Прерванная связь

Глава первая: Ведьма не умеющая колдовать

— Ну давай же, давай! — Я сейчас наверно жалко выгляжу, стою над тремя прутьями дерева и кричу на них, но все равно ничего не происходит. Я собрала всю силу в кулак и сосредоточилась на мысли о том, что прутья стали стулом. — Стань стулом! — Слишком громко выкрикнула я, видимо надеясь, что чем громче будет мой голос, тем больше шансов, что прутья повинуются моему приказу, но увы ничего не произошло, впрочем, как всегда.

Я даже магии не почувствовала, никакой искры, за всю свою жизнь, я даже пылинку магией не сдула. От отчаянья я со всей силой топнула ногой. Экзамен по проверки магических способностей уже завтра, а я как и была простой дурой, так и осталось. Мама наверно заплачет от ужаса, когда узнает, что её дочь не может сотворить элементарную магию. Я вздохнула и принялась жевать свои волосы, всегда так делаю когда нервничаю, помогает успокоиться.

Экзамен магических способностей, по моему мнению полная чушь. Нас проверяют на то, можем ли мы держать свои способности под контролем. Я вот лично могу, за всю жизнь, даже в неосознанном детстве, я не сотворила ни одного заклинания, прекрасный контроль! Но этим комиссию не проведёшь, я даже представляю вопрос который они мне зададут, когда я не смогу сотворить заклинание. Самый главный из них, это наверно окажется какой-нибудь древний старик в очка, немного привстанет и поправляя очки спросит: «Неужели, потомок одной из сильнейших ведьм не может воспроизвести элементарное заклинание?», а потом он сядет обратно и вся они, все семь участников комиссии неодобрительно покачают головой и начнут что-то быстро писать в своих бланках. А на следующих день, то есть послезавтра, мама будет активно собираться в Торнадон, школу для ведьм и колдунов от шестнадцати до двадцати одного года, где царит мрак и уныние. От этой мысли меня передернуло. Почти никому не удаётся отвертеться от Торнадона, кто-то слишком слабо контролирует свою магию, а у кого-то магия сама по себе слишком слаба. Но это все враньё, задача комиссии в основном состоит в том, чтобы не позволить подросткам ходить по улице и разбрасываться магией, тем самым подвергая раскрыть наше существование симплексам, в смысле обычным людям, хотя для этого и магией то пользоваться не надо, они и так нас чувствуют. То есть не мысленно чувствуют и не на каком-нибудь там подсознательном уровне, а по жару, который от нас исходит. Простому человеку этот жар не повредит, просто будет вызывать неприятные ощущения, в худшем случае, на коже появятся раздражения. Но перегренорумы (так называют нас одним словом, короче это любое существо, имеющее хоть одну каплю магии в крови, типа ведьм, колдунов, оборотней, банш, фей, эльфов, гномов и тому подобное,) не чувствуют этот жар, поэтому мы можем спокойно общаться друг с другом. Но вот например с людьми, перегренорумы почти не общаются, по крайней мере друзей среди людей у перегренорумов нет, так как любое касание симплекса причиняет нам невероятную боль и в худшем случае может убить, от этой мысли я перевела взгляд на своё предплечье, где был шрам по форме напоминающий человеческую руку, вечное напоминание о том, что с симплексами лучше дело не иметь. Я прикоснулась к шраму и на глаза нахлынул туман, я снова очутилась там, снова эти одновременно прекрасные и ужасные воспоминания. От магии голова раскалывалась, а шрам начало жечь, как в тот вечер.

***
Очнулась я лёжа на полу, около меня обеспокоено сидела мама и не касаясь шрама проводила над ним рукой, что-то тихо приговаривая.

— Алиса! — Мама сразу же притянула меня к себе и обняла. — Я так волновалась.

— Все нормально. — Я попыталась вырваться, но мама держала меня слишком сильно — Отпусти меня, пожалуйста. — Проскулила я, когда воздуха в лёгких почти не осталось и я начала задыхаться.

— Я зашла к тебе, чтобы разбудить, а вижу ты лежишь без сознания. — Она что-то там тараторила, но я уже перестала её слушать.

— Да, да. — Говорила я, даже не пытаясь понять тему разговора, но потом туманное состояние прошло и до меня вдруг дошло. — В смысле, разбудить? — Я перевела взгляд на часы. — Сейчас ведь только шесть часов вечера.

— Нет Алиса. Сейчас шесть часов утра. — Мама встревоженно уставилась на меня. — Экзамен магических способностей начнётся через четыре часа, я разбудила тебя пораньше, чтобы ты успела все сделать и ещё раз потренироваться.

Я уверена, что мои зрачки сейчас увеличились от страха, хотя они всегда были увеличены, но сейчас они наверно вышли за рамки дозволенного и чернота поглотила все глазное яблоко. Страх охватил всю меня, вместо того, чтобы тренироваться, я всю ночь, много раз подряд проживала тот ужасный день.

— Пойдём. — Мама помогла мне подняться. — Сегодня будет насыщенное утро. — Я встала и последовала за ней.

Когда мы спустились на первый этаж и вошли на кухню, я увидела всех членов нашей семьи, моего старшего брата Льюиса и отца Ричарда. Льюису сейчас двадцать лет и он один из тех счастливчиков, которые смогли безупречно пройти экзамен, так что комиссия не смогла найти, к чему придраться. Но с восемнадцати лет его сразу устроили на работу, он работает официантом, в одном из магических кафе, куда вход для симплексов закрыт. Мы с Льюисом очень схожи во внешности, впрочем, как и вся наша остальная семья со стороны мамы. Мамина семья, ну и конечно мы — потомки одной из первых ведьм. А от ведьм и колдунов из могущественной шестёрки, по прямой линии всегда передаются особенности внешности, и даже спустя тысячу лет, внешность самой первой ведьмы и допустим моя, будут абсолютно идентичны. То есть, я не хочу сказать, что мы все близнецы. Я имею ввиду цвет волос, кожи, глаз, наличие веснушек или ямочек на щеках и что-то типа того. Но если смешивается кровь двух могущественных ведьм или колдунов, то там все намного сложнее, там все завит от доминантных генов, но в основном, при смешивании крови двух потомков ведьм или колдунов из магической шестёрки, рождаются двойняшки, у первой доминирует кровь матери, а у второй двойняшки кровь отца или наоборот. Вот поэтому, многие думают, что мы с Льюисом близнецы. Хотя соглашусь, выглядим мы действительно как близнецы, к нас у обоих ярко-рыжие волосы, янтарно-зеленые глаза, хотя зрачки полностью скрывают их, у всех перегренорумов зрачки полностью скрывают цвет глаз, на носу и щеках россыпью лежат веснушки и ярко выражены скулы. И самое ужасное в том, что ты перегренорум, так это то, что ты не можешь покрасить волосы, поверьте, я пробовала. После того, как я покрасила волосы, на следующий день они снова стали ярко-рыжими, как огонь.



Марисса Н. К.

Отредактировано: 07.06.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться