должна была что-то почувствовать, но никаких эмоций от того, что мужчина, который клялся мне в вечной любви, потребовал смерти, не возникало. Он понял, что это я помешала ему там, на поле боя, и простить не смог.
— Не важно, Лиаран проиграл, это лишь жалкие потуги хоть как-то ослабить нас. Принеси клятву верности, и ты свободна. — Хелкааран терял терпение.
Ариана взглянула на Владыку Тир-На-Ног и, сложив руки в молитвенном жесте, произнесла:
- Я Ариана, дочь леди Ярины и фомора Пана, приношу клятву верности королю Хелкаарану и королеве Саэм.
- И мы принимаем твою клятву, леди Ариана. — Хелкааран удовлетворенно откинулся в кресле.
Хелег, не теряя времени, начал освобождать суккуба от смертельных оков, он делал это быстро, но мне показалось, что прошла целая вечность. К моему удивлению, Кайт Ши поднял ослабевшую девушку на руки и вынес из шатра. Я было двинулась следом за вышедшими, но беловолосый король пока не готов был меня отпустить.
- Моя королева, останьтесь. Все остальные свободны.
Сиды начали охотно расходиться по своим делам, тихо обсуждая происходящее. Дождавшись, когда все выйдут, я подошла к креслу мужа и опустилась перед ним на колени.
- Владыка, благодарю Вас за то, что приняли Ариану. Она очень дорога мне, и этим вы сделали меня по-настоящему счастливой.
Хелкааран даже приподнял светлую бровь от удивления.
- Вижу, время, проведенное в замке Скатах, пошло вам на пользу. Вы научились вести себя и быть благодарной.
Я посмотрела на мужа и искренне улыбнулась ему. Взгляд правителя Тир-На-Ног потеплел, и в радужке появились золотистые всполохи.
Мужчина похлопал ладонью по подлокотнику, призывая меня подойти ближе. Встав с колен, я подошла к Хелкаарану и уселась у подножия его кресла. Бледная рука легла мне на волосы и осторожно погладила.
- Не волнуйся, все будет хорошо, — тихо произнес он. — Завтра мы закончим войну, и весь мир будет лежать у наших ног. Ты будешь рядом, когда я одержу победу?
- Если ты этого хочешь, мой король.
Конечно, я хотела быть рядом и не только потому, что исполнится мечта моего возлюбленного, но еще и затем, чтобы проследить, как будут обращаться с побежденными. Все же ради высших целей Зимний король был способен на жестокость.
- Я знаю, где сейчас все твои мысли, ступай и присмотри за ней. Она дала клятву, и ты за нее в ответе, если она совершит какую-нибудь глупость, я спрошу с тебя.
- Да, Владыка.
Резво подскочив, я буквально вылетела из шатра, даже не сразу обратив внимание на окликнувшего меня стражника. Он сообщил, что Ариану разместили в моей палатке, и я, не теряя времени, побежала к обессиленной подруге. Самое главное она теперь со мной, а вместе мы уже выберемся из любой заварушки.



Катерина Фролова

Отредактировано: 12.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться